Как говорит новый посол России в Швеции, российско-шведские отношения остаются «нормальными», хотя кризис на Украине и повлиял на них отрицательно. «Не мы начали военную эскалацию в регионе Балтийского моря, это ответ на возросшую активность НАТО», — говорит Виктор Татаринцев в интервью «Дагенс Нюхетер».

Виктор Татаринцев, посланник Президента Владимира Путина в Швеции, вступил в должность лишь пять дней назад. Но он далеко не новичок в Стокгольме: начиная с 1980-х, он уже в четвертый раз работает в комплексе российского Посольства в районе Мариеберг, и у него долгий опыт шведско-российских отношений.

Для интервью нас встретил непринужденный посол в обезлюдевшем офисе, который на самом деле закрыт на длинные выходные в связи с празднованием Национального дня России. Хотя именно сейчас радость, похоже, приглушена тем, что на Россию обрушились жесткая критика за ее действия на Украине и санкции с различных сторон, в том числе Швеции.

Отношения могли быть лучше. К сожалению, последние события на Украине не могли не повлиять на наши отношения. Но это решение принималось не нами. Это суверенное решение Швеции — ограничить обмен визитами, заморозить официальные контакты на уровне министров, не говоря уже о высшем уровне, говорит Виктор Татаринцев.

— Атмосфера между Россией и Швецией сейчас — наиболее прохладная за долгое время. Сергей Марков, один из доверенных лиц Путина, сказал в интервью, что Швеция — одна из самых «русофобских» стран Европы, и что эта ненависть к русским может привести к третьей мировой войне. Вы согласны с этим?

— Я думаю, он имел в виду тональность освещения в СМИ того, что происходит в России и на Украине. Я каждый день читаю шведские газеты, и с сожалением должен сказать, что образ России в шведских СМИ весьма негативен. Шведские журналисты даже не пытаются показать обе стороны медали. Все не может быть черно-белым. Так что я могу понять, что имел в виду Марков. Но если он действительно сказал, что русофобия может привести к началу новой мировой войны, то я считаю, что это смешно. Разговор о третьей мировой войне — слишком серьезная вещь, чтобы о ней шутить.

Татаринцев полагает, что российские СМИ дают более точную картину событий на Украине, чем то, что он видит в шведских масс-медиа.

— В Швеции телевидение преподносит Петра Порошенко как миротворца, в то время как по российскому телевидению в тот же день показывают реальную картину того, что происходит на востоке Украины, что там бомбят мирных жителей. Я думаю, что у наших СМИ — больше желания докопаться до правды, чем у западных.

— По договору 1994 г. Россия и две западные державы гарантировали границы Украины. Как можно оправдывать то, что Россия, тем не менее, аннексировала Крым?

— Необходимо исходить из того, что явилось причиной событий. Оппозиция в Киеве нарушила договоренности и в результате государственного переворота свергла Януковича. Важные политические вопросы были решены с применением насилия. В своей инаугурационной речи Порошенко сказал, что Крым всегда был украинским, но он лжет! Ведь все знают, что Крым был украинским только последние 60 лет. Более 90 процентов населения Крыма заявили, что хотят быть частью России. Если бы они не вошли в состав России, то последствием стала бы гражданская война с тысячами жертв среди мирного населения.

— Но разве это не нарушение международного права, когда одна страна забирает часть другой страны против ее воли?

— А что США сделали в Ираке? Как Запад поступил с Ливией? Или что Америка сделала в Югославии — никто на Западе не протестовал, хотя были явно нарушены все правовые нормы.

— Путин сказал, что восток и юг Украины — исторически русская земля. Означает ли это, что и другие части Украины будут переданы России?

— У России нет ни малейшего намерения менять границы или отбирать территории у других стран. Народ на востоке и юге Украины должен сам определить свою судьбу. Наш президент сказал своему украинскому коллеге, что Россия не является стороной конфликта между Киевом и силами восточной Украины. Я не могу предвидеть того, что может произойти. Я сам родом с юга Украины, из Херсона, области, где находится Старая шведская деревня (там живут потомки шведов, плененных под Полтавой, — прим. переводчика), так что я не посторонний наблюдатель украинского кризиса, и мое сердце обливается кровью, когда я слышу, что там происходит. Поэтому я знаю, что чем грубее насилие и агрессивнее политика, которые Киев проводит против народа на юго-востоке, тем большее сопротивление они встретят и тем большая вероятность, что они захотят стать независимыми и, возможно, попросят стать частью другой страны. Если Киев заинтересован в прекращении конфликта, то он должен положить конец военным действиям и сесть за стол переговоров.

— Не подходите ли вы с различными мерками? Что было бы, если бы сепаратисты в масках с тяжелым вооружением захватили бы полицейские участки и правительственные здания на юге России — разве Путин не отправил бы спецназ для уничтожения террористов, как это уже было в Чечне?


— Это два совершенно разных события. Экстремисты и мусульманские сепаратисты никогда не смогли бы воевать без финансовой поддержки богатых мусульманских государств, и все это происходило, когда Россия была слабой. Они взрывали дома в Москве и других местах. Вы слышали хоть об одном взорванном доме в Киеве?

— Россия когда-нибудь верила, что Швеция действительно была внеблоковой страной?


— Мы всегда высоко ценили стратегический выбор, сделанный Швецией, и рассматривали его как хорошее решение. Свобода от военных союзов придает Швеции силу в глазах российского руководства.

— Многие считают, что Швеция на практике является частью западного оборонительного альянса. Командующий шведскими ВМС сказал нашей газете: «Нам не надо вступать в НАТО, поскольку мы и так участвуем во всем, что они делают».

— Как посол я не могу это комментировать. Но я с полной ответственностью заявляю, что внеблоковый статус Швеции пользуется высоким уважением руководства нашей страны. И мы весьма хотели бы, чтобы Швеция твердо придерживалась такой политики.

— Какой была бы реакция Москвы, если бы Швеция вступила в НАТО?

— Обсуждать этот вопрос — совершенно нормальное дело. Но если было бы принято такое решение, то Россия отреагировала бы четко и недвусмысленно. Это рассматривалось бы как негативный фактор для поддержания геостратегического и военно-политического статус-кво не только на Севере Европы, но и во всей Европе. Это не улучшило бы безопасность Швеции.

— Военная деятельность в регионе Балтийского моря значительно возросла, а российские военные за год утроили количество учений. От чего это зависит?


— Со стороны НАТО активность также резко возросла. Я думаю, это зависит от того, что такие страны НАТО, как Эстония, Латвия и Литва, чувствуют себя неуверенно, особенно в свете событий на Украине. Но посмотрите внимательно, кто раздувает истерию и наращивает военное присутствие на границах России. НАТО увеличила число самолетов, которые будут охранять воздушное пространство прибалтийских стран. Там будут постоянно дислоцированы войска. Когда говорят о так называемой российской угрозе в регионе Балтийского моря, необходимо проанализировать, кто это начал. Мы были вынуждены принимать ответные решения, и именно это привело к военной эскалации. Почему? Разве прибалтийские государства считают, что мы нападем на них? У нас нет такого намерения.

— Чувствует ли Россия себя окруженной и подверженной угрозе?

— Да! Во всяком случае, окруженной. И существует угрожающая ситуация. А как бы вы отреагировали, если бы враг подошел к вашему порогу? Вам бы захотелось иметь больше сил, чтобы защититься.

— Начинает ли Россия чувствовать себя одинокой и изолированной?

— У нас нет никаких фобий сталинского типа, напротив, мы стараемся демонстрировать открытость. Но у нас есть право требовать, чтобы окружающий мир проявлял уважение и воспринимал Россию как нормального члена международного сообщества, имеющего право на оборону и суверенитет, и равноправного международного партнера. Мы никогда не согласимся, чтобы любая держава, большая или маленькая, выказывала нам пренебрежение, примерно, как это недавно сделал Обама, заявив: «Зачем нам обращать внимание на Россию, ведь она — лишь региональная держава». С нами нельзя обращаться, как с малыми детьми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.