Кризис в Венесуэле оказывает большое влияние на будущее латиноамериканской интеграции. В этой связи необходимо дать возможность высказаться по этому вопросу всем политическим лидерам, заинтересованным в обеспечении демократии и сохранении управляемости в регионе.

Вскоре после завершения в Гаване работы саммита глав государств Латинской Америки и Карибского бассейна, на котором была достигнута договоренность о продолжении интеграционных процессов в рамках Боливарианского альянса, и спустя всего год после трагической кончины Уго Чавеса в Венесуэле набрала силу новая волна уличных народных протестов. За два с небольшим месяца в Венесуэле погибло более 40 человек, сотни манифестантов получили ранения, тысячи человек арестованы.

Обострение ситуации в Венесуэле ставит под угрозу латиноамериканскую интеграцию и будущее региона.

Латинская Америка сейчас переживает времена гражданского и политического разнообразия, которые не дают возможности правящей элите создать некое идеологическое однообразие - как левой, так и правой направленности.

Кризис в Венесуэле в первую очередь больно ударил по Боливарианскому альянсу народов Латинской Америки (ALBA). Он и так уже после смерти Уго Чавеса стал терять свое былое значение и влияние в латиноамериканском регионе. Сейчас Боливарианский альянс переживает свои худшие времена, так как правительство Николаса Мадуро не может так же, как прежде, оказывать серьезную материальную помощь своим союзникам по блоку.

Понижение статуса Боливарианского альянса проявилось и на Гаванском форуме, где на первые роли выдвинулись такие страны, как Бразилия, Мексика и Колумбия, на фоне падения престижа Венесуэлы из-за непрекращающихся в  стране волнений.

Непредвзятый анализ сложившейся ситуации в Латинской Америке говорит о том, что правительству Николаса Мадуро не удалось заручиться поддержкой своих союзников.

Еще до поездки в Гавану президент Венесуэлы Николас Мадуро был вынужден в третий раз переносить сроки проведение саммита Южноамериканского общего рынка (Mercosur), где венесуэльский лидер планировал перетянуть лидерство на свою сторону. Февральские акции протеста в Венесуэле также помешали Николасу Мадуро сосредоточиться на латиноамериканской повестке дня.

Каракас вынужден был направить всю свою энергию на то, чтобы продемонстрировать своим соседям, что не так уж все плохо с правами человека в Венесуэле, как это пытаются представить враги боливарианской революции.

Министр иностранных дел Венесуэлы Элиас Хауа отправился в длительное зарубежное турне, в ходе которого посетил Боливию, Парагвай, Уругвай, Аргентину и Бразилию. В своих выступлениях он не уставал повторять, что уличные протесты были искусственно спровоцированы иностранными агентами в лице экс-президента Колумбии Альваро Урибе, ЦРУ, а также  внутренними врагами и фашистами, которые пытаются совершить государственный переворот по типу «цветных революций» или «арабской весны».

Не достигли своей цели и мероприятия, которые прошли в Каракасе по случаю годовщины со дня смерти Уго Чавеса. В них приняли участие лишь немногие главы государств: Рауль Кастро, Эво Моралес и Даниэль Ортега. Президент Эквадора Рафаэль Корреа, который на словах оказывает постоянную поддержку Николасу Мадуро, так и не приехал в Каракас. Кубинский лидер Рауль Кастро пробыл в венесуэльской столице лишь несколько часов. За это время он стал свидетелем манифестаций, на которых были лозунги против кубинского вмешательства во внутренние дела Венесуэлы. Примечательно, что при отлете Рауля Кастро из столичного аэропорта странным образом исчез кубинский флаг.

Некоторые наблюдатели попытались преувеличить роль Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), а также  Союза южноамериканских наций(UNASUR) в разрешении венесуэльского кризиса, акцентируя внимание на несвойственной «чавизму» и «кастризму» силе  влияния на процессы, происходящие на континенте.

Следует отметить, что министр иностранных дел Коста-Рики Энрике Кастильо на саммите глав государств Латинской Америки и Карибского бассейна выступил с заявлением, в котором выразил солидарность с народом Венесуэлы и призвал венесуэльские власти «всячески содействовать диалогу всех политических сил страны, а также гарантировать демократические права и свободы». Не так давно Фидель Кастро и Уго Чавес подобного рода заявления воспринимали как оскорбительные.

Теперь о Союзе южноамериканских наций (UNASUR). Позиция блока претерпела изменения после своего первого заседания, которое прошло под председательством президента Эквадора Рафаэля Корреа накануне вступления в должность президента Чили Мишель Бачелет и недавней встречи глав МИД Союза южноамериканских наций в Каракасе.

Несмотря на то, что венесуэльские и кубинские СМИ попытались дать картинку всеобщей поддержки Николасу Мадуро со стороны глав внешнеполитических ведомств UNASUR, следует сказать, что главы МИД Бразилии, Чили, Колумбии, Перу и Парагвая встретились с представителями общественных организаций, оппозиционных венесуэльским властям. На встрече было заявлено о многочисленных фактах притеснения оппозиционеров со стороны официальных властей. 

В Организации американских государств (ОАГ), в отличие от Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна и Союза южноамериканских наций, имеет место резкая поляризация мнений среди стран Северной и Южной Америки. Так, например, предложенная Боливией резолюция в поддержку усилий венесуэльских властей по наведению порядка в стране, встретила резкую критику со стороны США и Канады.

Перед угрозой раскола многие латиноамериканские страны, правда, со многими оговорками, все-таки склонились в сторону Боливарианского альянса.

Как справедливо пишет венесуэльский журналист Фабио Рафаэль Фиалло, делегации Чили, Колумбии, Перу, Парагвая и Панамы проголосовали за то, чтобы предоставить трибуну для выступления венесуэльскому оппозиционному депутату Марии Корине Мачадо. В то время как Генеральный секретарь ОАГ Хосе Мигель Инсульса был против.

В условиях продолжающегося противостояния проправительственных и оппозиционных сил заслуживает внимания идея привлечения в качестве посредника для урегулирования ситуации в Венесуэле Союза южноамериканских наций, или Ватикана и Бразилии, или Уругвая. Это связано с неспособностью государственных институтов в Венесуэле беспристрастно разобраться в сложившейся ситуации.

По мнению официальных СМИ, для Боливарианского альянса существуют два сценария развития венесуэльского кризиса: в стране продолжают оставаться отдельные очаги сопротивления властям, при этом государство стремится действовать в рамках закона, или при попустительстве властей сохраняется возможность угрозы  государственного переворота.

Несмотря на разногласия, вполне очевидно стремление  Латинской Америки найти пути решения сложившейся в Венесуэле ситуации. Было бы ошибочно думать, что это невозможно сделать из-за идеологической позиции Каракаса и Гаваны.

Дело в том, что все латиноамериканские лидеры стремятся сохранить управляемость в стране. При этом одни больше придерживаются демократических принципов, другие - меньше. Вполне понятно, что они опасаются  вмешательства во внутренние дела другой страны, так это сможет  создать для них неблагоприятный прецедент в будущем. Латинская Америка никогда не отличалась демократическими принципами государственного управления по причине высокого уровня бедности, неравенства и насилия.

Международные латиноамериканские отношения начинают базироваться на демократическом неореализме, где до минимума сведены понятия институционализма. Вот почему так важно, чтобы такие региональные институты, как, например, Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна, развивали бы механизмы посредничества в разрешении конфликтов, без которых невозможно вести диалог с оппозицией и официальными властями.

В 21 веке невозможно строить крепкие отношения как внутри страны, так и за рубежом, опираясь только на национальные интересы. Если мы хотим, чтобы Латинская Америка была демократичной, интегрированной и управляемой  - надо уметь договариваться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.