Столетний спор о том, должен ли президент награждать своих политических помощников и союзников постами послов, снова разгорелся после серии досадных оплошностей, допущенных выбранными президентом Обамой кандидатами.

К примеру, кандидат на должность посла США в Норвегии вызвал массу недовольства в Осло, охарактеризовав одну из правящих партий страны как экстремистскую. Продюсер мыльных опер, ставший кандидатом на пост посла США в Венгрии, не знает практически ничего о той стране, где ей предстоит жить. Один из руководителей предвыборной кампании Обамы, ставший кандидатом на должность посла в Аргентине, признался, что он никогда прежде не был в этой стране и еще плохо говорит по-испански. 

Даже бывший сенатор Макс Бокас (Max Baucus), новый американский посол в Пекине, сумел очень удивить всех своим признанием: «Я не эксперт по Китаю».

Все эти оплошности и неуместные высказывания лишний раз подчеркнули риски награждения богатых спонсоров и обладающих хорошими связями политиков дипломатическими постами и стали отличным поводом для республиканцев, всегда готовых раскритиковать Белый дом. Эти случаи также делают акцент на том, что президент, который когда-то вызывал гнев спонсоров, отказывая им в привилегиях, вдруг начал следовать примеру своих предшественников, раздавая дипломатические посты десяткам своих сторонников.

«То, что вы были спонсором президентской предвыборной кампании, не гарантирует вам место в администрации, но при этом не мешает вам его получить», — заявил в беседе с репортерами пресс-секретарь Белого дома Джей Карни (Jay Carney). 

В течение нескольких десятилетий президенты придерживались правила «70 на 30» в вопросе подобных назначений, выдвигая карьерных кадровых дипломатов приблизительно на 70% мест в американских миссиях за границей и оставляя 30% мест для своих политических союзников.

По данным американской ассоциации дипломатических служб (American Foreign Service Association), за время пребывания Обамы на посту президента доля дипломатов, выбранных из рядов его политических союзников, достигла 37%. По данным этой группы, с момента начала его второго срока 53% назначенных послов были выбраны из числа его сторонников.

Представители этой группы утверждают, что эти цифры стали практически рекордными, если сравнивать их с данными о предшественниках Обамы. Рональд Рейган и Джеральд Форд назначили своих сторонников на 38% дипломатических постов. На другом конце этой шкалы находятся Билл Клинтон и Джимми Картер, которые назначили своих союзников на 27% дипломатических постов. Для Джорджа Буша-младшего и его отца эти цифры составили 30% и 31%соответственно.

По словам представителей администрации Обамы, такое большое число назначений из числа сторонников президента объясняется новой волной вакансий, которые обычно отдаются недипломатам. В ближайшие месяцы, как они утверждают, ситуация должна измениться.

Тем не менее, это стало довольно примечательным поворотом на 180 градусов по сравнению с первым годом Обамы на посту президента, когда он отдал своим политическим спонсорам только 10% посольских постов, что очень разозлило тех, кому этих должностей не хватило.

Сенатор Джон МакКейн, член Комитета Сената по международным отношениям, сказал в своем интервью, что некоторые из новых кандидатов Обамы оказались «по-настоящему настораживающими», потому что им не хватает квалификации. «Когда вы назначаете на должность посла кого-то, кто ни разу не был в этой стране, вы испытываете судьбу», — добавил он.

Проблемы начались в январе, когда Джордж Цунис (George Tsunis), руководитель сети Chartwell Hotels, пожертвовавший миллион долларов на предвыборную кампанию Обамы выступил с речью на слушании по вопросу об утверждении его в должности посла в Норвегии. Цунис признался, что он никогда прежде не был в этой скандинавской стране, и среди прочего заявил, что норвежская Партия прогресса относится к второстепенным маргинальным партиям. На самом деле эта партия входит в состав правоцентристской правящей коалиции Норвегии.

Ноя Мамета (Noah Bryson Mamet) спросили во время слушания по вопросу его утверждения на пост посла в Аргентине, был ли он когда-нибудь в этой стране. «У меня прежде не было возможности посетить эту страну», — ответил Мамет, который собрал более 500 тысяч долларов на переизбрание Обамы.

Во время этого же слушания Роберт Барбер (Robert C. Barber), который пожертвовал более 1,6 миллиона долларов на кампанию Обамы в 2012 году и стал кандидатом на пост посла в Исландии, признался, что он никогда не был в этой северной стране.

Стоит вспомнить и о Коллин Белл (Colleen Bell), кандидате на пост посла в Венгрии и продюсере сериала «Дерзкие и красивые», которая собрала и пожертвовала около 800 тысяч долларов на предвыборную кампанию Обамы. Она с трудом ответила на вопросы о стратегических интересах США в этой стране, которая вызывает все больше опасений у международного сообщества в связи с увеличением числа представителей ультраправых в парламенте страны и отношением к евреям и другим меньшинствам.

«У меня нет больше вопросов к этой чрезвычайно высококвалифицированной группе кандидатов», — саркастично отметил МакКейн во время слушания.

В своем заявлении Дэвид Уэйд (David Wade), начальник секретариата госсекретаря Джона Керри, подчеркнул, что ряд кандидатов, начиная с Ширли Темпл (Shirley Temple) и заканчивая Уолтером Мондейлом (Walter Mondale), были с радостью одобрены в качестве дипломатов. Представители Белого дома отмечают, что некоторые из кандидатов, предложенные Обамой в течение его первого срока, такие как сделавший карьеру в индустрии развлечений Чарльз Ривкин (Charles Rivkin), ставший послом во Франции, и юрист Джон Руз (John Victor Roos), ставший послом в Японии, получили чрезвычайно высокую оценку за свои заслуги на дипломатических должностях.

«То, что посол провел несколько десятилетий на должности руководителя компании, губернатора или сенатора — это его сила, а вовсе не недостаток, — сказал Уэйд. — Здесь важна личность человека, а не то, из какой сферы он вышел». 

Кандидатами в послы США помимо спонсоров также стали и бывшие помощники Обамы по Белому дому и его предвыборной кампании. Среди них оказались Патрик Гаспар (Patrick Gaspard), выдвинутый на должность посла в Южной Африке, Руфус Гиффорд (Rufus Gifford), кандидат на должность посла в Дании, и Марк Чайлдресс (Mark Childress), кандидат на должность посла в Танзании. Обама также выдвинул бывшего помощника юрисконсульта Белого дома Кассандру Баттс (Cassandra Butts) на должность главы миссии на Багамах.

Как и прежде некоторые из кандидатов, не имеющие дипломатического образования, сразу же оказались в сложном положении. Во время первого срока Обамы послы на Мальте, в Люксембурге, Кении и на Багамах подали в отставку сразу же после того, как генеральные инспекторы выявили ошибки в руководстве.

«Меня поражает то, что Госдепартамент позволил занять эти должности совершенно неподготовленным людям, — сказал Том Корологос (Tom Korologos), советник в юридической компании DLA Piper, занимавший пост посла в Бельгии при президенте Джордже Буше-младшем. — Когда я проходил процедуру слушания по вопросу моего назначения на пост посла в Бельгии, я знал о Бельгии больше, чем сами бельгийцы». 

Все кандидаты проходят то, что в неформальных беседах называют «школой послов», когда они изучают ту страну, где им предстоит работать, и работают с референтом в Госдепартаменте, разбираясь в текущих делах и вопросах.

Обязательного требования о том, чтобы кандидат на посольский пост — будь то политический или карьерный кандидат — должен посетить страну, в которой он будет позже работать, не существует. Последний посол в Аргентине, политический кандидат Вилма Мартинез (Vilma Socorro Martinez), никогда не была в этой стране до своего назначения. Однако зачастую кандидаты на дипломатические посты бегло разговаривают на языке страны или в некотором смысле связаны с тем регионом, где она расположена.

Существует масса примеров оплошностей и ошибок послов, подучивших свои должности благодаря своей спонсорской помощи или заслугам перед лидерами страны. Максвелл Глак (Maxwell Gluck), владелец сети магазинов женской одежды, который стал кандидатом на должность посла США на Цейлоне в 1957 году, не смог назвать имени премьер-министра этой страны, которая сейчас носит название Шри-Ланка, и, тем не менее, его утвердили в этой должности. Посол Джорджа Буша-старшего в Италии Питер Секкья (Peter Secchia) оказался в крайне неловкой ситуации, заявив, что ему очень нравятся «красивые девушки», живущие в этой стране, тогда как еще один член Республиканской партии отправился в Испанию в качестве посла, не зная ни слова по-испански.

Профессор по международной политике государственного университета Пенсильвании Деннис Джетт (Dennis Jett), считает, что распределение дипломатических постов в США прежде было исключительно вопросом покровительства. Президент Джеймс Гарфилд (James A. Garfield) был убил в 1881 году Шарлем Гито (Charles J. Guiteau), который рассердился на него за то, что президент не назначил его на пост посла в какой-нибудь европейской стране. Принятый в 1924 году Закон Роджерса устанавливал профессиональную дипломатическую службу, но не запрещал получать дипломатические должности политическим кандидатам.

Джетт, бывший карьерный дипломат, служивший в 1990-е годы послом США в Перу и Мозамбике, утверждает, что сейчас нет никаких механизмов, которые могли бы помешать политическим кандидатам получать дипломатические должности. Он выступает в поддержку ежегодной оценки эффективности работы карьерных и политических дипломатов, которая позволяет выявить серьезные недочеты.

Американская ассоциация дипломатических служб, которая представляет карьерных дипломатов, планирует 25 февраля выпустить руководство, в котором будут изложены основные требования к кандидату на должность начальника миссии. В настоящее время подобного набора инструкций не существует, хотя в Законе о дипломатических службах 1980 года говорится, что на эти должности необходимо назначать «карьерных членов внешнеполитической службы, хотя время от времени обстоятельства могут стать основанием для назначения квалифицированных специалистов, которые не являются карьерными дипломатами». Там также говорится, что «вклад в политические кампании не должен становиться фактором, определяющим назначение человека на должность руководителя миссии».

Президент Ассоциации Роберт Сильверман (Robert Silverman) утверждает, что в своем руководстве они делают акцент на развитых управленческих навыках и способности отстаивать стратегические интересы Америки.

«В этом руководстве будет говориться о преимуществе людей, которые на протяжении всей своей профессиональной карьеры готовились занять именно эту должность», — объяснил Сильверман, добавив, однако, что там не будет запрета на то, чтобы дипломатические ряды пополнялись за счет «талантливых людей со стороны». 

Норвежцы, между тем, продолжают негодовать в связи с ошибочными замечаниями Цуниса относительно Партии прогресса. Йен Эллингсен (Jan Arild Ellingsen), член этой партии, входящий в состав парламента страны, заявил, что подобные высказывания являются «неприемлемыми» и это «провокация», и потребовал извинений.

Ответ Цуниса оказался вполне дипломатическим: он позвонил норвежским политикам и принес свои извинения. Он также связался с Андерсом Твегардом (Anders Tvegard), вашингтонским корреспондентом Norwegian Broadcasting Corp., и предложил ему дать интервью — но только после того, как его кандидатура будет одобрена Сенатом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.