Месяц назад в южнокорейском городе Ульсан прошла церемония, которая имеет принципиальное значение для хода нынешнего кризиса на Украине. Президент Литвы Даля Грибаускайте там нарекла именем «Независимость» огромный корабль, изготовленный по заказу литовского правительства норвежской компанией Höegh LNG и корейской Hyundai. Как только в конце этого года «Независимость» встанет на якорь у литовских берегов в Клайпеде, это судно превратится в плавучий терминал по приему сжиженного природного газа (СПГ). Тогда Литва должна стать действительно независимой от нынешних монополистических и необоснованно дорогих поставок российского Газпрома. Сегодня литовцы платят за газ у себя дома примерно на треть больше, чем в среднем по Европе.

В конце этого года поляки тоже должны завершить давно запланированный проект терминала СПГ, для которого у них уже даже есть договоренности о поставках газа из Катара. Итак, и поляки смогут почувствовать определенное послабление в давлении со стороны России, хотя из-за отсутствия инфраструктуры они не смогут экспортировать газ в другие страны Центральной Европы.

Споры о санкциях Европейского Союза в отношении России в связи с развитием событий на Украине и возможный ответ Кремля на эти меры — это очень болезненная сейчас тема для европейских экономистов и предпринимателей. Особенно в странах Центральной Европы, которые крайне зависимы от российского газа и другого сырья.

Но речь идет не только о сырье. Россия и Украина для польских, чешских и венгерских производителей - очень важный, растущий рынок. Например, акции венгерского производителя лекарств Gedeon Richter в этом месяце резко упали, в том числе и потому, что ключевые для компании рынки — российский и украинский. Польские и литовские производители мяса и мясных изделий уже давно сталкиваются с разного рода препятствиями и запретами ввоза на российский рынок.

Критики России из рядов центрально-европейских политиков заслужили в Брюсселе звание русофобов, которых нет смысла слушать, еще в период газового кризиса зимой 2009 года, когда в Европу перестал поступать российский газ через Украину. Тему энергетической безопасности и отношений с Россией в ЕС последним усиленно поднимал президент Польши Лех Качиньский, который трагически погиб в апреле 2010 года.

Вместе с разговорами о санкциях в связи с Украиной тема экономических отношений с Россией вернулась с новой силой. С одной стороны привлекательный, с другой — и без обострения ситуации на Украине этот крайне рискованный рынок для стран, сильно пострадавших от финансового кризиса, был в каком-то смысле незаменимым.

Былые времена, судя по всему, возвращаются. И хотя, например, Венгрия незадолго до обострения ситуации на Украине договорилась с Кремлем о кредите на строительство двух блоков атомной электростанции, политикам и бизнесу теперь будет гораздо сложнее принимать решение, стоит ли сильнее себя связывать с российским рынком (а таким образом — и с правительством). Политические риски там радикально выросли. Например, некоторые министры чешского правительства уже говорят о том, что в такой ситуации немыслимо, чтобы российско-чешский консорциум MIR.1200 строил два новых блока АЭС «Темелин».

Газовая инфраструктура между Польшей, Чехией и Словакией не появится в течение месяца, и производители польских копченостей или венгерских лекарств в этот срок не найдут новые рынки, которые могли бы им заменить рынок российский. Но подход России на Украине и более или менее открытая агрессия в духе realpolitik, безусловно, заставили и экономистов, и предпринимателей начать думать о стратегических и долгосрочных вопросах.

Аналогичным образом свое присутствие на востоке снова обдумывают, например, немецкие компании, у которых в Центральной Европе есть ряд важных поставщиков. Германия может позволить себе санкции, сказала в пятницу Ангела Меркель, отмечая, что объем торговли между Германией и Россией «всего» 76 миллиардов евро, в то время как у соседней и в несколько раз меньшей Чехии — более 60 миллиардов евро. «Это показывает определенный масштаб, но не настолько большой, чтобы повлиять на экономику Германии», — сказала Меркель. И представители союзов предпринимателей Германии ее поддержали.

Таким образом, Меркель усилила голоса тех, кто утверждает, что экономический ответ России на возможные санкции со стороны Евросоюза страны ЕС прочувствуют на себе, но это продлится не так долго. Гораздо дольше негативные последствия будет ощущать российская экономика. И российский президент с помощью угроз национализировать активы европейских компаний в России на самом деле проверяет, насколько мягкими (или, наоборот, жесткими) европейцы хотят или могут быть по отношению к России.

В нынешний кризис президент Литвы стала одним из самых громких критиков России в Европейском Союзе. Жесткий подход России заставил Вильнюс вести переговоры, гарантировать себе источники газа и не ждать, что о совместном строительстве терминала СПГ договорятся все прибалтийские страны, а Брюссель их поддержит. Литовцы знают, что надо переходить от слов к делу. И поэтому «Независимость» в Клайпеде будут встречать с восторгом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.