На долю человечества приходятся как крупнейшие цивилизации, так и жесточайшие массовые убийства. Порой возникают такие моменты, когда нам становится очевидно, что международное право испаряется.

Когда право, обладающее юридической силой, ни во что не ставится, кровоточит совесть международного сообщества. Сохраняя безмолвие в отношении резни в Боснии, Руанде или сегодня в Эш-Шуджаийе, мы утрачиваем наше чувство справедливости. Но, когда ведущие страны мира расценивают массовые убийства как «право на оборону», это ранит и изнуряет наше человечество.

В результате израильской атаки на сектор Газа 433 палестинца погибли, 4 тысячи — получили ранения. Это и последнее состоявшееся трагическое событие — резня в Эш-Шуджаийе — заставляет наш регион снова наблюдать безысходность крупных политических сил. Именно эта безысходность уничтожает основы мирного сосуществования и сеет семена ненависти.

Человечеству уже доводилось переживать это в своей современной истории, в ходе двух мировых войн. В этом отношении западные государства, которые заложили немалое количество кирпичей в здание цивилизации, в то же время стали авторами многих памятников в музее варварства.

Будучи создателем нынешнего миропорядка, Запад разделил государство османов и построил современный Ближний Восток, а через непродолжительное время в сердце региона он поместил Израиль. С тех пор регион не знал, что такое порядок и спокойствие.

Влияние травмы от создания Израиля проявилось в подъеме как секулярного национализма, так и исламизма в арабском и мусульманском мире. И баасизм, и иранская революция в процессе своей легитимации использовали израильскую опасность. Для авторитарных режимов борьба с Израилем была оправданием подавления демократических требований народов. С этой точки зрения важнейшую причину невозможности навести порядок на Ближнем Востоке можно определить как неостановимый экспансионизм Израиля.

В действительности Израиль всегда занимал привилегированное место в международной системе. Начиная с тех пор, как он был создан под покровительством Великобритании и США, Израиль продолжал проводить политику агрессивного экспансионизма. Он стал занимать позицию, которая позволяет не ощущать зависимости от решений международных организаций. Обладая ядерным оружием и продолжая «оккупацию поселений» на Западном берегу и в секторе Газа, Израиль не испытывал каких-либо ограничений.

Страной, которая поначалу опасалась волны демократизации в ходе «арабской весны», но наилучшим образом оценила последовавший хаос, стал Израиль. Гражданскую войну в Сирии, мазхабную войну в Ираке он встретил молча. Такие события, как свержение «Братьев-мусульман» в Египте и конкуренция региональных сил, также внесли вклад в интересы Израиля.

В то время как региональные силы на Ближнем Востоке создавали новые линии разлома через легитимацию своих национальных интересов на основе деноминационализма (разделение религии на отдельные группы, секты, школы, деноминации — прим.пер.), Израиль, превратив убийство трех своих граждан в достаточный повод, начал широкомасштабную операцию в секторе Газа.

Пока «внутрицивилизационные» споры региональных государств углубляются, Израиль не почувствует какого-либо давления. Судя по тому, что господствующие силы международной системы закрывают глаза на действия Израиля, обращаясь с ним будто с «непослушным ребенком», важна реакция, которая последует от мусульманского мира.

В заявлении премьер-министра Эрдогана, наряду со стенаниями: «О, где ты исламский мир?» — присутствовал весьма примечательный упрек: «В Палестине нет мазхабного конфликта, и поэтому она не привлекает внимания исламского мира. В Палестине гибнут наши родные братья. Гибнет честь мусульман».

В основе этого упрека, на самом деле, лежит колкая критика. Эрдоган указывает на хаос, который на Ближнем Востоке создает конкуренция таких региональных сил, как Иран и Саудовская Аравия.

Но еще более мучительную боль вызывает вопрос: что, на самом деле, являет собой «исламский мир»? Насколько правильно называть «исламским миром» государства, которые, будучи мусульманскими, не могут защитить свое будущее и не решают собственных проблем?

Можно ли назвать «исламским миром» сообщество, не способное формировать международное общественное мнение, которое остановило бы Израиль в таком вопросе, как Палестина — общем деле всех мусульман?

Конечно, нет...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.