Многие государства пристально следят за действиями «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), и чем бесчеловечнее меры этой группировки, тем больше в связи с этим растет озабоченность во всем мире. Влиятельные страны ближневосточного региона и мировые державы самым тщательным образом проводят мониторинг ситуации в Ираке, выжидая, к каким последствиям она все-таки приведет.

Градация внешних игроков такова, что часть из них ради собственных интересов поддерживает ИГИЛ, несмотря на все жестокости этой группировки, и радуется объединению баасистов и такфиристов. К числу таких стран относятся Саудовская Аравия и Катар, которые после событий, приведших к «исламскому пробуждению», непреклонно стремятся восстановить «статус-кво». Лидирующая роль в этом отношении принадлежит, конечно, Саудовской Аравии, но и Турция, выступающая против иракского правительства и политики Нури и даже готовая на заключение экономических и нефтяных договоров с иракскими курдами в обход официального Багдада, также оказалась в ряду сторонников ИГИЛ.

Тот факт, что Соединенные Штаты открыто поддержали свержение правительства президента Мухаммеда Мурси в Египте и приход к власти нового кабинета под руководством Абделя Фаттаха Ас-Сиси, свидетельствует о том, что эта страна выступает за возвращение к дореволюционной ситуации на Ближнем Востоке. С этой точки зрения заслуживает особого внимания визит в Каир короля Саудовской Аравии и его горячий прием нынешним президентом Египта. При этом стоит отметить, что практически такое возвращение не представляется возможным.

В основном, тактика этих стран заключается в поддержке на Ближнем Востоке терроризма, создающего для этого региона значительные угрозы. Сейчас в оппозицию таким странам встала Россия, которая противодействует им ради укрепления своих позиций в регионе и за его пределами. Наиболее отчетливо это видно на примере Сирии.

После проведения в этой стране президентских выборов, ставших для Дамаска основанием для относительной стабильности, выборы в Ираке имели для Сирии совершенно обратный эффект. Главная причина этого заключается в победе коалиции, в центре которой находится партия иракского премьера Нури аль-Малики. Стороны, заинтересованные в возвращении Ближнего Востока к ситуации до «исламского пробуждения», не согласны с демократическим приходом к власти такого политического спектра, в котором нет места баасистам, а также сторонникам Запада и саудитов.

Поэтому направление ИГИЛ в Ирак имеет целью оказать влияние на правительство этой страны для его вытеснения с лидирующих позиций во властной системе. Эти силы упорно настаивают на отстранении от власти аль-Малики. Данное требование отражает позицию Соединенных Штатов, заявивших, что если премьер-министр Ирака «уйдет в отставку, Вашингтон готов предпринять действия против ИГИЛ».

Подобное использование этой группировки для смены власти в Ираке не только чревато серьезными опасностями, но и говорит о неумелой политике. Более того, данное требование демонстрирует истинную политику США в регионе, которая заключается в отстранении от власти своих противников, даже если для этого требуется задействовать необузданных террористов.

На чьей же стороне находится Россия в этой ситуации? Отвечая на этот вопрос, прежде всего необходимо напомнить, что Багдад является традиционным союзником и другом Москвы. По этой причине Россия, желая упрочить свои позиции на Ближнем Востоке, как и в случае с Сирией, вынуждена концентрировать особое внимание на своих нынешних и традиционных союзниках.

Кроме того, возникает вопрос об открытии экономических и энергетических рынков Ирака другим странам и, прежде всего, России. В последнее время Москва предприняла значительные усилия для сближения с иракским рынком, заключив ряд среднесрочных и долгосрочных договоров.

Тем не менее, гораздо более важным для России остается следующее: если центральное правительство в Багдаде не сможет заставить ИГИЛ и его союзников сдать свои позиции и эта группировка упрочит свою власть в Ираке, то она наверняка вновь вернется в Сирию и создаст еще больше неприятностей властям этой страны. Поэтому этого Россия вынуждена, точно так же как и Сирия, поддержать Иран в его противодействии ИГИЛ, чтобы тем самым облегчить свое проникновение на Ближний Восток. В противном случае не только в Сирии, но в своем ближнем зарубежье, особенно на Кавказе и в Центральной Азии, России придется столкнуться со значительными трудностями. Причина этого заключается в том, что такой терроризм абсолютно необуздан и не признает региональных границ.

Все же основная задача России состоит в том, чтобы разоблачить лживость заявлений Соединенных Штатов об их якобы войне с терроризмом ради его полного уничтожения и продемонстрировать доказательства беспрецедентного сотрудничества Вашингтона с террористами в разных частях света, в том числе и на Ближнем Востоке. Таким способом Россия не только сможет добиться повышения собственного международного престижа, но и прольет свет на контакты, существующие между Вашингтоном и террористами, и те интересы, которые они преследуют. Как бы то ни было, объединение Соединенных Штатов с террористами совершенно естественным образом противоречит интересам России на международной арене, поскольку всякий раз, когда Вашингтон использует это орудие для реализации собственных задач, это идет вразрез с политикой России и нацелено на ее ослабление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.