За одну неделю до муниципальных выборов 30 марта на турецко-сирийской границе ВВС Турции сбили сирийский военный самолет. Вне зависимости от того, нарушил ли он воздушное пространство нашей страны или же летел по самой границе, сначала нам, сохраняя хладнокровие, необходимо выяснить, представлял ли этот сирийский истребитель такую прямую и критическую угрозу безопасности, которая создала бы необходимость в его уничтожении.

Таким образом, официальные инстанции просто обязаны освещать произошедшее так, чтобы в общественном мнении не возникло и тени сомнения относительно того, что это событие — не некая произвольная политическая акция, связанная с расчетами власти на приближающиеся выборы, а, напротив, оно представляет собой роковое вмешательство, напрямую касающееся безопасности страны.

В результате решение, необходимое для того, чтобы сбить военный самолет, принадлежащий соседней стране, с которой Турция не находится в состоянии открытой войны, обладает не техническим, а только политическим качеством.

Рассмотрим факт падения данного самолета с политической точки зрения. В результате совмещения ряда факторов — распространения накануне муниципальных выборов подозрений в коррупции и взяточничестве, конфликта с «Джамаатом Гюлена» и экономического застоя — власти Эрдогана грозит такая серьезная потеря голосов избирателей, которая может обойтись ему очень дорого. Представители власти в демократических государствах по итогам выборов приходят на руководящие посты, но при нормальных условиях в результате выборов также и покидают их.

То, что политический лидер чувствует себя обреченным оставаться у власти вечно, — с точки зрения самой сути демократии ситуация необычная. Считать, что власть лидера будет находиться под угрозой из-за вероятной утраты голосов на муниципальных выборах, и реагировать на эту возможность, как если бы это был вопрос жизни и смерти, — аномальное политическое поведение, характерное для склонных к авторитарности лидеров. Весьма притесняемые внутри страны авторитарные политики, действуя эгоистично и не воздерживаясь от того, чтобы бросить свою страну в огонь, могут увидеть средство достижения своих целей в поисках приключений за ее пределами.

Рассматривая случай с сирийским самолетом, сбитым за неделю до выборов, с этой точки зрения, с таким же скептическим взглядом мы должны подходить и к вероятности военного вмешательства, возникшей на повестке дня в связи с гробницей Сулеймана Шаха, территорией Турции, находящейся в 40 километрах от сирийской границы. Поступают сообщения о том, что относящаяся к «Аль-Каиде» организация «Исламское государство Ирака и Шама» (ИГИШ) угрожает атаковать охраняющее гробницу небольшое формирование турецких военнослужащих и даже устанавливает сроки для того, чтобы они покинули этот регион.

Если на гробницу будет совершена атака, Турция, несомненно, будет вынуждена дать ответ.

Тем не менее, для Турции важно не ждать момента, когда эта атака произойдет, а, приняв все необходимые сдерживающие меры, предотвратить ее. Нападение на гробницу Сулеймана Шаха не может быть ничем иным, кроме как провокацией, нацеленной на втягивание Турции в сирийское болото. О том, чтобы находящаяся там символическая турецкая военная единица представляла угрозу для ИШИГ в тактическом плане, не идет и речи.

Между тем напомним, что власти Партии справедливости и развития (ПСР) и их СМИ занимаются распространением идеи о том, что с целью приобретения легитимности своего присутствия в глазах Запада в качестве меньшего из зол режим Дамаска из укрытия наблюдает и даже поддерживает ИГИШ.

Все, кто озвучивает эти подозрения, не исключают вероятность того, что Дамаск приложил руку к угрозам, сделанным ИГИШ в отношении гробницы. Любой военный шаг, который ПСР предпримет без убеждения народа в его необходимости с приведением конкретных причин, будет воспринят как внешняя авантюра, направленная на увеличение голосов на выборах 30 марта. При этом интервенционистская агитация и пропаганда — это провокация войны с расчетом на выборы. Возможно, вмешательство в Сирию и добавит несколько баллов Эрдогану, но гораздо выше вероятность того, что в дальнейшем оно приведет к роковой потере.

Вопрос, о котором не нужно забывать всем людям, обеспокоенным сохранением своей власти любой ценой, заключается в том, что потерпевшую провал политику ПСР в Сирии не поддерживает даже ее собственный электорат, не говоря уже о том, что 72% турецкого народа выступают против вмешательства в дела этой страны. Безответственные и авантюрные шаги, сделанные при игнорировании этого факта, подведут Турцию к катастрофе, а турецкие власти — к падению и самоубийству.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.