После вторжения в Крым по приказу Владимира Путина почти все члены международного сообщества выразили обеспокоенность по поводу действий России. В то время как США и Европейский союз были наиболее убедительными в своей критике, другие государства, не принадлежащие к западным странам, такие, как Китай и даже Иран, также дали понять, что поддерживают принципы государственного суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела – знак критики в адрес Москвы за пренебрежение фундаментальными элементами Вестфальских норм (соглашения 1648 года, положившие начало новому порядку в Европе, основанному на концепции государственного суверенитета – прим. переводчика). По большей части поддержка России была ограничена предсказуемыми мятежниками: Кубой, Венесуэлой и Сирией. Но есть один непривычный субъект среди выстроившихся за Путиным, который требует отдельного исследования, - это Индия.

На первый взгляд, заявление Нью-Дели об уважении «законных интересов» России в Крыму – это неожиданный удар по действующей политике США, направленной на установление более тесных контактов с Индией. Как крупнейшая демократия мира, динамично развивающаяся капиталистическая экономика и чрезвычайно важная военная сила, Индия рассматривалась американцами в качестве противовеса подъему Китая и опорного пункта международного порядка во главе с США. Индийская поддержка российского ревизионизма в Крыму, в связи с этим, должна обеспокоить политиков США. В долгосрочной перспективе ответ Индии на крымский кризис могут даже вспоминать, как одно из наиболее важных последствий всего этого эпизода. То, как Индия встраивается в наступающий многополярный мир, будет иметь огромные последствия.

Поддержка Путина Индией – это напоминание о том, что Западу не следует принимать индийскую дружбу как должное. Разумеется, Индия внесла необходимые изменения в расстановку акцентов своей политики в сторону Запада после распада Советского Союза. Индия либерализовала свою экономику и стала стратегическим партнером в нескольких ключевых областях. Однако последние два десятилетия широкого сотрудничества не должны быть восприняты как непоколебимая тенденция к полной гармонии интересов между Индией и Западом. Несмотря на все разговоры о возобновлении холодной войны в Европе, было как-то забыто, что для Индии времена холодной войны в международных отношениях так по-настоящему и не закончились. В частности, индийско-российские отношения по-прежнему остаются важной основой индийской национальной стратегии – пережиток той ушедшей эпохи.

Годы после распада советской империи стали свидетельством того, что США в основном неудачно пытались сдержать ядерную программу Индии. После террористического акта 9 сентября 2001 года внимание Америки было сосредоточено на партнерстве с Индией при одновременном доверительном сотрудничестве с Пакистаном. Оба периода индийско-американских контактов, однако, не дотягивали до глубины сотрудничества, которым были отмечены индийско-советские связи периода холодной войны. И в результате у Москвы - по-прежнему исключительно позитивные отношения с Нью-Дели.

Индия и Россия будут поддерживать тесное сотрудничество в политическом, военном и экономическом измерениях. Российская торговля с Индией соперничает с торговлей с Соединенными Штатами, а индийские компании уже вложили огромные капиталы в российские энергетические предприятия и энергетические проекты в Бенгальском заливе. Кроме того, две страны развивают южный маршрут из России в Аравийское море, что позволит увеличить российскую торговлю в регионе всего Индийского океана.

Россия по-прежнему обеспечивает индийскую армию более чем на 70 процентов оружием и боевыми комплексами, и обе страны в настоящее время сотрудничают в разработке крылатых ракет, ударных истребителей и транспортных самолетов. Россия является одной из двух стран мира, которые проводят с Индией ежегодные заседания на уровне министров обороны. Страны сотрудничают по развитию космической программы и имеют двустороннее соглашение в ядерной области на сумму в десятки миллиардов долларов. Такие глубокие и обширные связи с Россией осложняют, с точки зрения Вашингтона, варианты использования Индии (как спица на американской «оси» для Азии, незаменимый союзник в войне с террором и оживленный центр мировой экономики).

После того, как администрация Буша прекратила исполнение своих полномочий, Индия была провозглашена одной из историй успеха во внешней политике его президентства. Экономические отношения стали интенсивнее, укрепились дипломатические отношения, было подписано ядерное соглашение. Присутствовали все признаки того, что Индия станет крепким американским союзником на стратегическом связующем участке между Ближним Востоком и новым центром внимания – Азией. Исторически плохие отношения с Китаем не позволили бы Индии оказаться на китайской орбите. На Индию можно было бы положиться для окружения Китая, она стала бы жизненно важным звеном в санитарном кордоне XXI века вокруг сильной Срединной империи (Китай – прим. переводчика).

Но Индия никогда не теряла из виду своего исторического союзника времен холодной войны, а индийский народ так до конца и не утратил подозрений в отношении западных держав и ползучего колониализма. Американские политики оказались, вероятно, чересчур наивными, думая, что экономический рост, расширение торговли и ядерная сделка могли заставить Индию легко перебежать в американский лагерь. Вполне вероятно, что Индия никогда не скрепит себя неразрывными узами с китайской стороной, но важно другое: не изгладилась память о глубоких индийско-российских отношениях, сформировавшихся в течение десятилетий холодной войны.

Военная хитрость Путина в Крыму напомнила миру, что Китай является не единственной растущей или возрождающейся Великой державой, заслуживающей внимания. В этой связи представители властных структур США должны пересмотреть место Индии в американской военно-политической стратегии. Нет сомнений в том, что Индия (приобретающее вес государство с потенциалом самостоятельно стать геополитическим полюсом) будет оставаться заметным игроком на десятилетия вперед. Индия занимает важнейшее геостратегическое положение между растущим Китаем, энергопроизводящими регионами Ближнего Востока и набирающей силу экономикой Африки. Расширение индийских ВМС до 150 кораблей и нескольких авианосцев позволит иметь возможность контроля над ключевыми судоходными путями грузоперевозок в Персидском заливе, Малаккском проливе и Суэцком регионе. Экономические прогнозы свидетельствуют, что Индия превзойдет ВВП Соединенных Штатов где-то в середине века.

Значительную озабоченность американского внешнеполитического истеблишмента должен вызвать тот факт, что в момент, когда международные нормы подвергаются посягательствам со стороны Москвы, Индия решила (по крайней мере, частично) связать свою судьбу с Россией. Насколько сильной может быть норма территориальной целостности без учета мнения самой многочисленной нации в мире и самой большой в мире демократии? Насколько устойчивым может быть возглавляемый американцами мировой порядок с таким значимым отказом подчиниться установкам американской внешней политики? Ответ на оба эти вопросы, к сожалению, – «не очень».

Что надо сделать? В последнее десятилетие наблюдается постоянное внимание Вашингтона к интеграции и сдерживанию растущего Китая, но гораздо меньше было сделано для интеграции и укрепления связей с растущей Индией. Индия не может автоматически учитывать американские предпочтения просто потому, что является демократией, и Соединенные Штаты должны приложить скоординированные усилия, чтобы получить поддержку и расположение Индии на годы вперед. До сих пор близость отношений с Индией компрометировалась альтернативными требованиями оставаться верными Пакистану, союзнику США со времен холодной войны. При этом поддержка Россией индийских претензий на Кашмир (иногда явно, иногда неявно) исторически была немалой частью привлекательности Москвы для Нью-Дели. Рано или поздно, но новый баланс должен быть найден в обязательствах США перед этими двумя народами. В то время, как Пакистан является неотъемлемой частью региональной безопасности, Индия – в случае взаимодействия с США – будет иметь большое значение в поддержании американского видения мирового регулирования.

Администрация Обамы может заложить основу для более близких отношений с Индией, выполнив три вещи. Первое и самое простое, Соединенные Штаты должны прояснить вопрос о задержании и жестоком обращении с Девиани Кхобрагаде (заместитель генконсула Индии в США, была арестована в середине декабря 2013 года в Нью-Йорке за мошенничество при получении визы для ее индийской домработницы – прим. переводчика). Там прощали и гораздо большие преступления, а США, в случае проявления гибкости по отношению к Кхобрагаде, могли бы получить значительные преимущества в индийском общественном мнении. Действительно ли обоснованы обвинения или нет, но Вашингтон обязан, как минимум, извиниться за обращение с ней (её схватили прямо на улице, дипломата заставили раздеться для детального осмотра, взяли образцы ДНК и посадили в камеру с наркоманами. Кхобрагаде была освобождена под залог в 250 тысяч долларов – прим. переводчика), чтобы смягчить удар, нанесенный индийским представлениям о Соединенных Штатах.

Второе, США должны взять на себя обязательство по созданию зоны свободной торговли с Индией. Индия представляет огромные возможности для американских инвестиций, имея стабильную систему прав собственности, устоявшуюся демократию и англоговорящее население. Соглашение пойдет на пользу индийскому и американскому народам, и свяжут два народа до такой степени, что позволит им принимать решения на уровне глобальной экономики.

Третье, США должны серьезно переосмыслить свою поддержку в отношении постоянного места Индии в Совете Безопасности ООН. Если время международного порядка, установившегося после Второй мировой войны, истекает, то для США имеет смысл эксплуатировать их убывающее влияние и играть более важную роль в формировании будущего многополярного порядка. Имея возможность формировать повестку дня и способность завоевывать дружбу и доверие развивающихся стран (особенно Индии и Бразилии), которые обычно соблюдают дружественный по отношению к Америке свод глобальных правил, Соединенные Штаты могут способствовать созданию благоприятной мировой обстановки мира и процветания будущих поколений.

Вашингтон уже получил предупреждение: выражение Индией солидарности российским интересам в Крыму должно послужить тревожным звонком для американских должностных лиц о том, что важный игрок на мировой арене отвернулся, обделенный вниманием. На службу Индии в качестве стража существующего международного порядка просто нельзя положиться в будущем. Если США хотят, чтобы Индия служила оплотом международного статуса-кво, то им потребуется некоторое изменение политики. Переместив Индию на переднюю линию и в центр американской внешней политики, Соединенные Штаты смогут помочь обеспечить себя – и мир в целом – будущим, основанном на приоритете глобальных норм, а не на замыслах сторонников их пересмотра, нелиберальных и недемократических государствах – таких, как Россия.

Эндрю Страверс, аспирант Техасского университета в Остине (США), изучает роль американских военных в мировом масштабе. Научный сотрудник проекта «Инициатива Минерва» по природным ресурсам и вооруженным конфликтам Министерства обороны США. Питер Харрис, докторант по теме государственного управления Техасского университета в Остине.