«Это — очередной геноцид, и мы должны дать ему мощный отпор». Архиепископ Мосула, города, из которого в ужасе бегут тысячи христиан после новой волны преследований со стороны джихадистов Исламского государства, монсеньор Амель Нона взывает о помощи. Спустя несколько часов после начала репрессий, в городе Анкава в нескольких десятках километров от границы с Иракским Курдистаном, Нона встретился с другими христианскими лидерами из Центрального и Северного Ирака: Башаром Вардой, архиепископом Эрбиля, и Никодемом Даудом Матти Шарафом из Сирийской православной церкви Мосула, Киркука и Курдистана. Их общая цель — объединить усилия и заставить весь мир обратить внимание на то, что в Ираке гонения на христиан не прекращаются с 1913 года и со временем становятся лишь более жестокими.

«Все началось еще в пятницу, — объясняет монсеньор, — на нас обрушились тысячи звонков из Мосула и его окрестностей от людей, молящих о помощи или просящих дать им совет. Исламская полиция и ИГИЛ развязали настоящую охоту на христиан. Если они оказываются в руках джихадистов, те предлагают им выбор: покинуть эти места или умереть». Иерарх рассказывает и о том, как джихадисты врываются в жилые дома и полностью разоряют их, вынося все, что только можно: паспорта, документы, деньги, украшения и мобильные телефоны. «У сотен семей сначала отняли все имущество, а затем просто вышвырнули их из города, другим же удалось бежать, однако многие из них попали в руких джихадистов, когда проезжали через контрольно-пропускные пункты. Их били».

На дверях домов христиан часто красуется надпись: Nazrani (так пренебрежительно называют сирийских христиан — прим. пер.): «Вот почему мы называем это именно геноцидом». Поэтому, прежде всего, необходимо на весь мир громко заявить о том, что же на самом деле происходит, чтобы беженцы, первая волна которых включает в себя приблизительно 2500 человек, смогли получить необходимую помощь. «Мы уже приютили около 50 семей в одной из наших церквей в городе Алькуш», который расположен чуть севернее немного севернее Телль-Кайфа, так называемой пограничной зоны, линии огня, где расстояние между последним КПП Пешмерги и первой пограничной заставой Исламского государства — всего один километр. Именно оттуда и бегут христиане по безопасному коридору, созданному ЮНИСЕФ.

Представитель ЮНИСЕФ в Ираке Марцио Бабилле (Marzio Babille) высказал пожелание как можно скорее встретиться с Нона, «чтобы скоординировать совместные действия по оказанию первой помощи и перевозке преследуемых в безопасное место». Бабилле утверждает, что, теоретически, уже сегодня 900 беженцев могли бы оказаться в Анкаве, христианском анклаве на севере Эбриля. «За одной трагедией следует другая», продолжает архиепископ Мосула. «4 июня я отправился на мессу в одну из приходских церквей за пределами Мосула, на следующий день я попытался вернуться в город, но именно тогда разразилась эта буря». И она все еще бушует. С тех пор Нона так и не сумел попасть в Мосул, поэтому он помогает своим землякам извне, принимая тех, кому удается бежать: «Когда-то я говорил, что худшее еще впереди, и оказался прав».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.