Европарламент является (ЕП) одним из важнейших институтов Европейского союза, однако его авторитет и влияние как в структуре управления ЕС, так и среди населения стран Евросоюза невелики. В мае этого года должны состояться уже восьмые выборы в ЕП, на фоне которых проявились проблемы и вызовы европейского парламентаризма.

Во-первых, в Европе существуют серьезные опасения по поводу явки. Обычно общеевропейские выборы проводятся летом, но в этом году было принято решение перенести их на май, чтобы в голосовании приняло участие большее количество людей и увеличился временной интервал между ним и намеченными на июль выборами председателя Еврокомиссии (ЕК).

Есть несколько причин избирательной пассивности европейцев, однако основная, наверное, заключается в том, что важнейшие решения в Евросоюзе до сих пор принимаются его членами, а не Европарламентом. При этом у жителей ЕС нет ощущения того, что от их голоса что-то зависит (проведенный по заказу ЕК опрос показал, что так считают целых 66% респондентов).

Второй важный момент – связь выборов в ЕП с выборами нового главы ЕК (что в том числе может заставить избирателей активнее участвовать в выборе депутатов Европарламента). По новым правилам, каждая европартия выдвигает своего кандидата на этот пост, а в конечном итоге ЕП утверждает кандидатуру председателя ЕК. Партийный выбор таков:

1. Европейская народная партия – бывший премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер;
2. Прогрессивный альянс социалистов и демократов – нынешний глава ЕП Мартин Шульц;
3. Альянс либералов и демократов за Европу – бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт;
4. Зеленые – европарламентарий Жозе Бове и немка Франциска Келлер;
5. Европейские объединенные левые – лидер греческой «СИРИЗА» Алексис Ципрас.

Однако трудно представить, что решающим при выборе главы ЕК станет голос жителей Европы. Более вероятно, что последнее слово останется за лидерами больших стран ЕС (в первую очередь, Германии). Скорее всего будет достигнут компромисс, который затем придется «протолкнуть» в Европарламенте. Хорошие шансы на успех у немца М. Шульца, позиции которого должна еще больше упрочить вероятная победа его партии в борьбе с «народниками». Но Жан-Клод Юнкер остается его серьезным конкурентом. При этом, например, Лондон не устраивает ни одна из этих кандидатур. Короче говоря, битва за пост главы ЕК ожидается жаркая, и прежде всего между лидерами Евросоюза, а не его рядовыми гражданами.

Третьим акцентом выборов в ЕП являются перспективы радикалов и евроскептиков. Причины их популярности вполне понятны: кризис европейской экономики и еврозоны, нежелание властей на местах и в Европе решать актуальные для общества проблемы (например, миграции), стремление ЕС все больше вмешиваться в личную жизнь европейцев и т.д.

Но хотя на общем фоне пассивности электората избиратели радикалов и евроскептиков достаточно дисциплинированы и активны, Брюссель паниковать не склонен. Вышеупомянутый Жан-Клод Юнкер уверен, что радикалы получат 25% голосов, что немало, но все равно может не позволить им стать реальной политической силой: в ЕП исключительно фракции ведут дебаты о законопроектах, а статус фракции требует минимум 25 депутатов из семи стран. С учетом того, что радикалам и евроскептикам трудно договариваются друг с другом, они рискуют «раствориться» и общей депутатской массе.      

Поэтому многие аналитики исходят из того, что после выборов в работе ЕП мало что изменится: «народники» и социал-демократы сохранят большинство и будут дальше принимать важнейшие решения. А если что, в их распоряжении для создания коалиции зеленые и либералы. По сути именно это позволило президенту ЕС Херману Ван Ромпею заявить о том, что политики крайне правого толка и евроскептики пользуются поддержкой лишь 25% электората, а остальные избиратели являются сторонниками процесса европейской интеграции.

Ряд экспертов полагает, что пик популярности евроскептицизма вообще прошел, поскольку Европа, судя по всему, справилась с экономическим кризисом. Однако вопросы миграции и федерализации никуда не денутся, особенно с учетом федералистской позиции Германии.

А в Литве, как показывают опросы, победу должны одержать социал-демократы. При этом выборы в ЕП все еще остаются для литовцев чем-то далеким и малопонятным, а более высокой явке поспособствует разве что факт совпадения европейских выборов со вторым туром выборов президента (если он состоится). Кроме того, для литовских политиков ЕП в большей степени является «теплым» (денежным) местом или способом вынести на европейскую арену местные проблемы (как это делает лидер Избирательной акции поляков Литвы В. Томашевский), нежели механизмом защиты интересов Литвы.
 
Обобщая, можно сказать, что Европарламенту еще предстоит побороться за свое «место под солнцем» в системе общеевропейских институтов власти. Пока он больше напоминает место для дискуссий, нежели эффективный инструмент принятия ключевых решений. В единой Европе так быть не должно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.