О Боснии долгое время практически ничего не было слышно, а жители этой страны различного этнического и религиозного происхождения продолжали жить своей жизнью, несмотря на чрезвычайно хрупкую структуру страны. 

Изображения улиц, которые на прошлой неделе возникли в городе Тузла и скоропостижно отозвались эхом в разных городах страны — от исторического Мостара до столицы Сараево, неожиданно поставили ситуацию в Боснии в ряд текущих мировых событий. 

Причина сохранения концентрации внимания на этой стране, несмотря на то, что протестующих в определенной мере удалось успокоить, состоит не только в том, что тысячи человек, выйдя на улицы, восстали против властей. 

Демонстрантов беспокоит экономика. Приватизационная кампания в Боснии привела к банкротству множества заводов и сокращению многих рабочих мест. Немаловажную роль сыграли и коррупционные преступления. Оставшись без работы, люди хотели быть услышанными. К ним присоединились недовольные ходом событий студенты, служащие, интеллигенция. 

Главная причина, по которой протесты в Боснии вызывают беспокойство во всем мире, это опасность нарушения политических и социальных балансов, которые и без того висят на волоске в этой стране; или, если сказать иначе, возрастает риск «балканизации» Боснии и Герцеговины. 

Смешанная система

Босния и Герцеговина — одна из стран, которые в начале 1990-х годов в результате «балканизации» Югославии, а именно ее распада, провозгласили свою независимость. Однако смешанная структура населения и болезненная география Боснии и Герцеговины привели к трехлетней гражданской войне, в результате которой погибли более 100 тысяч человек и 2 миллиона были вынуждены покинуть свои дома. 

В 1995 году в результате подписания Дейтонского соглашения огонь был прекращен, и стране была дана новая политическая структура. В соответствии с ней (с учетом того, что 43% четырехмиллионного населения составляют боснийцы, 31% сербы, 17% хорваты) на этих территориях были созданы «Федерация Боснии и Герцеговины» и «Сербская Республика». 

В целом страна представляет собой крайне слабую федерацию. Каждый регион, каждый кантон обладает отдельными администрациями и парламентами. Наряду с центральным правительством, есть президент, но и на этом посту происходит чередование в зависимости от боснийской, сербской и хорватской идентичности. 

Такая формула была найдена в Дейтоне для достижения всеми сторонами согласия, но со временем обнаружилось, что она абсолютно не функциональна, при этом этнические и религиозные расхождения углубляются с еще большей силой. 

На примере происходящих в последнее время событий стало очевидно, что эта смешанная система не способна справиться с политическими, экономическими и социальными проблемами страны. 

Необходимы безотлагательные реформы

Хрупкость созданной по Дейтонскому соглашению политической структуры теперь признается и международным сообществом. Как известно, националистические лидеры Сербской Республики желают отделиться от Боснии и Герцеговины и продолжать свое существование в связке с Белградом. В то же время ясно, что хорватские националисты также демонстрируют сепаратистские настроения и поворачиваются лицом к Загребу.  

Наибольшие опасения сегодня вызывает вероятность того, что «микронационалистические» и сепаратистские течения подведут страну к новой «балканизации», а именно к распаду. 

Министр иностранных дел Ахмет Давутоглу в ходе своего весьма своевременно состоявшегося визита в Боснию привлек внимание к этой опасности и подчеркнул необходимость движения страны к формированию новой политической и экономической структуры при содействии международного сообщества. И чем быстрее, тем лучше для всех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.