Министр обороны Чак Хэйгел (Chuck Hagel) сделал в Пентагоне предупредительный выстрел, объявив о значительных сокращениях в сухопутных войсках. Сокращение этого компонента регулярных войск с 580 до 450 тысяч не вернет нас к численности сухопутных войск в 280 тысяч человек в период между двумя мировыми войнами, когда выдвинулись великие военачальники, такие как Дуайт Эйзенхауэр, Джордж Маршалл, Джордж Паттон и Дуглас Макартур. И тем не менее, это существенное сокращение численности личного состава.

Нет сомнений, что это вызовет начало «Третьей мировой» на Капитолийском холме и в рядах тех, кого Эйзенхауэр называл нашим военно-промышленным комплексом. Но Хэйгел не должен отступать, поскольку пришло время решительных действий в этом направлении. Он должен настаивать на таких сокращениях по трем причинам:

Во-первых, если мы всерьез нацелились на сокращение и оптимизацию федеральных расходов, то Министерство обороны и армию ни в коем случае нельзя исключать из бюджетной борьбы. По данным аналитического центра National Priorities Project, дискреционные расходы (расходы сверх жизненно необходимых – прим. перев.) составляют 30% от федерального бюджета, а из этой суммы на долю обороны приходится почти 60% того, что мы можем сократить.

У современных систем вооружений астрономические цены, но грязный секрет заключается в  том, что одна из самых крупных статей в бюджете Пентагона – это затраты на личный состав – в основном  на денежное довольствие и здравоохранение. В проекте военного бюджета на 2014 год на сумму 527 миллиардов долларов эти расходы составляют 26%. Учитывая то, что сухопутные войска – это самый многочисленный вид вооруженных сил, им придется вынести основную тяжесть планируемых сокращений.

Во-вторых,  после двух продолжительных и безрезультатных войн в Ираке и Афганистане американское общество вряд и поддержит очередной крупный эксперимент национального строительства и войны против повстанческих группировок.

Те военные миссии, которые могут найти поддержку у народа – а это спецоперации в рамках контртеррористической борьбы, нацеленные против «Аль-Каиды» удары беспилотников с дистанционным управлением и опосредованная военная помощь оказавшимся в трудном положении союзникам – не требуют присутствия на местах многотысячных частей и соединений, из-за которых численность сухопутных войск в последние годы заметно увеличилась. Скорее всего, в обозримом будущем кончиком копья в военных миссиях США станут ВМС и ВВС, которые будут выполнять задачи по поддержанию мира между Китаем и его соседями, вести кибервойны и войны беспилотников. А для этого много личного состава не требуется.

И наконец, в мрачной темной туче крупномасштабных оборонных сокращений проблескивает яркий луч надежды. Смелые бюджетные сокращения создают возможности для «созидательного разрушения», которое экономист Йозеф Шумпетер (Joseph Schumpeter) считал гениальной особенностью капитализма.

Конечно, такая аналогия далеко не совершенна, но военные историки уже отмечали случаи, когда периоды серьезных сокращений бюджета и личного состава порождали периоды великого стратегического новаторства. Германская армия после Первой мировой войны и американские вооруженные силы после Вьетнама это два ярких примера организационных невзгод и испытаний, приведших к мощным качественным скачкам.

Столь серьезные сокращения непременно заставят Соединенные Штаты  еще больше оптимизировать свое зарубежное военное присутствие. Иракский президент Нури аль-Малики (премьер-министр – прим. перев.) уже указал нам на дверь, отказавшись подписывать соглашение о статусе сил, предусматривавшее присутствие в стране небольшого воинского контингента, который мы надеялись оставить на иракской земле. Афганский президент Хамид Карзай может оказаться столь же негостеприимным.

Но сухопутные войска США сохраняют значительное присутствие в Европе и в Южной Корее. Если бы нам пришлось выбирать, мы могли бы спокойно сократить численность войск на европейском континенте, оставив группировку на Корейском полуострове. Наряду с возможностью возникновения наземной войны в Корее, наша привязка к Азии это главным образом ответ на возможные вызовы со стороны ВМС Китая, который не требует мощной сухопутной группировки.

Столь глубокие сокращения будут болезненными – для администрации в политическом плане и непосредственно для наших людей в военной форме. Поэтому их не следует осуществлять кавалерийским наскоком. С другой стороны, перефразируя Наполеона, мы можем сказать: если нам нужны значительные сокращения, проводить их нужно «энергично и жестко. Это единственный способ сделать данный период короче, а следовательно, гуманнее». В конечном итоге это пойдет на пользу нашей армии и нашей стране.

Примечание редактора: Майкл Деш – профессор, заведующий кафедрой политологии Нотрдамского университета. Он специализируется на вопросах международной безопасности и американской внешней и оборонной  политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.