Читая новую книгу Томаса Пикетти «Капитал в двадцать первом веке», можно сделать вывод, что в мире не было такого неравенства со времен баронов-разбойников и королей. Это странно, поскольку, читая новую книгу Ангуса Дитона «Великий побег» (рецензию на которую я недавно подготовил), можно решить, что сегодня мир равноправен, как никогда.

Так какой же взгляд является верным? Ответ зависит от того, смотрим мы на страны по отдельности или на весь мир в целом.

Важным фактом в книге Дитона является то, что в течение последних нескольких десятилетий миллиарды людей в развивающихся странах, особенно в Азии, выбрались из действительно отчаянной бедности. Те же механизмы, которые увеличили неравенство в богатых странах, подняли игровое поле в глобальных масштабах для миллиардов людей. За последние 30 лет произошли величайшие во всей человеческой истории улучшения множества различных аспектов, связанных с бедностью.

Блестящая книга Пикетти задокументировала неравенство внутри страны, а основной упор в ней сделан на богатые страны мира. Большую часть массовой культурной среды его читателей составляют люди, которые считают себя средним классом внутри своих стран, но которые находятся выше уровня среднего класса или даже являются богатыми по мировым стандартам.

Существуют различные мистические и технические дебаты вокруг фактов, которые Пикетти и его соавтор Эммануэль Саез установили, собрав данные за последние 15 лет. Однако я нахожу их результаты убедительными, особенно учитывая, что другие авторы, используя совершенно другие методы, пришли к аналогичным выводам. Брент Нейман и Лукас Карабарбонис из Чикагского университета, например, утверждают, что доля труда в ВВП сокращается во всем мире, начиная с 1970-х годов.

Тем не менее, Пикетти и Саез не предлагают какой-то модели, как и сама новая книга. И отсутствие модели в сочетании с акцентом на странах верхнего среднего класса, имеет большое значение, когда речь заходит о политических предписаниях. Были бы последователи Пайкти в восторге от предложенного им прогрессивного глобального налога на богатство, если бы он был направлен на исправление огромного разрыва между беднейшими и богатейшими странами, вместо того чтобы исправлять разрыв между теми, кто живет в достатке по мировым стандартам, и теми, кто супер-богат?

Пикетти утверждает, что капитализм несправедлив. А разве колониализм был справедливым? В любом случае, идея глобального налога на богатство изобилует проблемами правоприменения и доверия, не считая того факта, что она является политически неправдоподобной.

Хотя Пикетти прав в том, что доходы от капитала повысились в течение последних нескольких десятилетий, он слишком пренебрежительно относится к широкой дискуссии среди экономистов относительно причин. Например, если основной причиной является массовый приток азиатского труда на глобализованные товарные рынки, то модель роста, выдвинутая лауреатом Нобелевской премии экономистом Робертом Солоу, предполагает, что в конечном итоге акционерный капитал отрегулируется, а ставка заработной платы вырастет. Уходы на пенсию из-за старения рабочей силы в конечном итоге также запустят рост заработной платы. С другой стороны, если доля труда в доходе падает из-за неумолимого роста автоматизации, понижающее давление на эту долю сохранится, как я говорил несколько лет назад в контексте анализа проблемы искусственного интеллекта.

К счастью, существуют куда более подходящие пути решения проблемы неравенства в богатых странах при параллельном укреплении долгосрочного роста спроса на продукцию из развивающихся стран. Например, переход на относительно плоскую шкалу налога на потребление (с большими, не подлежащими налогообложению суммами, на которые не распространяется прогрессивная шкала налогообложения) стал бы гораздо более простым и эффективным способом собирать налоги, не затрагивая накопления богатств, особенно если жилищный налог для горожан будет привязан к месту получения ими дохода.

Прогрессивный потребительский налог относительно эффективен и не искажает сберегательные решения так же сильно, как это делают сегодняшние налоги на прибыль. Зачем пытаться перейти к неправдоподобному глобальному налогу на богатство, если существуют альтернативы, которые способствуют росту, значительно повышают доходы и могут быть сделаны прогрессивными через очень высокие льготы.

В дополнение к глобальному налогу на богатство Пикетти рекомендует ввести 80%-ную предельную ставку налога на доход для Соединенных Штатов. Хотя я твердо верю, что США нуждаются в более прогрессивном налогообложении, особенно верхних 0,1%, я не понимаю, почему он предполагает, что 80%-ная ставка не вызовет существенных искажений, тем более, что это предположение противоречит большому объему работ, опубликованных нобелевскими лауреатами Томасом Сарджентом и Эдвардом Прескоттом.

Существует множество практических стратегий, которые могут быть приняты для сокращения неравенства в дополнение к прогрессивному потребительскому налогу. Сосредоточив внимание на США, Джеффри Франкель из Гарвардского университета предложил ликвидацию налогов на заработную плату для работников с низкими доходами, урезание необлагаемых налогами сумм для работников с высоким уровнем доходов, а также более высокие налоги на наследство. Универсальное дошкольное образование будет способствовать долгосрочному росту - равно как и гораздо больший акцент на образование взрослых в течение всей жизни (добавлено мною), возможно, через онлайновые курсы. Налоги на выбросы углерода помогут смягчить глобальное потепление, создавая при этом значительные доходы.

Принимая предположение Пикетти о том, что неравенство важнее, чем рост, нужно помнить, что многие граждане развивающихся стран полагаются на рост богатых стран, надеясь, что он поможет им вырваться из нищеты. Основной проблемой двадцать первого века остается помощь крайне бедным людям в Африке и в других регионах. Как бы то ни было, 0,1% элиты должны платить гораздо больше налогов, однако давайте не будем забывать, что, когда дело доходит до сокращения глобального неравенства, капиталистическая система показывала впечатляющие результаты на протяжении трех десятилетий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.