Мы начинаем колонку об эпохе сотрудничества между Японией и Индией с данной статьи. Все двенадцать предыдущих колонок, начиная со статьи «Изменится ли баланс сил между США и Китаем с развитием индийской армии?» и заканчивая очерком «Рука помощи, протянутая Индией Японии», получили хорошую оценку, поэтому мы решили продолжить.

Я начал писать эти статьи по причине резкого усиления сотрудничества между Японией и Индией в сфере безопасности. Морские силы самообороны Японии стали проводить совместные учения с индийским флотом, и сейчас Япония ведет переговоры о поставке в Индию спасательных самолетов US-2, которые стоят на вооружении у Сил самообороны. Проводятся совместные конференции по вопросам морских территорий, кибер-угроз, политики АТЭС и политики в Африке: все это укрепляет связи между странами. Япония поддерживает такие тесные отношения в сфере безопасности, помимо Индии, только с Америкой и Австралией. Нам необходимо проанализировать, почему отношения с Индией укрепляются так активно.

В марте 2014 года как раз пришло время объяснить необходимость сотрудничества между Японией и Индией. Россия присоединила Крым к своим территориям. Какое отношение это имеет к Японии и Индии?

Изменения в расстановке военных сил между Россией и Европой на фоне присоединения Крыма

На фоне недавнего присоединения территории Крыма Россией произошли изменения в военном балансе в Европе. После завершения Холодной войны в Европе продолжалось сокращение вооружений. За исключением примеров с размещением системы ПРО, Америка тоже потихоньку выводила свои силы из этого региона. Однако Россия действовала по-другому.

После развала Советского Союза Россия занялась восстановлением своей армии. Сегодня, когда после завершения холодной войны прошло более двадцати лет, российская армия возвращает свою боеспособность. А вслед за успехами в восстановлении армии Россия начинает понемногу расширять свои территории.
Начало было положено в войне с Грузией в 2008 году. Россия схлестнулась с Грузией в споре за возвращение двух регионов: Южной Осетии и Абхазии. В результате обе республики приобрели независимость. На этот раз от Украины отделились Крым с Севастополем, но они в итоге вошли в состав России.

Будет ли Китай действовать подобным образом?

Действия России имеют огромное значение с точки зрения положения безопасности в Азии. Почему это касается не только Европы? Потому что то же самое происходит и в Азии. В особенности напоминает действия России поведение Китая.

Китай имеет опыт расширения территорий после приобретения военного преимущества. В 1973 году, на следующий год после того, как американские войска были выведены из Вьетнама по завершению Вьетнамской войны, Китай атаковал и захватил Парасельские острова, на которых базировались войска Южного Вьетнама. А в 1987 году, на следующий год после вывода советских войск из Вьетнама, Китай напал на корпус вьетнамской армии, расположенный на островах Спратли, в результате чего приобрел шесть рифов. Затем в 1992 году, после ухода американских войск с Филиппин по причине пересмотра американо-филиппинского договора о безопасности, китайцы оккупировали принадлежавший Филиппинам риф Мисчиф.

Сейчас Китай ускоряет модернизацию вооружений, с каждым годом баланс военных сил склоняется на сторону Пекина. В 1990 году у Китая было 16 боевых кораблей водоизмещением свыше 3000 тонн, сейчас их уже - 39. За тот же период количество истребителей выросло с нуля до 929.

В 2012 году Китай фактически захватил принадлежавший Филиппинам риф Скарборо в Южно-Китайском море, а также неоднократно заходил в пределы акватории островов Сэнкаку. В 2013 году Китай установил опознавательную зону ПВО над Восточно-Китайским морем, а в 2014 году обязал все иностранные рыболовецкие судна, работающие в Южно-Китайском море, получать разрешение на проход, что рассматривается как стратегические приготовления к расширению влияния в регионе. Начались вмешательства в работу транспорта, доставляющего грузы филиппинским войскам на островах. По мере укрепления собственной военной силы действия Китая становятся все более агрессивными. Поэтому важно поддерживать равновесие в расстановке сил.

Передислокации американских войск в Азию недостаточно


Для того, чтобы поддерживать баланс военных сил в Азии, необходимо присутствие американской армии. Поэтому сейчас Америка пересматривает расположение своих военных кораблей. На данный момент флот поделен пополам между Тихим и Атлантическим океанами, однако сейчас рассматривается вариант, согласно которому 60% кораблей направится в Тихий и 40% — в Атлантический океан. При этом не исключено, что такая передислокация не сможет обеспечить равновесие сил.

Причина в том, что общая численность американской армии сокращается. В 2012 году в составе флота США насчитывалось 110 больших боевых кораблей, в 2013 году их число уменьшилось до 101. Тенденция указывает на дальнейшее сокращение. Поэтому нынешние 50% могут равняться будущим 60% кораблей. При сохранении тенденций и растущих темпах модернизации китайской армии равновесие военных сил будет нарушено в пользу Китая.

Вторая причина состоит в том, что в связи с активизацией деятельности российской армии в Европе Америка, видимо, направит большой контингент войск в Европу. В таком случае силы США в Азии будут не сохраняться, а наоборот - сокращаться.

Можно сделать вывод, что для поддержания военного равновесия с Китаем США необходимо укреплять свою военную мощь. Если не наращивать вооружений, то действия Китая могу превратиться в агрессию. Однако сейчас Америка не располагает необходимыми для этого средствами.

Важность союзников и дружественных стран

Отсюда возникает необходимость компенсировать ту часть вооружений, которую не могут покрыть США, за счет стран-союзников и дружественных государств. Среди таких союзников, как Япония, Австралия, страны Юго-Восточной Азии, растет значение Индии. Почему Индии? Привожу три причины.

Первая причина заключается в том, что Индия имеет возможность играть важную роль в сфере безопасности в Индийском океане. Во-первых, Индия в силу своего географического положения несет ответственность за безопасность в Индийском океане. Помимо этого, в Индийском океане проходят китайские морские пути. Таким образом, Индия и Китай могут контролировать безопасность своих морских путей. Кроме того, Индия располагает собственной военной базой на Андаманских и Никобарских островах, которые находятся вблизи Малаккского пролива, поэтому имеет сильное влияние и на этот стратегический участок. Сейчас Индия укрепляет отношения со странами Юго-Восточной Азии, повышая свое влияние на безопасность в Южно-Китайском море. Роль Индии в морской безопасности на Индийском океане прослеживается вплоть до Южно-Китайского моря.

Вторая причина состоит в том, что Индия имеет сухопутную границу с Китаем, протяженностью в 4000 километров, причем раньше между этими странами случались конфликты в споре за территории. Если смотреть на Китай со стороны Тихого океана, то этот приграничный регион находится в тылу Китая. Когда Китай сконцентрирует свои силы для экспансии в Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря, ему будет сложно собрать военные силы и на границе с Индией. Это может стать ключевым фактором остановки морской экспансии Китая.

В-третьих, в индийской армии тоже проводится широкомасштабная модернизация. Индия принимает на вооружение 800 истребителей, 100 кораблей, 2000 танков. В Японии согласно новому оборонному плану количество истребителей установлено в рамках 280. Сравнив эти цифры между собой, можно понять масштаб расширения обороноспособности Индии. В то время, как Япония и Америка испытывают трудности с наращиванием вооружений, Индия может себе это позволить. Именно поэтому эта страна является кандидатом номер один на роль хранителя равновесия военных сил в регионе.

В докладе о пересмотре оборонной политики на четыре года, принятом США в 2014 году, обозначено, что США будут помогать военному развитию Индии.

Ожидается, что взаимодействие между странами, союзными и дружественными США, будет расти. На этом фоне повышается значимость сотрудничества между Японией и Индией при участии США, Австралии, стран Юго-Восточной Азии.

Автор — сотрудник группы изучения морской политики, доктор наук (исследования по военной стратегии Индии) университета Гакусюин