Путин призвал все страны воздержаться от политических заявлений до тех пор, пока официальное расследование не приведет к каким-либо результатам. Раньше позиция была иной: вина за катастрофу возлагалась на правительство Украины. Путин сменил точку зрения? Да. Падение MH17, вероятно, смешало все карты российского лидера. Потрясшая весь мир трагедия сместила геополитику на второй план, заставив всех вспомнить о морали и этике. Если бы российский президент не сменил своей точки зрения, то сегодня, в эпоху интернета, по образу России, образу ее лидера был бы нанесен тяжелейший удар.

Германия вновь взяла на себя негромкую, но крайне важную роль. Меркель договорилась с Путиным о том, что группа международных экспертов получит беспрепятственный доступ на место катастрофы, чтобы провести там тщательное расследование. В телефонных разговорах с главами Великобритании, Нидерландов и Германии Путин раз за разом упирал на то, что не следует делать поспешных выводов, пытался вынести трагедию MH17 за скобки геополитики. Совершенно очевидно, что строгое, основанное на фактах расследование катастрофы будет лишь на руку России.

Во-первых, мы уже можем констатировать, что самолет был сбит ракетой. Гражданский самолет попал под удар тяжелых вооружений: этого уже достаточно, чтобы вызвать критику со стороны международного сообщества. Появляется все больше свидетельств, указывающих на вовлечение сепаратистов, воюющих против правительства на востоке страны. В то же время в своем последнем заявлении госсекретарь США Керри выразил убежденность в том, что ракета, сбившая самолет, была произведена в России. Это очень важный момент. Если ракета действительно российского производства, это вовсе не значит, что в авиакатастрофе непременно замешана Москва, потому что Украина сама унаследовала от СССР большое число военных производств. Немало было и случаев, когда украинские военные перебегали на сторону повстанцев.

США с самого начала были уверены, что ракета была выпущена с территории, находящейся под контролем сепаратистов, и до сих пор считают, что ракету повстанцам предоставила Россия. В таких условиях Путин уже не смог оставаться в стороне. Ему пришлось, по сути, отказаться от его предыдущей позиции, согласно которой виновников крушения надо было искать в правительственных войсках Украины, желающей положить конец вооруженному восстанию. Рассмотрим этот момент внимательно, ведь такое заявление может указать нам путь к истине. Один возможный сценарий заключается в том, что Путин заранее знал, что за трагедией с MH17 стоят повстанцы, и сознательно пытался, таким образом, перевести внимание с малазийского самолета на украинский вопрос. Другая вероятность заключается в том, что Путин вряд ли знал о каком-либо российском вовлечении, поэтому на первых порах аргументированно и с сознанием своей правоты возлагал вину на киевские власти. Если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то второй сценарий выглядит вполне вероятным. Путин не мог руководить в регионе каждым пуском ракеты, кроме того, Россия оказывает сепаратистам поддержку негласно. Это очень непрозрачные и ассиметричные в плане получения информации отношения. После того, как самолет был сбит, антиправительственная группировка ошибочно считала, что их жертвой стал военный транспортник Ан-26, принадлежащий ВС Украины. Если бы Россия действительно принимала непосредственное участие в этой операции, такой ошибки не было бы.

Второй момент. Появляется все больше свидетельств, указывающих на российский след. Если окажется, что по самолету стреляли, в том числе, граждане России, это обернется для Путина немалыми проблемами. Если при захвате Крыма Москва могла опираться на исторические факты, то трагедия MH17 ясно показала, что Россия действительно поддерживает на Украине антиправительственные элементы, и поставила Москву в положение убийцы. Если продолжать вести здесь жесткую позицию, то окажется, что уже не выходит возлагать вину за украинский кризис только на Европу и США, так как сама Россия стала врагом гуманизма. Путину необходимо подкорректировать образ России на международной арене. Самое меньшее, что следует сделать, — проявить на фоне катастрофы свою человеческую сторону, а также искреннюю готовность к сотрудничеству. Разговаривая по телефону с лидерами четырех разных государств, Путин объявил, что намерен тесно сотрудничать в этом вопросе с каждой из стран. Сейчас, когда появляется все больше информации о происшествии, России все тяжелее оставаться на позиции стороннего наблюдателя. Ранее антиправительственные элементы заявляли, что отправят черные ящики со сбитого самолета в Москву, но российские власти уже отказались от этого предложения. Для Путина наиболее разумным выходом будет тщательно разделять трагедию MH17 и украинский кризис. Россия должна, ограничившись фактами, способствовать международным изысканиям в этом вопросе, и, если выявится связь с какими-то российскими официальными лицами, в соответствии с международными нормами принести извинения или предложить компенсацию. Только в этом случае потери России будут, вероятно, сведены к минимуму.

Третий момент. В вопросе введения санкций ЕС и США практически единогласны, что не может не волновать Москву. На борту MH17 было 198 голландцев. Если Россия не пойдет на искреннее и открытое сотрудничество, а, наоборот, будет скрывать факты или придерживаться жесткой позиции, то Европа непременно пойдет на усиление санкций. Бывший советник президента США по национальной безопасности Бжезинский также требует того, чтобы Вашингтон ввел самые жесткие санкции и в то же время предоставил Украине новейшие вооружения. США всегда было непросто договориться с Европой о каких-либо санкциях, потому что между Россией и ЕС давно уже существуют довольно тесные связи. Европа нуждается в российском газе, при этом Германия, Италия и Великобритания еще и ведут активную торговлю с российскими партнерами. Но когда изменился статус Крыма, когда стала проявляться жесткая позиция Москвы в украинском конфликте, что-то неуловимо переменилось и в отношении к России. Европа стала все меньше верить в то, что ее российские партнеры действительно заинтересованы в сотрудничестве, как и в то, что это сотрудничество вообще возможно. Безопасность — всегда приоритет номер один. Россия не идет на сотрудничество? Газ превратился в орудие стратегического давления? Значит пришло время пересмотреть отношения с Москвой. Падение MH17 стало точкой невозврата: погибли граждане Нидерландов, одной из ключевых стран Евросоюза, при этом ЕС подписал с Украиной соглашения, еще теснее связывающие страну с ее европейскими соседями.

На данный момент западные санкции еще не ударяют по ключевым отраслям российской экономики, то есть, например, по ее экспорту газа и вооружений. Однако трагедия MH17 вполне может подтолкнуть США и Европу к тому, чтобы поднять ставки. Санкции уже нанесли России немало вреда, и если это положение сохранится, то Путину придется все больше полагаться на Азию, у Москвы останется еще меньше пространства для стратегического маневра. Очевидно, что все это — не в интересах России. В таких условиях российский лидер, вероятно, выбрал обходной путь, разделяющий трагедию с малазийским самолетом и украинский кризис, и, согласившись на международное расследование обстоятельств крушения, надеется на смягчение санкций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.