Президент Петр Порошенко попросил Хермана ван Ромпея (Herman Van Rompuy), чтобы на саммите ЕС вновь была поднята тема интервенции Москвы на Восточной Украине. Порошенко рассказал председателю Европейского совета о переброске из России тяжелой техники для донбасских сепаратистов, а также об обстреле украинцев российскими военными (ракеты, судя по всему, запускаются с территории России). Ван Ромпей мог с чистой совестью пообещать Порошенко, что Украина наверняка станет одной из тем обсуждения. Вопрос в том, принесет ли это Киеву какую-нибудь пользу.

Страны Европы с самого начала украинского кризиса спорили, насколько сильно должно быть давление на Россию санкциями, и «голуби» пока побеждали в этом плане «ястребов» во главе с Лондоном, Варшавой и Вильнюсом. В последние недели к этому добавился новый спор: вокруг верного понимания событий на Украине. В Европе становится все сильнее лагерь оптимистов (или тех, кто желает ими казаться): они утверждают, что популярность Порошенко на Украине, внутренние конфликты в рядах мятежников, крайне слабая поддержка идеи отделения среди жителей Донбасса, украинские военные победы, в частности, освобождение Славянска, а также страх Москвы перед санкциями привели к тому, что Путин готов сейчас оставить восточноукраинских сепаратистов.

Читайте также: Россия боится сильной власти

Пессимисты или, скорее, те, кто не питает иллюзий относительно намерений Кремля, то есть вновь Британия, Польша и страны Балтии, ведут в Брюсселе борьбу с наивной убежденностью, будто Кремль уже отказался от Украины. Однако получается это плохо. На последнем заседании европейских дипломатов в Брюсселе подавляющее численное преимущество было за представителями стран, которые придерживаются версии, что на Украине «все быстро идет к лучшему». И будто бы даже пришло время подумать о пути «нормализации отношений с Россией», чего очень хочет крупный европейский бизнес. Из этого проистекают попытки подтолкнуть Порошенко к как можно более быстрому заключению перемирия с сепаратистами на востоке Украины, что могло бы закончиться замораживанием конфликта в Донбассе. Киев опасается, что это даст Кремлю мощный инструмент давления на Украину в виде угроз «размораживания» локальной войны на востоке страны.

Поэтому было бы большим достижением, если бы на ближайшем саммите ЕС британцам или полякам удалось уговорить лидеров других европейских стран посмотреть правде в глаза и отбросить ложный оптимизм. Ведь последние сообщения о боях в российско-украинской приграничной зоне демонстрируют, что Россия не собирается легко отдавать Киеву контроль над трансграничным коридором для боевиков и поставляемого сепаратистам оружия. А если те продолжат получать подкрепление, то попытка силового захвата Луганска, а тем более Донецка с его миллионным населением, может закончиться кровавыми боями и множеством жертв среди мирных жителей. Неудивительно, что Порошенко старается избежать переговоров о прекращении огня до того, как Киев будет полностью контролировать границу с Россией.

Если страны ЕС осмелятся дать событиям на Восточной Украине честный диагноз, потом будет достаточно придерживаться своих решений. Если даже не все сепаратисты подчиняются Москве, сложно поверить, что Россия не способна при желании пресечь поток тяжелых вооружений, идущий в Донбасс. Отказ Москвы от сотрудничества в снижении напряженности, то есть деэскалации ситуации на Украине, должен означать (как с серьезными лицами уже не раз объявлялось на саммитах Евросоюза) ужесточение европейских санкций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.