Если вы объявляете свою территорию футбольным полем, не стоит удивляться, что на ней появятся ворота, разметка, а затем придут и соперничающие команды, которые постараются забить друг другу гол. Как гласит пословица, назвался груздем – полезай в кузов.

Все годы независимости украинские политики т. н. патриотического направления позиционировали Украину как арену геополитических ристалищ между Россией и Западом. Правилом хорошего тона стало по поводу и без ретранслировать «формулу Бжезинского»: «без Украины Россия перестает быть империей» – есть-де, за что бороться Западу. Лейтмотивом неизменно проходит призыв-тезис: оторвите нас (Украину) от России, любой ценой не допустите никакой украинско-российской интеграции, а то возродится страшная и ужасная империя.

История дала много примеров того, чем оборачивается для стран и народов ситуация, когда их территории становятся аренами геополитических сражений: Восточная и Западная Германия, Южная и Северная Корея, Южный и Северный Вьетнам… Но учиться на чужих ошибках – это не в традиции украинских политиков, они предпочитают ходить по исхоженным другими граблям самостоятельно (впрочем, даже получив по лбу, не факт, что сделают надлежащие выводы).

За истекшие годы каких только проектов не возникало с участием Украины – то «Балто-Черноморская дуга» (при Ющенко она была расширена до Балто-Черноморо-Каспийской), то ГУАМ, затем т. н. инициатива «Восточного партнерства» (в его рамках и предполагалась политическая ассоциация с ЕС), призванная закрепить в орбите Запада ряд пограничных (на востоке) с Европой государств. Все эти проекты несли в себе ярко выраженный геополитический антироссийский подтекст. И последнее даже не считали нужным особо вуалировать.

Вот, скажем, «визия» (видение – прим. ред.) Виктора Ющенко – человека, который пять лет направлял внешнюю политику государства, дал путевку в политическую жизнь многим нынешним «героям майдана». Его подходы вполне характерны для представителей прозападного политического спектра Украины.

25 ноября 2013 г. в интервью британской The Financial Times экс-президент заявил: «Соглашение об ассоциации не следует рассматривать в техническом, политическом, международном или правовом измерении. Это не просто очередной шаг в интеграционной политике ЕС. Это средство для обеспечения долговременных геополитических изменений».

Или вот Ющенко в интервью агентству DELFI 25 ноября 2013 г. комментирует отказ тогдашней власти от подписания: «Геополитически так сложилось, что у Украины есть границы с Россией и ЕС. Я убежден, что одним из самых главных политических вопросов не только сегодняшнего дня, но и ближайшего времени для европейской семьи – это украинский вопрос: где будет Украина? И бой, который мы сегодня, можно сказать, проиграли, в первую очередь проиграла объединенная Европа. Этому есть несколько причин, начиная, возможно, от не до конца осознанной геополитической миссии Украины. Я считаю, что за Украину надо бороться, а не созерцать со стороны плоскости каких-то технических условий и экзаменов… Я думаю, нашу дискуссию надо поднять на геополитический уровень и понять, что все остальное – контекст, но не повестка дня на сегодня».

Геополитика… Бои… Поражение Европы… В подобном русле комментирует ситуацию Арсений Яценюк 18 декабря 2013 г.: «Это геополитическая победа России».

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон 26 августа 2013 г. декларирует сугубо геополитический подход к Вильнюсскому саммиту: «Мы (т. е. Европа. – С. Л.) не можем потерять Украину». О том же эмиссар ЕС в Киеве Александр Квасьневский в интервью УНИАН 14 ноября 2013-го: «Нет также сомнения, что речь идет и о геополитической битве, в которой решается будущее целой Европы, Украины, ЕС и России. Поэтому многим происходящим вещам я не удивляюсь. Это все связано с большим значением того, что нас ожидает в Вильнюсе».

Послать бы этого Квасьневского куда подальше да выпроводить взашей – иди организовывай геополитические битвы у себя в Польше… Но нет – позиция Квасьневского находит полную поддержку в широких кругах украинских «патриотов» и «евроориентированных». Некоторые даже вздыхают: побольше бы на Западе таких, как Квасьневский. К примеру, г-жа Силина из «Зеркала недели» сокрушается: «Измученные, но полные решимости втащить-таки (! – прим. авт.) Украину в ассоциацию, миссионеры Европарламента убедили конференцию президентов ЕП продлить их мандат до начала Вильнюсского саммита… Неужели только Квасьневский по эту сторону океана понимает, что «речь идет о геополитической битве, в которой решается будущее целой Европы, Украины, ЕС и России»?...»

Могла ли Россия стоять в стороне, если решается ее геополитическое будущее? Если Украина устами своей политической элиты сама себя так позиционирует – как арену геополитического противостояния, не следует удивляться, что и другие (Брюссель, Вашингтон, Москва и т. д.) воспринимают ее так же. Если Украина соглашается играть роль геополитического инструмента против России – так чего ж удивляться, что Москва принимает контрмеры?

Геополитика, иначе говоря, географическая политика – наука о контроле над территорией, о закономерностях распределения и перераспределения сфер влияния (центров силы) различных государств и межгосударственных объединений. Соответственно геополитические баталии предстают борьбой за территориальный контроль, за сферы влияния.

Хотели на Украине геополитическую битву между Россией и Западом? Ну так и получили!

В несколько упрощенной форме происходившее в последние годы можно описать (поэтапно) так:

1. 2010 г. – осень 2013-го: Запад владел инициативой, переигрывал Россию на украинской территории – Киев «безальтернативно евроинтегрируется». На саммите ЕС в Вильнюсе России должны были сделать геополитический «контрольный выстрел» – посредством подписания соглашения о политической ассоциации Украины с ЕС (фактически о полном подчинении Украины Евросоюзу).

2. Ноябрь 2013 г.: Россия перехватывает инициативу и «забивает гол» Западу. Посредством ряда шагов – кнутов (отказ пересматривать газовый контракт, создание таможенных препятствий для украинских товаров – демонстрация, в каких условиях будут развиваться торгово-экономические отношения между странами в случае подписания Киевом соглашения об ассоциации с Евросоюзом и создания ЗСТ Украина – ЕС) и пряников (кредиты, снижение цен на газ, развитие кооперационных проектов) – Москва добивается срыва соглашения между Киевом и Брюсселем.

3. Конец ноября 2013 г. – февраль 2014-го: Запад пытается «отыграться», взять реванш за «пропущенный гол» в Вильнюсе через оказание полной поддержки протестующим на майдане, действия которых направлены на свержение «пророссийской власти».

4. Соглашение об урегулировании кризиса от 21 февраля 2014 г. могло стать своего рода «ничьей».

5. Прозападные политические круги при силовой поддержке майдана захватывают полную власть над Украиной – геополитическая пощечина России. Запад легитимизирует неконституционное отстранение В. Януковича, назначение «и. о. президента» Турчинова, правительства Яценюка и т. д. и т. п.

6. Россия отвечает в Крыму…

Итак, Россия–Запад – 2:2.

Продолжение следует?.. Это будет зависеть от Киева – хотят ли наши политики и дальше видеть Украину ареной геополитической борьбы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.