Гегемония прибегает к репрессиям, чтобы помешать распаду общественного порядка. Почему так происходит? Во многом это связано с глубоким экзистенциальным кризисом, который в настоящее время переживает Венесуэла.

Если и существует в стране некое квази-согласие, то оно заключается в том, что ситуация в стране плохая, а в будущем она будет ухудшаться еще больше. Такого мнения придерживаются как официальные власти, так и оппозиция. При этом они называют различные причины, приведшие страну к такому положению, обвиняя друг друга во всех грехах. 

В Венесуэле нарастает понимание того, что в стране имеет место резкое ухудшение  экономической, политической и социальной обстановки. Это происходит не только в крупных городах, но и в провинции. Такого мнения придерживаются все социальные слои населения Венесуэлы.

Это не является «классовым» восприятием, как это пытаются показать некоторые политические лидеры.

Очень трудно объяснить, как возможно при цене на нефть в 100 долларов за баррель создать в крупнейшей нефтедобывающей стране всеобщий дефицит, готовый перерасти в гуманитарную катастрофу.

Мадуро стремительно теряет управляемость страной, целые районы уходят из-под его контроля, что признают даже его сторонники.

С каждым днем усиливается возможность наступления мегакризиса в Венесуэле. В этих условиях правящий режим в качестве ответа на новый вызов выбрал политические, экономические и коммуникационные  репрессии,  а также насильственное подавление уличных протестов.

Больше всего Мадуро и его кабинет министров беспокоит непокорность студентов, а также нарастание протестных настроений среди различных слоев населения, которые раньше  были верными сторонниками чавистов.

Неспособность властей обуздать рост преступности в стране привела к тому, что грабежи магазинов  стали обычным явлением.

Призыв Мадуро провести общенациональную конференцию во имя мира, направлен  на то, чтобы остановить протестное движение и уменьшить напряженность в обществе.

Официальные власти Венесуэлы - опытные кукловоды, у них богатый опыт в смене «декораций», однако оппозиция не готова играть в псевдодемократические игры. На протяжении продолжительного времени страна вместо того, чтобы искать пути выхода из кризиса, скатывается в пропасть. Призывы к диалогу на фоне усиливающихся репрессий  выглядят смехотворными.

Чтобы вести реальный диалог, необходимо, в первую очередь, прекратить репрессии, а ответственные за гибель мирных людей  и пытки должны предстать перед судом.

Необходимо также, чтобы власти строго соблюдали права и свободы граждан. Правящий режим должен прекратить опираться на деспотизм и вернуться к строгому соблюдению норм конституции.

Это реально? 

Да, но лишь  при отказе от политики подавления свободомыслия  народа.

В заявлении Епископской Венесуэльской Конференции говорится:  «В нашей стране существуют различные взгляды не решение тех или иных проблем, однако ни одна точка зрения не имеет права доминировать над другой. Конституция Венесуэлы гарантирует плюрализм мнений для всех граждан страны».

Вот в чем суть вопроса.

Однако военно-политическое руководство страны стремится к тому, чтобы в обществе была представлена и доминировала только их точка зрения, абсолютно презирая возможность существования иного мнения.
 
Отсюда происходит нежелание властей  признать право граждан на свободное проведение уличных шествий и демонстраций.

Вот почему Венесуэла, как я уже говорил ранее, оказалась в глубоком экзистенциальном кризисе. Репрессии, развязанные Мадуро, лишь  усугубляют ситуацию. Выходом из создавшегося положения, может стать только отказ от гегемонии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.