Утром 25 мая в сообщениях иранских информагентств появилась неожиданная новость, свидетельствующая о решимости судебной системы Ирана противостоять действиям в стране экономических преступников. Ранним субботним утром 24 мая в тегеранской тюрьме Эвин был приведен в исполнение смертный приговор в отношении Махафарида Амирхосрови, вызвавший бурную реакцию местной общественности.

Казнь главного обвиняемого по делу о хищении 2,8 триллиона туманов (1,1 миллиарда долларов по нынешнему курсу 2467 туманов за один доллар) Махафарида Амирхосрови стала доказательством того, что иранские власти намерены вести решительную борьбу с экономическими преступлениями в стране. Отныне дела о финансовых махинациях рассматриваются органами Исламской республики с особой тщательностью.

Вот как сообщает об этом событии информационный сайт тегеранской прокуратуры: «Состоялась казнь Махафарида Амирхосрови, сына Мансура, который путем крупномасштабных махинаций наносил ущерб экономической структуре государства, вступал в коррупционный сговор с представителями банковской системы, применял преступные мошеннические схемы, получал суммы в размере нескольких миллиардов туманов, занимался отмыванием денег и дачей взяток. Смертный приговор был подтвержден решением Верховного суда Исламской республики Иран и приведен в исполнение 24 мая в тюрьме Эвин».

Напомним, что первый этап рассмотрения дела о столь крупном финансовом мошенничестве с участием 39 обвиняемых прошел в открытом режиме и при участии представителей прессы в здании первого отделения суда Исламской революции. Возглавляющий этот процесс судья Насер Серадж вынес смертный приговор в отношении обвиняемых первой – четвертой категорий. Их главным обвинением стало «нанесение ущерба экономической структуре государства путем крупномасштабных махинаций». Другими пунктами обвинения стали взяточничество, хищения, мошенничество, приобретение незаконного имущества, отмывание денег и использование подложных документов.

Объявленный судом приговор был обжалован осужденными и их адвокатами, поэтому впоследствии дело было отправлено на рассмотрение в Верховный суд. Спустя почти полгода с момента подачи апелляции суд высшей инстанции подтвердил вынесение смертного приговора в адрес четырех осужденных.

Поступление денежного штрафа на счет правительства

В отношении денежного штрафа, наложенного на Амирхосрови, Насер Серадж заявил: «Сумма в размере 600 миллиардов туманов (243 миллиона долларов) уже поступила на счет правительства». В интервью информационному агентству Mehr судья, занимающийся делом о хищении почти одного миллиарда долларов, также сообщил: «Данная сумма была получена за счет конфискованного имущества осужденного. Собственность и компании Амирхосрови также арестованы и находятся под контролем прокуратуры. За счет этих средств будут выплачиваться оставленные им долги». Касательно приведения в исполнение смертного приговора в отношении трех других осужденных Серадж добавил: «По этому вопросу свое решение вынесет прокуратура. Высший суд уже подтвердил их приговор».

Неожиданное исполнение смертного приговора

О своем свидании с мужем и его последних словах вспоминает супруга Амирхосрови. Сара Хосрови в интервью информагентству Mehr сообщила: «В субботу утром из средств массовой информации я узнала, что в тюрьме казнили моего мужа. Сначала мы думали, что это дезинформация, однако наш адвокат навел справки и сообщил, что казнь действительно привели в исполнение». О своей последней встрече с супругом она вспоминает следующее: «Накануне в пятницу нам разрешили встретиться с Махафаридом напротив прокуратуры. Тогда он, как всегда, был в хорошем расположении духа, не зная, что его приговор уже решено привести в исполнение».

На этом свидании Амирхосрови сообщил, что он обратился к тюремным властям с тремя просьбами, попросив их в том числе предоставить ему телефон для связи с близкими. Сара Хосрави не знала, что это ее последняя встреча с мужем, иначе бы она предложила ему составить какое-то завещание. «Все имущество моего мужа арестовано, – добавила она, –  хотя, по его словам, казнь не должны были привести в исполнение до уплаты всех долгов. Это значит, что муж до последнего надеялся на изменение приговора».

Кем был Махафарид Амирхосрови?

Уголовное дело главного обвиняемого о хищении почти одного миллиарда долларов насчитывает 33 тома, и его даже сравнивают с многотомной «Историей цивилизации» американского ученого Уильяма Дюранта.

По сообщению сайта asriran.com, на первом заседании суда прокурор охарактеризовал Амирхосрови и его подельников следующим образом: «Основными владельцами инвестиционной фирмы «Амир Мансур Ария» являлись четыре сына Мансура Амирхосрови, одного из земельных собственников провинции Гилян на севере страны. Вначале братья Амирхосрови (Масуд, Мехрган, Махафарид и Мердавидж) вели совершенно обычную жизнь, но затем они решили взять кредит на создание собственной фирмы по производству минеральной воды». Очевидно, с этого кредита все и началось, потому что так они узнали о двух способах банковских махинаций.

Во-первых, им представилась возможность использовать аккредитивы. Во-вторых, за взятку они смогли наладить связи с банковским руководством и реализовать простую формулу: «Получай в этом учреждении кредиты и льготы и часть из них отдавай другим в качестве мзды». Так они и наживали свои капиталы, пока не пришел час расплаты.

Согласно официальной информации, опубликованной в иранской газете Jomhouri Eslami, инвестиционная компания «Амир Мансур Ария» (названная так в честь отца семейства) была создана 18 июня 2006 года тремя братьями Амирхосрови с первоначальным капиталом в размере 50 миллионов туманов (20 тысяч долларов). Ее целями было вложение инвестиций в покупку, управление, учреждение, развитие, реформирование, продажу и аренду заводов и прочих действующих предприятий промышленности и сферы услуг внутри страны и за ее пределами, а также купля-продажа национальных акций и ценных бумаг. Скоро офис компании переехал в шестиэтажное здание на улице Ахмада Касира в Тегеране, а затем ее владельцы выкупили все прочие помещения на своей стороне. Спустя некоторое время один из братьев (Мехрган Амирхосрови) вместе с супругой отправился на постоянное место жительства в Канаду.

Через три года капитал компании увеличился с 50 миллионов туманов до 20 миллиардов (восьми миллионов долларов).

Всего в ведении инвестиционной компании «Амир Мансур Ария» находилось 26 фирм и объединений самой разной направленности, работающих в таких областях, как туризм, продовольствие, стекольное производство, химия, железнодорожное строительство, сталелитейное производство, коммерция, юридические консультации, электроника, банковская деятельность, физическая культура, машиностроение и так далее.

Примечательной особенностью является то, что многие из этих фирм в 2009 - 2010 годах вошли в список самых лучших фирм в своей отрасли.

Махафарид Амирхосрови 1970 года рождения был третьим ребенком в семье. Его отец скончался еще в 1989 году, поэтому никакой роли в экономической деятельности своих сыновей он не играл, хотя его имя и было взято для названия созданной ими компании. Братья получили от отца некоторое состояние, но оно было гораздо меньше, чем все их последующие прибыли. Так, Махафарид Амирхосрови часто говорил своим друзьям: «Я начал свой бизнес с одного миллиона туманов (400 долларов)».

Утечка информации о выпуске поддельных аккредитивов произошла по ошибке самого Амирхосрови. Он лично связался с директором «Экспортного банка Хузистана» и попросил его выдать аккредитив на 30 миллиардов туманов (12 миллионов долларов). Когда банкир обратился за кредитной историей клиента в один из филиалов своего финансового учреждения, он заподозрил нечто неладное и сообщил об этом компетентным органам, которые и подключились к расследованию. Наконец, 4 августа 2011 года Иран и весь мир потрясла новость о хищении 2,8 триллиона туманов (1,1 миллиарда долларов), а уже 18 февраля 2012 по этому делу прошло первое судебное заседание.

Если бы только эта казнь положила конец финансовым преступлениям, но …

Итак, спустя более двух лет после первого судебного заседания по делу о хищении почти одного миллиарда долларов высшую меру наказания в виде смертной казни получил исполнительный директор инвестиционной компании «Амир Мансур Ария», главный обвиняемый в финансовых преступлениях Махафарид Амирхосрови, известный также как «взяточный король». Сейчас, когда казнь осужденного уже является совершившимся фактом, возникает такой вопрос: положит ли она конец экономическим преступлениям в стране?

Учитывая, что Верховный суд подтвердил смертный приговор в отношении четырех осужденных только через полгода, время от времени появлялись предположения о том, что власти все же не будут применять высшую меру наказания. Однако спустя столь продолжительное время, когда все страсти по делу о хищении более миллиарда долларов почти улеглись, сообщение тегеранской прокуратуры о казни Махафарида Амирхосрови 24 мая оказалось полной неожиданностью. Конечно, на протяжении всего этого времени представители судебной власти, в том числе и сам судья Насер Серадж, комментируя в средствах массовой информации затягивание смертной казни главного обвиняемого, объясняли это выполнением других приговоров, в частности, описанием имущества осужденного. Помимо этого, в деле о хищении одного миллиарда долларов также появился новый фигурант – предприниматель Бабак Зенджани, после чего все стали утверждать, что Амирхосрови действовал не один. Впоследствии также выяснилось, что к этим махинациям причастны и некоторые высокопоставленные лица, включая нескольких депутатов парламента, исполнительных директоров «Национального банка» и «Экспортного банка» и ряд прочих государственных чиновников. Хотя в прессе и назывались некоторые фамилии, такие как Хавари и Джехром, общественности так и осталось неясно, кто именно из чиновников или парламентариев замешен в хищении средств. На сегодняшний день по этому громкому делу к смертной казни осуждены еще три человека, и есть все основания полагать, что им придется разделить участь Амирхосрови. Оставляя в стороне применение в отношении этих осужденных высшей меры наказания, обратимся к тому, как им вообще удалось совершить столь крупные экономические преступления. Хотя расследование обстоятельств хищения миллиарда долларов еще продолжается, по всей видимости, за ним последует еще один судебный процесс с главным фигурантом Бабаком Зенджани по делу о более крупных махинациях, где размер похищенных средств выше в несколько раз.

Последние годы в Иране отмечены рядом громких преступлений в финансовой сфере, главными обвиняемыми по которым проходили Фазель Ходадад, Шахрам Джазаери, руководство компании «Амир Мансур Ария», включая Махафарида Амирхосрови, и Бабак Зенджани. Судебные органы применили ко всем них самые жесткие санкции, хотя, с юридической точки зрения, мера наказания иногда вызывала некоторые споры. Конечно, такой подход к финансовым преступникам является необходимым, однако и этого недостаточно.

Выражаясь яснее, главным условием предотвращения экономических преступлений, размеры которых сейчас приобрели гораздо больший масштаб, является устранение порождающих их предпосылок. Крайне важно определить ущерб от подобной преступной деятельности, чтобы разобраться, почему, несмотря на суровые карательные меры судебной инстанции, все еще некоторые лица не боятся заниматься экономическими махинациями. Сейчас необходимо задуматься о том, не нужна ли государству более сильная система контроля в финансовой области. Уделяется ли достаточное внимание тому, какую роль играет в крупных экономических преступлениях банковский сектор? Намерена ли судебная система применять соответствующие меры взыскания по отношению к тем государственным чиновникам и депутатам парламента, которые не оправдали возложенного на них доверия? Не нужно ли пересмотреть финансовое законодательство, составленное несколько десятков лет тому назад и не способное пресечь противозаконную деятельность вчерашних мелких рантье и сегодняшних казнокрадов? Ясно, что упомянутая преступная деятельность – это всего лишь верхушка айсберга. Власти страны, конечно же, предпримут необходимые меры для анализа ситуации и ликвидации благодатных условий для хищения государственных средств, ведь именно от них зависит комплексное решение данной проблемы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.