Президент Владимир Путин со всей вероятностью приедет в Нормандию на годовщину «Дня Д», так как Франсуа Олланд (François Hollande) полагает, что нельзя отождествлять негативную оценку действий Путина на Украине и вклад России в борьбу с Гитлером. Даже наш президент, Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski), считает, что исключать Путина было бы странно, раз он представляет важнейшего участника антигитлеровской коалиции.

Между тем кажется каким-то искусственным, одновременно публично высказывать крайне негативные суждения о Путине, а одновременно приглашать его на совместные торжественные мероприятия, на которых принято обмениваться любезностями и улыбками. У Польши есть дополнительная проблема, поскольку приближается годовщина освобождения советскими войсками лагеря «Аушвиц-Биркенау», а также давно объявленный год Польши в России и год России в Польше.

Здесь вырисовывается историческая аналогия. Когда формировался новый мировой порядок, государства-победители не пригласили представителей Польши в Сан-Франциско на конференцию по созданию Организации Объединенных Наций, поскольку сочли, что коммунистическое руководство того времени не имело права представлять Польшу и польский народ. С другой стороны, сложно было вообще не упоминать о Польше, за которую началась вся война, и которая оказалась одной из ее главных жертв. Речь шла не о лидерах того или иного государства, а о нем самом и символах. Ситуацию по зову сердца (ради символа и памяти собравшихся) спас польский пианист Артур Рубинштейн, который должен был играть для делегатов в Сан-Франциско. «Я не вижу польского флага, — сказал он перед концертом, — так что я сыграю польский национальный гимн». И ему, и всем остальным было ясно, что народ не обязательно должен быть представлен своими властями (иногда избранными, а иногда ведь и навязанными), и что обычные люди не всегда ответственны за своих лидеров.

Напрашивается вопрос, отождествляем ли мы Россию с Владимиром Путиным и его политикой? А отождествляли ли в прошлом наши партнеры Польшу с Болеславом Берутом (Bolesław Bierut)? И конкретнее, верим ли в другую, не путинскую, Россию? От ответа на этот вопрос зависит важный вывод: выгодно ли нам поддерживать благоприятные контакты с Москвой? Ведь Путин, хотя он еще молод, не вечен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.