Совсем недавно один американский автор левого толка, Адольф Рид, заявил, что от левых ничего не осталось. Он обвинил либералов (тех, кого мы, во Франции, называем лево-центристами) в том, что они постепенно капитулировали и сравнил (в негативном плане) нынешних левых либерального толка с Франклином Рузвельтом 1944 года во время его известной речи с требованием второго билля о правах (Harper’s, Mars 2014).

Организованные и действующие на политической арене левые находятся в США в плохом положении, но, пожалуй, их положение не хуже, чем у французских левых. Все же американские левые имеют заметное присутствие в СМИ, начиная от журналов как, например,"The Nation", интернет-сайтов типа «Democracy Now!» и заканчивая интернет-каналами вроде «The Real News Network» и альтернативными сайтами Truthout», «Truthdig», «Tomdispatch» и многими другими. Соответственно, левые интеллектуалы существуют и производят идеи, имеющие определенный отклик в обществе - отклик, который нельзя назвать совсем уж не заслуживающим внимания.

Относительно внешней политики, эти очень немногочисленные левые очень часто критикуют Обаму, который сам никогда не заявлял о себе как о левом. Он воспринимается таковым лишь его оппонентами, которых называют консерваторами, но которые, на самом деле, являются лишь реакционерами и демагогами. Критики Обамы с левой стороны политического спектра, а также либертарианцы, которые близки левым лишь в вопросах, касающихся американской внешней политики (посмотрите на их сайт antiwar.com) отмечают все еще работающую тюрьму Гуантанамо, незаконные и смертоносные атаки беспилотников, которые, по их мнению, лишь способствуют развитию терроризма, а также нарушения гражданских прав и свобод, которое продемонстрировало, в частности, дело Сноудена и информация о деятельности АНБ, которую он раскрыл. Эти критики упорно стоят на своем, но после отказа Обамы совершить военную интервенцию в Сирии, левые интеллектуалы оказались достаточно близки Обаме, хотя и не признали его одним из своих.

Американское население устало от постоянных войн, начатых Бушем и продолжаемых или даже усиленных Обамой во время его первого срока. Соответственно, в США наблюдается изменение общественного мнения, которое после того, как оно поверило лжи Буша относительно оружия массового уничтожения в Ираке и одобрило жертвы в Афганистане после 11 сентября, не хочет больше и слышать об отправке американских солдат на очередной театр боевых действий. Американская поддержка операции в Ливии, столь желаемая Саркози, Бернаром Анри-Леви и Великобританией, была жестко раскритикована не только с левой, но и с правой стороны политического спектра, хотя и по различным причинам. После этого и после того, как он увидел последствия западной интервенции (убийство американского посла в Бенгази), Обама стал значительно более осторожно оценивать риски интервенций. Он поддержал Францию в Мали, но не отправил туда войска. Что касается Сирии, он позволил своим французским союзникам, которые хотели ввести войска на территорию этой страны, стать большими неоконсерваторами, чем он сам.

Американские левые оценили эту сдержанность, которая, возможно, диктуется реалистичным восприятием американских возможностей в период их сравнительного упадка, либо диктуется неопрагматизмом. Некоторые из левых авторов обрушились с резкой критикой на действия Обамы во время украинского кризиса. Они обвинили США в раздувании кризиса и выразили опасения возвращения холодной войны, желаемой Америкой. В это же время, в противовес правым, возглавляемым во внешнеполитических вопросах Джоном МакКейном, левые оценили невоенный подход, выбранный Обамой.

Очевидное позиционирование Обамы среди левых в значительной степени вызвано полной безответственностью его критиков справа. Они осуждают Обаму за отказ следовать пути постоянного применения военной силы, - пути, которому начал следовать Джордж Буш-младший и с которого он свернул после катастрофы в Ираке. Военные интервенции в асимметричные конфликты, которые стоили США сумасшедших денег, не принося им победы, не послужили уроком реакционерам-милитаристам, которые постоянно их требуют, пусть и только на словах. Правые не видят вины Буша и его компании в тех событиях, которые сейчас разворачиваются в Ираке.

Как и Блэр, другой великий лжец 2003 года, они желают видеть лишь конфликт с религиозной подоплекой между террористами и легитимным правительством. Хаос американской войны исчез и для любителей военной силы остался лишь религиозный конфликт между террористическими группировками и всеми остальными.

Некоторые американские аналитики считают, что Обама вернулся к реализму после поворота Буша к «вильсонианству в сапогах», выражаясь словами Пьера Асснера. Он заменил отправку наземных войск авиаударами дронов. Беспилотники вне закона, они убивают невинных людей, но они позволяли, по крайней мере в первое время, избежать жертв среди американских граждан. Они разжигают ненависть к США в наиболее затронутых этими ударами государствах (Пакистан, Йемен), но их экономическая и военная цена представляется меньшей, чем массовая отправка солдат. Эти беспилотники и массовая слежка определенно мешают левым одобрять Обаму, но в американском контексте, где правые только рады возможности вступить в очередную войну, как Чейни и Буш после 11 сентября, Обама представляется более сдержанным и осмотрительным.

Обама, которого я называл «вашингтонским Макиавелли» («Recherches internationales» апрель-июнь 2013) осознает пределы возможностей Соединенных Штатов и неохотно берет на себя функцию мирового жандарма. Его основной заботой остается Азия с ее неизменным партнером-противником Китаем. Пусть левые и продолжают критиковать его за бездействие или за ошибки в урегулировании палестино-израильского конфликта, они, тем не менее, признают достоинства менее интервенционистской политики, которые соответствуют желаниям населения. Обама не стал левым, каким его пытаются изобразить правые, но он перевернул так называемую идеалистическую страницу во внешней политике США, которая состояла в том, чтобы пройти маршем от Багдада до Иерусалима и демократизировать весь регион. Неоконсерваторы, эти подозрительные мачо, всерьез думают, что смогут переделать весь Ближний Восток с помощью военной силы.

Эта страница перевернута, США далеки от того, чтобы снова проводить политику изоляционизма, но мировой жандарм, который ревниво охраняют его беспилотники, понял, что постоянные интервенции по всему миру стоят слишком дорого, - как Америке, так и всему миру.

Если уйти в сторону от критики, которая постоянно обрушивается на Обаму с их стороны, американские левые встречают аплодисментами готовность Обамы сотрудничать с Ираном для урегулирования иракского кризиса и одобряют невоенную позицию по Сирии, Ирану и даже по Украине. Левые, которые, как и Франция Жака Ширака, были в 2003 году правы насчет Ирака, положительно воспринимают прагматические решения президента, не принадлежащего к их лагерю. Когда правые неоконсерваторы пытаются забыть ложь и ошибки предыдущего десятилетия, делая Обаму ответственным за продвижение джихадистских групп в Ираке, левые, напротив, положительно оценивают качества американского президента, который сопротивляется возгласам неоконсерваторов.

В этом отношении Обама - значительно более левый, чем Хиллари Клинтон. К тому же Каган, один из соколов былых времен, радушно встречает ее среди неоконсерваторов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.