Киев — Их жестокость, агрессивность и бесчувственность шокировали украинцев уже ни раз. В последний раз — на прошлой неделе, во время «кровавой бани» на киевском Майдане.

Теперь подразделение специального назначения «Беркут» ликвидировано приказом поставленного оппозицией временного министра МВД Украины Арсена Авакова. Приказ вступил в силу сразу же. «"Беркута" больше нет. Подписал приказ номер 144 от 25 февраля 2014 года», — написал новый глава МВД на Facebook.

Именно «Беркут» стал символом полицейского насилия, которое украинский режим совершал над собственным народом. На совести до зубов вооруженных бойцов «Беркута» больше всего человеческих жизней, угасших на площади Независимости. 

За то, что они поехали на Майдан, специально обученные мужчины из самых разных уголков Украины получили доплату — от 5 тысяч до 15 тысяч украинских гривен. В переводе на чешские кроны — от 10 тысяч до 30 тысяч.

 

Элита с высокой зарплатой

 

Еще недавно желающих служить в «Беркуте» было очень много. На место бойца был конкурс до четырех человек. «Беркут» привлекал не только престижем, но и по украинским меркам очень высокой зарплатой.

Если рядовой сотрудник полиции зарабатывал около 8 тысяч крон (1 крона - около 1,8 рубля – прим. пер.), боец «Беркута» получал 13,5 тысячи крон в месяц. 

Таким образом, спецподразделение могло выбирать. Брали главным образом сильных мужчин, которые затем проходили серьезное обучение. Гораздо более серьезное, чем то, с которым сталкивались их рядовые коллеги.

Те, кто справлялся с тренировками, становились элитой, которой в любую минуту могли приказать вмешаться в происходящее в любой части Украины. Как в ноябре, декабре, январе и феврале на протестах в Киеве.

 

Волынский «Беркут»

 

Одна из частей спецподразделения, по приказу прибывшая в столицу, была часть из Волынской области, небольшого и менее населенного региона страны на границе с Польшей и Белоруссией.

Глава волынского «Беркута» Дмитрий Беляев теперь на допросе у активистов оппозиции признал, что за вмешательство в происходящее на Майдане его люди получили не только уже упомянутую доплату, но и обещание выделить им квартиры в столице региона Луцке.

«23 ноября в районе пяти часов вечера глава по внутренним вопросам в Волыни приказал спецподразделениям ехать в Киев», — цитирует показания Беляева пресс-служба Евромайдана. 

«Мы прибыли 24 ноября. Ребята за этот выезд получили премии. Кто-то больше, кто-то меньше. В зависимости от того, кто как долго там пробыл, кто как сменялся. Кто-то получил 7 тысяч гривен, кто-то 5 тысяч, но большинство — 10 тысяч», — утверждает Беляев.

Он как руководитель якобы получил за Майдан до 20 тысяч гривен (41 тысяча крон).

 

В эпицентре

 

В январе группа ненадолго вернулась в Луцк, пока их опять не отправили в Киев. 20 января бойцов дислоцировали прямо в эпицентр боев — на улицу Грушевского. «За нами жгли баки, у них мы согревались», — рассказал глава волынского «Беркута». 

То, что в Киев они привезли огнестрельное оружие, Беляев решительно отрицает. «Мы привезли 30 щитов, 35 резиновых дубинок, 80 газовых бомб, 35 комплектов наручников и 35 шлемов… Там еще были газовые гранаты, где-то около шести штук…  Не много, потому что мы небольшая часть», — объяснил он.

У здания правительства волынский «Беркут», по словам Беляева, попал под обстрел. «Не знаю, был ли это снайпер, но… в течение пяти минут я потерял 12 человек», — утверждает руководитель из Волыни.

И если у них якобы не было оружия, части «Беркута» из других регионов явно им располагали.

«Бойцы из Днепропетровска были вооружены. Крупные части с востока Украины оружие получили. Раздавали не пистолеты, а автоматы Калашникова — под патроны 5,45 миллиметра», - говорит Беляев.

 

Часть ОМОНа

 

То, что «Беркут» не является некой «централизованной армией», а делится на части по регионам, объясняет история.

Эти подразделения специального назначения возникли уже в конце 80-х годов, когда Украина была частью Советского Союза. Как украинское подразделение российского ОМОНа.

Когда страна в 1992 году объявила независимость, подразделение получило свое современное название. И осталось там, где оно было еще в советскую эпоху — в каждом областном центре.

Численность бойцов «Беркута» варьируется от региона к региону — где-то их около 50, где-то несколько сотен. Волынская часть относилась к менее многочисленным.

Еще в январе 2008 года официально сообщалось, что «Беркут» в общей сложности начитывает 3250 бойцов. Теперь говорят о 4–5 тысячах.

 

Изначальная задача — освобождать заложников

 

Изначальная задача «Беркута» была не той, которую мы знаем теперь. Бойцы должны были противостоять организованной преступности, освобождать заложников… Интересно, что их задачи определял не закон, а только предписания Министерства внутренних дел Украины.

«(Его) компетенции и обязанности нигде четко не определены. Прежде всего, не существует предписаний о том, что подразделение не имеет права делать», — обращал внимание во время беспорядков Николай Хавронюк из украинского Центра политико-правовых реформ.

Это означает, что решения о действиях спецподразделения всегда принимало исключительно руководство МВД — то есть правительство. Не парламент. 

В последние годы министерство отправляло бойцов главным образом на митинги. Официальной задачей считалось «обеспечение общественного порядка на государственных, а также общественных, политических и религиозных массовых мероприятиях и на культурных событиях» (определение с правительственного сайта).  

Что именно означает «обеспечение общественного порядка» уже не объясняется.

 

«Мы не вы»

 

Правозащитник и активист Олег Мартыненко несколько недель назад уже предупреждал о «Беркуте», причем несколько раз. В интервью западным СМИ он, например, обращал внимание на то, что бойцы проходят особый психологический тренинг. 

Якобы им систематически внушали, что демонстранты представляют явную угрозу. «Именно поэтому они были готовы вмешаться с помощью любых средств, когда получили приказ», — объяснял Мартыненко Deutsche Welle.

Поэтому бойцы не сомневались, стреляя в людей (несколько свидетелей сняли все на видео). Теперь, часто оправдано, сотрудники «Беркута» опасаются мести.

Боится и Дмитрий Беляев. Активистам, которые допрашивали его в Луцке, он сказал, что в доме, где он живет, также проживают его семья и тетя.

«Если вы подожжете мой дом, помните, что там живет и моя тетя. Ее вы ни в чем обвинять не можете», — обратил внимание Беляев.

«Мы не вы. Мы не упадем до вашего уровня», — якобы ответил ему Павел Данильчук, руководитель «Правого сектора» на Волыни и один из лидеров волынского обороны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.