Встреча министров обороны Ирана и Китая в Пекине в рамках расширения сотрудничества в сфере безопасности и военной защиты стала важным шагом в обеспечении стабильности обоих государств и устранения их совместных опасений, связанных с распространением экстремизма и терроризма.

На протяжении последних десятилетий Пекин является одним из основных политических, экономических и стратегических партнеров Исламской республики Иран, поэтому развитие двустороннего сотрудничества всегда имело огромное значение для обеих стран.

Как сообщило 5 мая Генеральное управление информации Министерства обороны Ирана, министр обороны и поддержки вооруженных сил Хосейн Дехган провел встречу в Пекине со своим китайским коллегой Чаном Ваньцюанем, в ходе которой обе стороны обсудили вопросы расширения военного и оборонного партнерства обоих государств.

Министр обороны Ирана назвал шелковый путь историческим символом сотрудничества двух стран и заявил: «В третьем тысячелетии с учетом происходящих в мире процессов, связанных с обеспечением безопасности, нам нужен новый шелковый путь, специфика которого отвечала бы современным потребностям».

Хосейн Дехган добавил: «С развитием военного сотрудничества мы сможем устранить опасения двух стран, связанные с экстремизмом, терроризмом, наркотрафиком и морским пиратством в регионе совместного влияния».

Министр обороны Китая, выразив удовольствие по поводу визита в Пекин своего иранского коллеги, отметил следующее: «Приезд в китайскую столицу министра обороны Исламской республики Иран является прекрасной возможностью для укрепления оборонного сотрудничества. Я убежден, что после этой поездки мы будем свидетелями усиления китайско-иранского партнерства в этой области».

Чан Ваньцюань также заявил: «Принимая во внимание общность взглядов Ирана и Китая по многим важным вопросам политики и безопасности региона и мира в целом, Пекин считает Тегеран своим стратегическим партнером».

 

Сотрудничество между Ираном и Китаем

 

За прошедшие годы сотрудничество в сфере обороны между Исламской республикой Иран и Китаем осуществлялось при тесном политическом и экономическом взаимодействии двух стран.

Учитывая твердые намерения руководства Тегерана и Пекина, есть все основания полагать, что дружеские отношения, которыми были отмечены все последние годы, продолжатся и в будущем.

В связи с этим президент Ирана Хасан Рухани в своем телевизионном интервью вечером 29 апреля сообщил о стремлении развивать отношения с КНР, подчеркнув, что одной из внешнеполитических задач его правительства является улучшение отношений с дружественными Ирану государствами Россией и Китаем.

Стоит отметить, что одну из своих первых встреч с мировыми лидерами Рухани провел в сентябре 2013 года в рамках саммита глав стран-членов Шанхайской организации сотрудничества в Бишкеке. Тогда состоялись переговоры иранского президента с председателем КНР Си Цзиньпином, на которых лидеры обоих государств сделали особый акцент на своем намерении расширять двухстороннее сотрудничество.

Именно после этой встречи спикер иранского парламента Али Лариджани осенью прошлого года посетил с визитом Пекин, чтобы провести с китайским руководством ряд консультаций на тему межгосударственного партнерства и других общих вопросов.

На протяжении последних лет интенсивные экономические отношения стали основной сферой сотрудничества Тегерана и Пекина.

По сообщению иранского информационного агентства ISNA от 2 марта нынешнего года, руководитель Организации торгового развития Ирана Валиулла Афхами оценил объем торговли между двумя странами в 2013 году (с учетом нефтяного экспорта) в 40 миллиардов долларов. Чиновник также добавил, что, обе страны имеют обоюдное стремление увеличить этот показатель в течение 10 лет до 200 миллиардов.

Начало оборонному сотрудничеству между Ираном и Китаем было положено еще в годы навязанной войны с Ираком. Как отмечает специалист по проблемам Восточной Азии Бехзад Шаханде, в период ирано-иракской войны 1980–1988 годов китайцы добились укрепления за собой статуса одного из основных поставщиков вооружения Исламской республики.

В статье «Ближневосточная политика Китая и принцип открытых дверей», опубликованной журнале «Ближний Восток» в 2006 году, Шаханде пишет следующее: «Согласно имеющимся сообщениям, впервые появившимся в средствах массовой информации в 1984 году, с самого начала войны Китайская Народная Республики снабжала Иран и Ирак разными видами своей военной техники, начиная с простых видов вооружения и заканчивая самолетами».

По мнению ряда экспертов по вопросам военной сферы и безопасности, после окончания войны Китай стал одним из самых надежных партнеров Ирана в плане оборонного сотрудничества.

Специалист по проблемам политики и безопасности Владимир Хрусталев, анализируя военное сотрудничество между Ираном и Китаем в статье, размещенной в апреле прошлого года на одном из аналитических сайтов, заключает, что данное обстоятельство в значительной мере влияет на рост ракетного потенциала Исламской республики.

Другим примером оборонного сотрудничества двух стран стала встреча в конце 2013 года командующего военно-морскими силами Ирана с китайским коллегой, возглавляющим Южно-Китайский флот.

В ходе данного мероприятия иранский и китайский командующие подчеркнули необходимость взаимодействия вооруженных сил обоих государств в районе Индийского океана в целях укрепления там региональной безопасности, а также пришли к общему мнению относительно принятия совместных мер по борьбе с морским пиратством, обмену курсантами и демонстрации друг другу собственных военных судов.

В рамках оборонного сотрудничества летом прошлого года между Ираном и Китаем было подписано соглашение по безопасности, целью которого стала подготовка совместных мер противостояния экстремизму и терроризму.

 

Китай — растущая военная держава

 

Множество военных экспертов и аналитиков в стратегической сфере считают, что в будущем Китай станет военной сверхдержавой.

Если в прошлые десятилетия КНР опиралась лишь на многочисленные вооруженные силы и собственную ядерную мощь, то сейчас эта страна имеет крепкую экономическую базу и доступ к новейшим военным разработкам.

Авторы одной из статей, размещенной 14 апреля на сайте американского журнала Foreign Policy, анализируя военное противостояние государств Азиатско-Тихоокеанского региона, также подтверждают значительный рост военной силы Китая.

Так, в статье отмечается следующее: «Рост военной силы Китая настолько велик, что если он вступит в любую войну в регионе, то неизменно выйдет из нее победителем».

В ходе последних лет китайское командование, увеличивая собственный потенциал в сфере сухопутных войск, бронетехники и артиллерии, также уделяло особое внимание модернизации морского флота и авиации.

На эту тему 22 апреля на сайте британского Международного института стратегических исследований (IISS) был размещен доклад под заголовком «Воздушные силы Китая: постепенное развитие или революция», в котором отмечается стремительные успехи китайских ВВС в плане ведения воздушного боя.

В частности, в указанном докладе отмечается: «Военно-воздушные силы Китая уже не такие отсталые с ограниченным по возможностям и устаревшим вооружением, теперь они превратились в силу, способную и днем и ночью вести атаки и обороняться».

Авторы доклада также отмечают, что помимо достижений последних лет, воздушную мощь КНР укрепят современные истребители пятого поколения J-20 и J-31, которые пока еще находятся на стадии полетных испытания.

В докладе, правда, делается оговорка, что успехи в этой области лишь отчасти оправданы национальным потенциалом Китая и ему еще многое предстоит сделать, устранив некоторые слабые места собственных военных технологий.

Параллельно с усилиями Поднебесной достичь положения военной сверхдержавы, американское руководство уже сейчас выражает свою озабоченность колоссальными успехами китайцев в оборонной сфере.

Об этом пишут авторы обзора, опубликованного 29 января нынешнего года на сайте гонконгской англоязычной газеты South China Morning Post.

Так, ими утверждается следующее: «Выступая перед американскими законодателями, заместитель министра обороны США по закупкам и технологиям Фрэнк Кендалл (Frank Kendall) заявил о своей сильной озабоченности в связи с военными достижениями Китая».

По словам Кендалла, в течение максимум 10 лет китайцы смогут бросить вызов американскому лидерству в сфере военных технологий.

Заместитель главы Пентагона также подчеркнул, что хотя на сегодняшний момент размеры военного бюджета КНР меньше, чем у Соединенных Штатов, расходы Китая в этой сфере ежегодно увеличиваются.

Кроме того, гонорары китайских военных специалистов гораздо меньше, чем у их американских коллег, что является еще одним стимулом для китайцев проводить модернизацию своей военной отрасли.

По мнению Кендалла, наиболее отчетливо вызов Китая военному могуществу США проявился в региональном соперничестве в Восточной Азии, поэтому рост военного могущества Поднебесной вызывает серьезные опасения у американского руководства уже сейчас.

Как сообщило 7 марта этого года информационное агентство IRNA, тот факт, что в 2014 году Пекин намерен увеличить свои расходы в военной сфере на более чем 12% и довести их до уровня 132 миллиардов долларов, вызывает сильную тревогу у Соединенных Штатов и их региональных союзников, таких как Япония.

Анализ военной отрасли Китая и оценка его тяжелого вооружения даются в ежегоднике Military Balance Международного института стратегических исследований за 2013 год. По сведениям авторов опубликованной статьи, из 2,28 млн человек личного состава вооруженных сил Китая 1,6 млн служат в сухопутных войсках, укомплектованных современной военной техникой.

Более того, на вооружении этого вида войск состоят мощнейшие противовоздушные комплексы, способные обеспечить его защиту.

Military Balance оценивает численность личного состава военно-воздушных сил КНР в 330 тысяч человек. Важнейшей частью вооружения этого вида войск являются 1900 военных самолетов, среди которых имеются и современные истребители, невидимые для радаров.

Военно-морские силы Поднебесной насчитывают более 255 тысяч человек личного состава, в обязанности которых входит обеспечение массового присутствия китайских кораблей в прибрежных и международных водах.

По оценкам Military Balance, на вооружении ВМС Китая состоят 14 эсминцев, 62 торпедных катеров, 65 подводных лодок и десятки бронированных кораблей для патрулирования береговой линии.

Завершив в конце 2012 года ремонт купленного у России авианосца и дав ему название «Ляонин», китайцы вывели судно в международные воды.

Между тем некоторые источники сообщали о том, что Китай в последние месяцы готовится к строительству второго авианосца.

В одном из своих докладов, опубликованных в начале этого года Международным институтом стратегических исследований, отмечается, что Китай стремительно наращивает и модернизирует свои морские и авиационные силы, так что Запад и Россия лишись монополии на обладание военной техникой, оснащенной современнейшим оборудованием, такой как авианосцы, беспилотники и истребители последнего поколения.

Важным доказательством прогресса Китая в военной промышленности является то, что в последние годы эта страна стала одним из крупнейших в мире поставщиков вооружения.

В связи с этим персидская редакция медиакомпании Deutsche Welle 17 марта этого года со ссылкой на Стокгольмский институт исследования проблем мира и конфликтов (SIPRI) сообщила: «Китай в 2009–2013 годах, обойдя Францию, занял четвертое место в мире по количеству экспортируемого вооружения».

Согласно тому же источнику, после США, России и Германии, доля которых в экспорте вооружения в другие страны мира составляет соответственно 29, 27 и 7%, Китай находится на четвертой позиции и обеспечивает 6% от общего числа военных поставок.

 

Выводы

 

Будучи важными политическими и экономическими партнерами, Иран и Китай ставят своей целью развитие отношений и в других сферах.

Одной из них является оборона и безопасность, которая, учитывая прошлый опыт, представляет подходящие возможности для укрепления и развития сотрудничества между Тегераном и Пекином.

В нынешних условиях, сложившихся в регионе и в целом мире, Иран и Китай видят для себя общие угрозы, выражающиеся в военном вмешательстве Соединенных Штатов и попытках этой страны осуществлять свой диктат во всех частях света.

Кроме того, еще более четкое проявление таких вызовов, как экстремизм, терроризм, а также рост угроз торговому судоходству, создает все новые основания для укрепления сотрудничества двух стран.

Учитывая все перечисленное, стремление Ирана и Китая создать общие связи в сфере безопасности и расширить контакты в плане обороны может придать в третьем тысячелетии важную специфику шелковому пути.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.