С одной стороны, речь идет о политике «умиротворения агрессора», апофеозом которой стал 76 лет назад Мюнхенский сговор европейских демократий с тоталитарной гитлеровской Германией. Этот выбор, как известно, привел к катастрофическим последствиям для Европы и мира, который был вынужден заплатить в несколько раз больше за обуздание «умиротворяемого» до этого агрессора, чем мог бы в случае раннего реагирования. С другой стороны, имел место и положительный антипод в виде «политики сдерживания», начало которой в 1947 году положила доктрина американского президента Трумэна. Эта политика позволила минимизировать цену, которую демократический мир в результате заплатил за обуздание уже тоталитарного СССР, хотя потенциально он мог создать гораздо большие проблемы по сравнению с нацистской Германией.

 

Рикошет

 

16 июля США и ЕС синхронно приняли решения о расширении санкций против России, однако как в одном, так и в другом случае их резолюции оказались чрезмерно мягкими. Ведь ни Брюссель, ни Вашингтон так и не решились перейти к третьему этапу, который предусматривает отраслевые ограничения. Америка ввела санкции против ряда компаний-представителей российских военно-промышленного и нефтегазового секторов. Лидеры стран ЕС распространили их на новых физических и юридических лиц, впрочем, список должен появиться только в конце июля. Часть сенаторов в США и сторонники строгой позиции по РФ в Евросоюзе сразу раскритиковали принятые документы за «беззубость и неэффективность». Оно и неудивительно, ведь публично над ними насмехался даже российский премьер-министр Дмитрий Медведев, заявляя, что «... такие санкции еще никого не поставили на колени».

Однако после «мягкого» решения в Вашингтоне и Брюсселе россияне, похоже, потеряли остатки бдительности и не только сбили в пограничной полосе украинский военный самолет Су-25 огнем собственного истребителя, но и передали диверсионно-террористической группировке на Донбассе мощный комплекс ПВО «Бук-М». Причем, как свидетельствуют данные перехваченных СБУ радиопереговоров террористов, вместе с обслуживающим персоналом — кадровыми военными российской армии. Сбитый ими 17 июля малазийский авиалайнер изменил соотношение сил между «ястребами» и «голубями» в США, ЕС и мире в целом, заставив по-другому оценить масштабы российского военного вмешательства на Востоке Украины.

По крайней мере, в мировом информационном пространстве, наконец, утвердилось убеждение: Россия активно снабжает террористов в соседней стране современным тяжелым вооружением и квалифицированными военными кадрами. 19 июля премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в публикации в Sunday Times заявил, что ЕС пришло время трансформировать возмущение по поводу предоставления Москвой тяжелых вооружений российским террористам на Донбассе в действия. Мол, «слишком долго наблюдалось нежелание многих европейских стран видеть, какими последствиями грозит происходящее на Востоке Украины». Глава МИД Нидерландов, государства, наиболее пострадавшего в результате катастрофы, также отметил, что трагедия с гибелью самолета открыла Европе глаза на то, что происходит на Украине. Поэтому можно ожидать, что, по крайней мере, это королевство и тесно связанные с ним другие страны Бенилюкса отныне окажутся среди сторонников более строгих мер, принимаемых против России.

Проблема заключается в том, что ситуация может привести не только к повышению давления на РФ, которая имеет достаточно сил, чтобы сопротивляться, но и стремлению поскорее добиться прекращения огня, как самоцели, и, таким образом, всего лишь заморозить нынешний конфликт на Донбассе. Уже после сбивания самолета «Малазийских авиалиний» Ангела Меркель заявила: «... события показали, что нужно найти политическое решение. Я не вижу иной альтернативы, кроме как разговаривать с президентом России Владимиром Путиным. В нашем партнерстве имеются трудности, и мы должны преодолеть их». Соответствующая позиция комфортна для хозяина Кремля. В видеообращении, обнародованном в ночь на 21 июля, он заявил: «Россия сделает все, что от нас зависит, чтобы конфликт на Востоке Украины перешел из сегодняшней военной фазы в фазу обсуждения за столом переговоров, мирными и исключительно дипломатическими средствами».

То есть, речь идет об угрозе фиксации статус-кво, при котором российская диверсионно-террористическая группировка все еще контролирует значительные территории Донецкой и Луганской областей, включая такие крупнейшие города, как Донецк, Макеевка, Луганск, Горловка. Этакое очередное Приднестровье. Одновременно с этим в ЕС звучат голоса про цементирование соответствующей ситуации при помощи ввода миротворческого контингента ООН, функция которого, как известно, традиционно состоит в том, чтобы «развести враждующие стороны». Так, заместитель председателя фракции ХДС / ХСС в Бундестаге (собственно к этой политической силе принадлежит и сама Меркель) Андреас Шоккенгофф призвал ввести на территорию Украины миротворческий контингент ООН с участием немецкой армии и установить перемирие под наблюдением мирового сообщества. Сторонники Мюнхена-2 присутствуют и в США. Так, Джейкоб Гейлбрун в The National Interest написал, что «будущее Украины должно стать предметом переговоров Германии, России и США. Нужен новый Берлинский конгресс, похожий на тот, который был проведен в 1878 году».

Поэтому очевидным является большой спрос на политику «умиротворения агрессора» и Мюнхен-2, естественно, в модифицированном, по сравнению с событиями 76-летней давности, варианте. В ЕС достаточно сил, которые готовы проглотить аннексию украинского Крыма и преобразование пока контролируемых российскими диверсионно-террористическим группировками территорий Донбасса в еще одно Приднестровье, и при этом делать вид, будто ничего не произошло и в дальнейшем зарабатывать деньги в совместных с россиянами проектах. Облегчение им приносят два факта: Украина в таком случае будет оставаться буфером между ними и беспокойной РФ (в их риторике «мостом», хотя им для агрессора жертва не может быть априори) и одновременно, имея проблемы в виде замороженного конфликта, не будет настаивать активно на полноправном членстве в ЕС и НАТО. При этом, как и в 1938 году лидеры западных государств относительно Гитлера, сторонники очередного «умиротворения» Москвы наивно надеются на то, что Путин остановится на Донбассе и не будет пытаться подчинить себе всю Украину или активизировать экспансию против других государств Центральной и Юго-Восточной Европы, включая агрессию вроде донбасской против балтийских членов Альянса. Но логика реваншизма является универсальной для всех времен и народов: ее носители сами не останавливаются, и чем позднее, тем более высокую цену приходится платить, чтобы заставить их это сделать.

 

Где выход?

 

Свет в конце тоннеля просматривается из США, где Конгресс в двух чтениях принял внесенный еще в мае проект закона о предотвращении российской агрессии (сейчас он передан на важнейший этап подготовки — в комиссию иностранных дел, после чего может произойти окончательное принятие). Его можно рассматривать как попытку возвращения гаранта мировой безопасности к доктрине Трумэна. В частности, этот документ рекомендует президенту США увеличить взаимодействие своей армии с вооруженными силами Украины, Грузии, Молдавии, Азербайджана, Боснии и Герцеговины, Косово, Македонии, Черногории и Сербии и усилить участие США и Альянса в деле обеспечения безопасности этих стран. Киеву, Кишиневу и Тбилиси, которые испытывают самое большое давление Москвы, предложено предоставить статус «основного союзника без членства в НАТО». Этот статус (англ. MNNA — Major Non-NATO Ally) был законодательно сформулирован еще в 1989 году, и его присвоение определяет приоритетность развития отношений США со странами, в том числе и возможность участия в совместных оборонных инициативах, исследованиях военного характера, антитеррористических мероприятиях, а также поставки ряда видов вооружения, совместную работу в космических проектах. Для примера: аналогичный статус имеют такие важные союзники американцев, как Израиль, Южная Корея, Япония, Австралия, Пакистан.

Вступление в него Украины сделало бы возможной поддержку Соединенными Штатами ее Вооруженных сил, а также поставку ряда видов современного американского оружия (в частности, противотанкового, зенитного, стрелкового: например пистолетов, пистолетов-пулеметов, гранатометов, штурмовых и снайперских винтовок) и всех соответствующих боеприпасов; бронированных и колесных транспортных средств многоцелевого назначения высокой проходимости, бронежилетов и т.д. Вместе с тем, такой статус и практическое обеспечение Киева современными видами вооружений стали бы чрезвычайно важным сигналом содействии «не словом, а делом», который вывел бы наши двусторонние отношения на более высокий уровень за всю их историю, продемонстрировал бы и зафиксировал, кто наши настоящие друзья в критически трудное время.

Кроме того, по словам главы МИД Павла Климкина, блок НАТО также готов рассмотреть идеи по привлечению в свое пространство безопасности стран, которые по разным причинам не являются его членами. Рамки этого союза, по его словам, должны быть определены во время саммита Альянса в начале сентября в Южном Уэльсе.

Между тем внутри самой Украины, похоже, медленно нарастает усталость от мюнхенских уклонений европейцев и осознание того, что более-менее адекватно (хотя, к сожалению, все еще недостаточно серьезно) воспринимают ситуацию только в США и среди их традиционно последовательных союзников. Так, на днях министр внутренних дел Арсен Аваков написал, что для продолжения переговоров приемлем лишь «формат четырех — Украина, США, Евросоюз и Россия. Не вдвоем, а не втроем — только вчетвером. Чтобы сердобольные европейцы, размягчив сердце, опять не «вошли в положение» бедного путинского режима». А спикер парламента и до недавнего времени и. о. главы государства Александр Турчинов (который недавно сетовал на исключительно вербальную поддержку Запада в дни российской агрессии в Крыму) отметил, что именно «благодаря стараниям некоторых западных политиков договориться с Путиным, способствуя “умиротворению агрессора”, Россия наглела все больше... Пришло время не только сочувствовать украинцам, но и помогать нам в военно-техническом плане, начав поставки нам современного оружия и военной техники».

Несмотря на то, что во власти они не последние люди, внешнюю политику пока все же еще определяют другие. Поэтому интересен ряд позиций из недавнего интервью «Общественному» (телеканалу, — прим. перев.) главы МИД Павла Климкина, который если и не определяет, то, по крайней мере, реализует внешнюю политику президента Порошенко. Несмотря на дипломатическую осторожность, он достаточно откровенно сказал, что «ЕС, хоть и является этаким классическим и ярым евроинтегратором, — это структура инерционная. А НАТО может очень быстро реагировать на вызовы [...]. ЕС — это 28 стран и... всегда наименьший знаменатель, в котором есть много различных соображений... А США имеют стратегическое видение этого мира и четкое глобальное понимание, каким образом обеспечивать понятные им ценности и интересы, которые там четко определены [...]. Есть страны, которые хотят перевести урегулирование конфликта в такой постепенный, мягкий и удобный для кого-то процесс. Но мы очень подробно изучали конфликты и конфликтные циклы, которые были начиная с Приднестровья, и... не дадим ввести то, что происходит, в удобный для кого-то формат. Он должен быть удобен только для нас».

Однако проблема состоит в том, что, даже имея в тактическом плане волю к отторжению «чужих сценариев», стратегию украинской внешней политики нынешнее руководство продолжает строить на иллюзии «многополярного мира», стремлении усидеть на нескольких стульях одновременно и любыми путями уйти от четкого геополитического выбора. «У нас есть Турция, имеется Китай, присутствует азиатское измерение... — настаивает Климкин. — И если мы будем играть в рамках «так или этак», обязательно проиграем... Не согласен, хотя и очень уважаю Збигнева Бжезинского, который написал, что вопрос Украины можно решить только путем компромиссов между Украиной, Россией и ЕС... Нам нужно реальное решение и компромисс между США и Россией».

Хотя на самом деле очевидно, что результатом и одного, и другого «компромисса», который в восприятии Москвы может заключаться лишь в нынешнем внеблоковом и нейтральном статусе Украины, будет только очередная потеря времени для военно-политической интеграции нашей страны с США и другими адекватными государствами НАТО и Балтийско-Чернорморского региона, а сам компромисс будет продолжаться до тех пор, пока Москва лучше подготовится, чтобы его, в который раз, нарушить. В общем, судя по интервью Климкина, несмотря на невысокую оценку им самим способности ЕС эффективно противостоять экспансии Кремля, Киев, в первую очередь, ориентируется все же на Берлин и ось Берлин–Париж, которые более или менее явно подвержены Мюнхену-2 и могут даже прекратить поставки ему мощного вооружения, не говоря уже про введение хотя бы секторальных санкций.

Чрезмерное внимание к позиции открыто склонных к компромиссам с РФ стран мешает Украине на пути к более тесной интеграции в военно-политическом плане с единственной мировой силой, которая способна сдержать в нынешних реалиях агрессию путинской России на западе Евразии: США и их союзников в Европе (Великобритании, Польши, Швеции). Приоритетной задачей в деле обеспечения национальной безопасности и территориальной целостности Украины должна стать последовательная работа на американо-британском направлении, которая, в конечном итоге, должна иметь целью не только привлечение современных видов вооружений, которых сегодня не хватает украинской армии, но и размещение на нашей территории их систем ПВО (и ПРО), современной военной авиации для совместного патрулирования нашего воздушного пространства, ВМС для прикрытия украинского побережья, а в перспективе и ограниченных контингентов наземных сил США и Великобритании.

И украинским политическим элитам, и обществу необходимо как можно быстрее отказаться от самовнушения последних десятилетий, когда приоритетом своей геополитической ориентации мы определяли континентальную Европу и ЕС и под влиянием российской и староевропейской пропаганды настороженно относились к действиям на международной арене США и их ближайших союзников. Ведь если в плоскости экономической интеграции Евросоюз остается для нас на первом месте, то в плоскости обеспечения безопасности, которая для Украины, как минимум, в ближайшие десятилетия будет определяющей, его роль ничтожна. А ключевые страны ЕС уже не раз продемонстрировали — и, скорее всего, и в дальнейшем продолжат демонстрировать — свою полную несостоятельность отстаивать рубежи Европы перед экспансией реваншистской России. А значит и способность при любой возможности заключить с Путиным очередное Мюнхенское соглашение за счет Украины или ее территориальной целостности.  

 

Уроки истории

 

С интервалом всего в 10 лет демократический мир получает две принципиально разные реакции на угрозу со стороны тоталитарных режимов, стремившихся к мировому господству. Бездарность первой стоила десятков миллионов жизней и колоссальных разрушений во время Второй мировой войны, которые стали возможными только потому, что европейские государства вовремя не отреагировали на гитлеровский реваншизм, надеясь избежать «большой войны». В марте 1938 года без адекватной реакции Британии и Франции Гитлер аннексировал Австрию (как в марте 2014 года Путин Крым). Поощренный легкой добычей, он усилил нажим на Чехословакию, прикрываясь якобы лишь стремлением защитить немецкоговорящее население в местах его концентрации в промышленных пограничных с Германией районах Чехословакии — Судетской области (так же как Путин делает это сейчас на Донбассе). Сначала пошли требования автономии (как в случае Донбасса — федерализации), а в сентябре Гитлер инспирировал вооруженный мятеж в Судетах (как Путин в мае 2014-го на Донбассе). После подавления которого стал угрожать вооруженным вторжением (как Путин в ответ на АТО). Великобритания и Франция согласились на переход под контроль Рейха заселенных немцами пограничных Судет. 29-30 сентября 1938 года представители Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене без участия самой Чехословакии (как сейчас сторонники Мюнхена-2 предлагают поступить с Украиной) заключили Мюнхенское соглашение, на основании которого Судеты отошли к Германии. Однако, несмотря на все заверения, Гитлер на этом не остановился и в марте 1939 года захватил остальную Чехословакию, получив возможность для дальнейшей агрессии — на этот раз против Польши и самих западных государств.

Совсем иначе действовали после Второй мировой войны США, когда после ее завершения возникла угроза агрессии не менее опасной, чем гитлеровская, сталинской тоталитарной империи. В 1946-1949 годах в Греции экстремисты из местной марионеточной компартии, которые контролировали север страны и бойкотировали выборы в общенациональные органы власти (как российские диверсанты на Донбассе в 2014-м), начали боевые действия против легитимного правительства Цалдариса. При этом получали финансовую и военную помощь непосредственно от Советского Союза через Болгарию и Югославию, а последняя оказывала им поддержку и предоставляла убежище. Одновременно с этим Сталин требовал от соседней Турции передать ему контроль над черноморскими проливами, якобы для того, чтобы осуществлять надзор за вхождением военных судов посторонних государств в Черное море, а на самом деле, чтобы получить возможность для экспансии в Восточном Средиземноморье. С лета до осени 1946 года СССР увеличил военное присутствие в Черном море, а его корабли начали маневры вблизи территориальных вод Турции. Одновременно в оккупированных балканских странах Москва также нарастила свое военное присутствие вблизи границ с Турцией и Грецией. Последние обратились за помощью к США. В частности, греческий премьер Цалдарис посетил с этой целью Вашингтон. Американские элиты осознали угрозу перехода контроля над упомянутыми государствами к СССР с точки зрения его дальнейшей экспансии и поддержали инициированный Трумэном закон о предоставлении им мощной финансовой и военно-технической поддержки. Президент Соединенных Штатов произнес речь, которая вошла в историю как доктрина Трумэна и предусматривала сдерживание советской экспансии как тоталитарной угрозы демократическому миру и поддержку «свободных народов, которые сопротивляются попыткам подчинения вооруженным меньшинством или внешнего давления». Только за 1947/48 финансовый год Греции было выделено 300 млн долларов (по покупательной способности эта сумма тогда была в несколько десятков раз больше, чем сейчас) и 100 млн долларов Турции. США направили в регион свой авианосец Franklin D. Roosevelt, а также начали поставки оружия обеим странам. Уже к 1949 году правительственные силы Греции разгромили просоветских боевиков на Севере, а Кремль, осознав бесперспективность давления на Турцию, попытался договориться с ней. Однако было уже поздно, и в 1952 году оба государства стали членами НАТО. Апробированная в регионе доктрина сдерживания продемонстрировала свою успешность также при защите Южной Кореи от агрессии китайско-корейской армии в 1950-1953 годах, которая совершалась при поддержке СССР. Укрощение советской экспансии на ранних этапах спасло мир от неконтролируемого расползания красной чумы, позволило избежать глобальной войны и в конечном итоге уничтожить Советский Союз значительно меньшей ценой, чем это было в случае с нацистской Германией.

 

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.