Всем тем, кто заявляет, что именно Россия выступила заказчиком записи польских политиков, следовало бы задуматься, выгодна ли ей отставка нынешнего правительства. Проводимая им политика и наши отношения с Москвой в предыдущие годы доказывают, что мы и неэффективны, и не самостоятельны, и поэтому сложно поверить, что Россия старалась изменить расклад сил в Польше. Напомню несколько фактов.

2009 год. Договор с Газпромом. Правительство Туска (Donald Tusk) ведет переговоры по газовому соглашению, которое оказывается для нас крайне невыгодным. От полной катастрофы нас спасает Европейская комиссия, но мы в итоге все равно подписываем контракт, по которому обязуемся много лет подряд покупать у россиян газ, платя за него больше всех в Европе. В декабре 2012 года министр госказначейства Миколай Будзановский (Mikołaj Budzanowski) признал, что мы отдаем 575 долларов за 1000 кубометров, тогда как средняя цена в ЕС составляла 400 долларов. От ценового диктата Газпрома нас спас только арбитражный суд, хотя мы все равно продолжаем платить за газ гораздо больше, чем, например, Германия.

2010 год. Смоленск. Россия обыгрывает нас на всех фронтах. Мы отдаем ей ведение расследования, обломки самолета до сих пор нам не возвращены. В выяснении обстоятельств самого важного в истории третьей Польской республики дела мы обречены на милость и немилость Путина. Мы не можем добиться практически ничего. Выигрывает ли на этом Москва или теряет? Есть ли у нее возможность «разыгрывать» на международной арене смоленскую карту, осмеивая нас в Брюсселе и подавая сигнал своему ближнему зарубежью, что в отношении своих врагов она способна на все?

2011 год. Газовый терминал. Премьер Туск закладывает первый камень под строительство терминала в Свиноуйсьце. «Это настоящая диверсификация», — говорит он об инвестиции, которая должна была быть готова к июню 2014 года и дать нам реальный инструмент в переговорах с россиянами. К сожалению, до сих пор неизвестно, когда мы этого дождемся. Из прослушек, опубликованных журналом Wprost, следует, что, возможно, только в 2017 году.

2013 год. Украина неожиданно отказывается от подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Это был ведущий проект нашей дипломатии, который был призван усилить нашу позицию в регионе и подкрепить наш имидж внутри Евросоюза. Оказалось, что мы не смогли хорошо подготовиться к этой операции.

2014 год. Энергетический союз. Польский премьер отправляется в Европу с предложением совместной стратегии, которая очевидным образом не нравится россиянам. Каков эффект? Нулевой. Важнейший пункт плана Туска — совместная закупка энергоносителей уже отвергнут Евросоюзом.

Однако самый выгодный для Москвы аспект пребывания премьера Туска у власти — это его политика «горячей воды в кране». Мы переживаем сейчас довольно специфический момент истории, когда нам необходимо в каком-то смысле «выдумать себя заново». Прежняя модель нашего развития, которая опиралась на дешевую рабочую силу, наверстывание потребительского отставания, импорт капитала и ноу-хау уже исчерпала себя. К этому добавляются серьезные вызовы: демография, внутренняя безопасность, формирование сильного и работоспособного государства.

Ослабляет или усиливает Польшу правительство, которое делает вид, что не замечает этих вызовов, занимается политикой управления и заговаривания действительности и базируется на выкачивании денег из Брюсселя? А если ослабляет, то во благо или во вред Москве?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.