Сообщения о том, что Пакистан начал наступление на боевиков в Северном Вазиристане, появляются лишь после нескольких лет непрерывного давления Запада на Исламабад, чтобы он принял меры в отношении этого неспокойного пограничного района между Пакистаном и Афганистаном, который в течение многих лет был раем для террористических группировок. 

Как сообщалось, около 30 тысяч военных были мобилизованы для проведения спецоперации Зарб-е-Азб при поддержке воздушных сил, в ходе которой было уничтожено 50 боевиков.

Как заявляют пакистанские военные, «используя Северный Вазиристан в качестве базы, эти террористы вели войну против самого Пакистана и разрушали жизнь страны по всем фронтам, подрывая ее экономический рост и уничтожая сотни людей и их дома». 

Решение провести эту операцию было воспринято как важная победа военных над премьер-министром страны Навазом Шарифом, пытавшимся договориться с лидерами талибов. Он опасается, что любая атака на проблемный регион может привести к ответному удару в виде террористических актов в крупных городах Пакистана. 

Этот страх, усилившийся после нападения боевиков на аэропорт города Карачи, в ходе которого погибли 38 человек, является прекрасным подтверждением того, насколько пакистанское правительство не имеет контроля над национальной безопасностью. Многие начали задаваться вопросом, выживет ли Пакистан как государство, указывая на несостоятельность демократических институтов страны, недостаток власти центрального правительства и серьезную угрозу, которую он представляет для международной безопасности. 

 

Бурная история террора

 

В 2010 году Соединенные Штаты изложили свою стратегию в отношении Пакистана в докладе группы экспертов из Совета по международным отношениям, заявляя, что «миссия США в Пакистане — уничтожить террористические группировки, которые угрожают американским интересам, и предотвратить беспорядки, способные подвергнуть опасности Пакистан и его ядерную программу». Цель заключалась в том, чтобы «убедить Пакистан прекратить оказывать поддержку афганским талибам и пакистанским террористическим организациям». 

Но она оказалась недостижимой. Пакистан продолжает оставаться центром исламистских террористических организаций и потому постоянно сталкивается со всевозможными социальными и экономическими вызовами, такими, как неграмотность, неравенство полов и бедность, которые лишь способствуют процветанию дальнейшей террористической активности. 

В течение многих лет подряд Пакистан был включен в Рейтинг несостоявшихся государств. Он находится на первом месте по количеству взрывов за год и является одним из злостных нарушителей основных прав человека, женщин и религиозных меньшинств, включая шиитов, христиан, индусов и сикхов. 

Премьер-министру Навазу Шарифу пришлось иметь дело как с экономическим кризисом, так и с кризисом системы безопасности. Пакистанская экономика, кажется, начала потихоньку оправляться после долгого периода упадка и дефицита, однако в стране царит коррупция, а соблюдение прав женщин, религиозных меньшинств, а теперь еще и рядовых граждан, не может быть гарантировано.  

 

Проблемы, проблемы…

 

Несмотря на военную и экономическую помощь Соединённых Штатов, в Пакистане очень распространены антиамериканские настроения, особенно после событий 11 сентября. Убийство Усамы бен Ладена военными США, их вторжение на территорию Пакистана и атаки беспилотников, убивших многих мирных жителей, лишь укрепили это чувство. 

Тем не менее, США прекрасно понимают, что нельзя допустить, чтобы ядерный потенциал Пакистана попал не в те руки. Регулярные террористические атаки, как в аэропорту Карачи, напоминают нам об опасностях, которые заключает в себе политически нестабильное государство, обладающее ядерными запасами.  

Вашингтон в течение долгого времени настаивал на усилении роли гражданского общества в государственном строе Пакистана — приоритетом считалось лишение армии и спецслужбы властных полномочий, но пока еще совершенно не ясно, получится ли добавить Aawam (людей) к традиционным трем «А»: Аллах, Армия и Америка. 

Согласно Шарифу, прежде всего, необходимо усилить демократические институты, восстановить экономику, улучшить уже ставшие для страны привычными непростые отношения с Индией и разрешить их давний спор: кому же достанется Кашмир. Экономика страны подает признаки жизни, согласно последнему отчету Всемирного банка, который выявил ее устойчивый рост, подъем фабричного производства и падение уровня безработицы, но при этом отметил нехватку иностранного капитала в связи с опасной политической ситуацией и затянувшимся товарным дефицитом. 

Шариф стал первым премьер-министром Пакистана, который присутствовал на инаугурации главы индийского правительства во время своей поездки в Дели в прошлом месяце, таким образом став свидетелем присяги Нарендры Моди. Но развитие дружественных отношений между двумя лидерами будет зависеть от того, насколько сдержанными обе стороны будут в вопросе Кашмира, однако участившийся обстрел линии пограничного контроля в минувшие выходные не поможет решить конфликт. Продолжающиеся трудности с могущественным и, по всей видимости, никому не подвластным Объединенным разведывательным управлением Пакистана (Inter-Services Intelligence, ISI), которое, как уверяют, стравливает две противоборствующие силы, следуя определенному плану (к слову, остающемуся неясным даже для политической верхушки), возможно, лучше всего иллюстрирует история про радиостанцию, чью лицензию приостановили на прошлой неделе после того, как она осмелилась критиковать ISI. Новостной канал Geo News обвинил главу ISI, генерала Захир-уль-Ислама в том, что он заказал убийство журналиста-расследователя Хамида Мира, который после покушения оказался в больнице с тяжелыми ранениями. Amnesty International сообщила, что с 2008 года в Пакистане были убиты по крайней мере 34 журналиста, и, по ее мнению, «журналисты не испытывают такого страха ни перед одним органом власти, как перед ISI».

Между тем, прилюдное забрасывание камнями беременной женщины возле здания Верховного суда в Лахоре за то, что она пренебрегла желанием ее семьи, за кого ей следует выйти замуж, стало еще одним пугающим напоминанием о том, насколько хрупка власть закона в Пакистане.

Ответ на вопрос, сможет ли Шариф или любой другой демократический лидер страны создать достаточно сильную политическую базу для того, чтоб вырвать власть у военных и спецслужбы, станет ключом не только к его спасению, но и к спасению самого Пакистана в качестве жизнеспособного государства. События в Карачи на прошлой неделе были лишь свидетельством того, насколько трудно это будет осуществить.

The Conversation

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.