Слишком долго Запад питал иллюзии относительно России Владимира Путина — иллюзии, которые сейчас разбились о Крымский полуостров. Запад мог (и должен был) лучше знать — со времен своего первого президентства в России стратегической целью Путина было смена статуса России на мировую силу.

Для этого Путин использовал экспорт энергоносителей с целью постепенного возвращения территорий, утраченных поколением тому назад во время развала Советского Союза. Украина была в самом сердце этой стратегии, потому что без нее цели возрождения России достичь невозможно. Следовательно, Крым — это лишь первая мишень, следующей станет восточная Украина и целенаправленная дестабилизация страны в целом.

На наших глазах разрушается постсоветская международная система в Восточной Европе, на Кавказе и в Центральной Азии. Понятия мирового порядка XIX века, основанные на балансе сил и сферах интереса, угрожают вытеснить современные нормы национального самоопределения, нерушимости границ, верховенства права и фундаментальные принципы демократии.

В итоге этот переворот будет иметь массивное влияние на Европу и ее отношения с Россией, поскольку определит, живут ли европейцы по правилам ХХІ века. Те, кто верит, что Запад может адаптироваться к поведению России, как это утверждают западные путинские апологеты, рискуют посодействовать дальнейшей стратегической эскалации, потому что мягкий подход лишь подбодрит Кремль.

В действительности, признают это лидеры или нет, но Европейский Союз находится в настоящий момент в прямом конфликте с Россией из-за ее политики расширения еще со времен окончания холодной войны. Потому что обновление России как мировой силы требует не только реинтеграции потерянных советских территорий, но и прямого доступа в Европу и доминирующую роль там, особенно в Восточной Европе. Поэтому фундаментальная стратегия борьбы сейчас именно такая.

С позиции Запада, упрямая конфронтация не имеет смысла, поскольку ЕС и Россия есть и будут в дальнейшем соседями. В будущем ЕС нужен будет России даже больше, чем она ему, потому что на ее Дальнем Востоке и в Центральной Азии Китай становится соперником абсолютно других масштабов. Более того, стремительный демографический спад в России и чрезвычайный дефицит модернизации создают необходимость общего с Европой будущего. Но воспользоваться этой возможностью можно лишь взяв за основу верховенство права, а не силу, к тому же необходимо руководствоваться принципами демократии и национального самоопределения, а не политикой мировой силы.

Вместо этого Путин спровоцировал долговременный кризис. Ответ Запада станет новой политикой сдерживания, в основном, набирая форму экономических и дипломатических санкций. Европа ослабит свою энергетическую зависимость от России, пересмотрит свою стратегическую регуляцию и приоритеты, а также отложит инвестирование и двустороннее сотрудничество.

На данный момент, кажется, Путин имеет больше рычагов влияния, но слабость его позиции вскоре станет очевидной. Россия полностью зависит, в экономическом и политическом плане, от экспорта в сферах торговли и энергетики, который в основном направлен на Европу. Уменьшение спроса со стороны Европы и цены на нефть, которые не способны будут поддерживать бюджет России, очень быстро угомонят Кремль.

На самом деле, есть причины верить, что Путин переиграл сам себя. Развал Советского Союза в начале 1990-х годов был вызван не Западом, а волной отделения, когда народы и национальные меньшинства, почувствовав ослабление партийной страны, воспользовались случаем и освободились. Сегодня Россия не имеет ни экономической, ни политической силы, чтобы реинтегрировать утраченные советские территории. И любая попытка Путина продолжить воплощение своего плана доведет лишь до бедности его народ и приведет к последующей дезинтеграции — печальная перспектива.

Европейцы имеют причины волноваться, и в настоящий момент им придется признать тот факт, что ЕС — это не только общий рынок, не просто экономическое сообщество, а мировой игрок, целостная политическая единица с общими ценностями и интересами безопасности. Стратегические и нормативные интересы Европы, таким образом, возродились из мести. Фактически, Путин собственноручно смог укрепить НАТО, предоставив ему новое ощущение необходимости.

Европейский Союз должен будет понять, что осуществляет свою политику восточного и южного партнерства не в вакууме, и что ради собственной безопасности нельзя просто игнорировать конфликтные интересы других стран, или еще хуже — принимать их. Политика расширения ЕС не просто какое-то дорогое, затратное неудобство, а жизненно необходимый компонент безопасности ЕС и внешняя проекция силы. Безопасность всегда имеет свою цену.

Возможно, в настоящий момент в Соединенном Королевстве будет проводиться переоценка цены выхода из ЕС. И, возможно, на континенте осознают, что Европейский Союз должен быстрее продвигаться вперед, потому что мир — а тем более соседние страны Европы — оказался не таким уж и мирным, как многие (в первую очередь, немцы) себе представляли.

Мирный проект ЕС — оригинальный стимул европейской интеграции — сработал слишком хорошо; после более чем шести десятилетий успеха, он оказался безнадежно устаревшим. Путин провел проверку реальности. Вопрос мира в Европе снова актуален, и ответ на него должен дать сильный и объединенный ЕС.

Йошка Фишер, экс-министр иностранных дел Германии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.