Atlantico: 8 июля состоялся день борьбы простив исчезновения христиан в Ираке. Мероприятия прошли в Париже и Сарселе, где находится одна из крупнейших ассиро-халдейских общин в Европе. В воскресенье во втором по величине городе Ирака Мосуле впервые за последние 1 600 лет не прошло ни одной христианской службы. Причина в том, что там попросту не осталось христиан. Какую судьбу уготовало им Исламское государство?

Себастье де Куртуа:
Честно говоря, я сам не возьмусь утверждать, что там впервые за 16 столетий не было воскресной службы... разве кто-то может знать наверняка?

Как бы то ни было, немногих оставшихся христиан в Мосуле ждут очень непростые времена... Сейчас оттуда почти не приходит новостей, а те немногие крохи информации, которые все же удается получить, нередко противоречат друг другу. В любом случае, все христиане, о которых мне что-то известно, уже ушли. У них не было другого выбора. Кто добровольно согласится жить в таком мракобесии? После утверждения власти самопровозглашенного халифа мы совершенно не представляем, что там творится. Но хотя у этого халифа и нет никакой легитимности, христиане оказались в очень опасном положении. Это псевдогосударство (я даже не уверен, что к нему подходит такое определение) насчитывает примерно 15 000 человек и использует террор как основу власти. Иначе говоря, расплачиваться придется всем тем, кто не вписывается в их мировоззрение и понимание ислама. Причем относится это и к мусульманам, которые, по их мнению, не соблюдают закон, их закон.

Христиане оказались там одновременно случайно и неслучайно. Они представляют собой древнейшее сообщество в Ираке и живут там еще со времен основания Месопотамии. Что касается направленных против них бесчинств и расправ сегодня и завтра, на этот счет ходит множество слухов, но нам пока лучше воздерживаться от преждевременных катастрофических прогнозов. Сейчас еще нет основания говорить о повальных убийствах и массовых казнях, как это, возможно, было с шиитами, но, увы, такой вариант развития событий вполне вероятен. Вообще, нужно сказать, что положение христиан в Ираке и Сирии никогда не было простым. Их история в Ираке и Месопотамии была отмечена неоднократными побоищами, как, например, в 1860 году в Дамаске и в 1933 году в Сумайиле (город неподалеку от Мосула). Сейчас главный вопрос — это будущее христиан и их защита. Никто их не защищает за исключением курдов. Сейчас все заняли выжидательную позицию. Мы не знаем, что случится, но у нас есть все основания для тревоги.

Что касается французского правительства, оно, по сути, никак не отреагировало на происходящее. Мы уже давно даем приют восточным христианам, и у нас есть точно такое же право встать на их защиту, как и на защиту других. Тем не менее, мы слишком глубоко завязли в пассеистском восприятии светской системы, которое парализует процесс принятия решений и даже официальные заявления, что представляет собой посягательство на свободу слова и отрицание действительности...

— На ком лежит ответственность за судьбу иракских христиан? С чем связано молчание или даже безразличие международного сообщества?


— Задача по защите иракских христиан в первую очередь ложится на плечи центрального багдадского правительства, которого фактически больше не существует. К сожалению, мы оказались в ситуации, когда каждый сам за себя. Пока что только у курдов хватает смелости, чтоб дать отпор боевикам Исламского государства. Каждый изо всех сил держится за имеющуюся у него территорию. И христиане по большей части никак не вписываются в это уравнение. Французское правительство никак не реагирует и даже ничего не говорит о происходящем... Вопрос: почему?

— Исламское государство грозится уничтожить или распродать библейские фолианты многовековой давности. Что им движет? И как ему помешать?


— Историческое и архитектурное наследие, то есть рукописи, здания и любые другие реликты христианской культуры в Месопотамии, находится в точно такой же опасности, как и жизни людей. Если не большей. Речь идет о том, чтобы стереть память, застолбить эпоху и территорию. Это триумф самого что ни на есть черного невежества... Исламисты стремятся искоренить все, что им не подходит, как в исламе, так и в христианском мире.

— До первой войны в Персидском заливе 1991 года в Ираке насчитывалось 1,5 миллиона христиан. Сейчас их осталось всего несколько сот тысяч. Что с ними стало?


— Сначала иракские христиане начали массово переселяться на север страны, в курдскую зону. Затем они по возможности стали эмигрировать в Иорданию, Сирию, Ливан и Турцию. Многие сейчас живут за границей. Отсутствие государства означает и отсутствие безопасности. Мы в Западной Европе даже не представляем, какие страдания приходится выносить христианам уже многие годы. И все еще далеко не окончено... В эти месяцы определяется будущее равновесие на Ближнем Востоке. Что касается числа ассиро-халдеев в Ираке, у нас нет на этот счет никаких определенных цифр.

— Какие последствия может повлечь за собой ослабление положения христиан в Ираке? И в целом на Ближнем Востоке?

— Конец восточных христиан будет попросту означать конец всего Востока. Там больше не будет разнообразия и противовеса религиозному абсолютизму. Произойдет настоящая потеря культурных ориентиров, потеря общей памяти. В итоге все выльется в неспособность построить плюралистическое общество. Ирака, который в своем религиозно и этническом многообразии давал надежду на существование такого общества, больше не будет. Уход иудеев уже был катастрофой. Поэтому нам совершенно необходимо не допустить исчезновения христиан на Востоке. Для этого нам нужно заявить о проблеме открыто и, быть может, даже принять меры по защите определенных зон. Держава, которая осмелится во всеуслышание заявить об этом, получит преимущество. Россияне не замедлят взять на вооружение этот вопрос.

Себастьен де Куртуа, специалист по христианским меньшинствам Востока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.