В течение последних шести месяцев российской пропагандистской машине необходимо было оправдать захват Россией Крыма, поэтому первая стратегия – та, которую Гитлер назвал бы «Большой ложью», поскольку в данном случае речь идет об искажении исторических фактов. Российские СМИ изображают украинские продемократические силы фашистами, подготовленными США с целью устроить геноцид этнических русских на Украине. Повторяйте эту версию как можно чаще, и идея приживется, а большая часть населения в конечном итоге примет ее.


Вторая стратегия появилась уже после крушения самолета компании Malaysia Airlines, ее можно было бы охарактеризовать как «большая путаница»: столкнувшись с событием, которое угрожает вашей «большой лжи», начните кампанию по дезинформации. Заполоните отечественный эфир бесконечным количеством неоднозначных слухов, теорий заговора и параноидальных фантазий, чтобы циничное общество перестало заботиться о том, что же произошло на самом деле.

Результаты российской пропаганды постепенно распространяются на весь земной шар. В последние несколько лет Кремль запустил успешный, быстро развивающийся спутниковый телеканал «Russia Today» (RT), который платит огромные деньги британским и американским теле- и радиожурналистам, готовым повторять все необходимое на английском языке. И просто поразительное количество зрителей ведется на это.

Как же следует на это реагировать правительству США? Следует ли ему отвечать ударом на удар, направив на Россию и Украину контрпропаганду? Или пусть лучше Белый дом делает то, что естественно для демократического общества со свободой слова и печати – собирает факты, привлекает внимание общественности к основным ценностям, оказавшимся под угрозой, и распространяет и то, и другое  настолько уверенно, насколько это возможно, даже если некоторые аспекты истории отражаются на США не самым лучшим образом?

У второго пути есть название: публичная дипломатия. Этот термин был введен в 1965 году в качестве серьезной альтернативы пропаганде, которая начала дурно пахнуть после Первой мировой войны, когда британские и американские правительства фабриковали дела о преступлениях, совершенных «злыми гансами». Только к 30-м годам прошлого столетия власти обеих стран поняли, сколько вреда причинила их пропаганда. Она не только вдохновила Гитлера (как, к слову, и советская пропаганда), но и способствовала появлению недоверия к первым сообщениям о нацистских зверствах, так как многие считали, что эти сведения также были фальсифицированы.

Так, во время Второй мировой и холодной войн и Англия, и Америка выбрали относительно верный путь в диалоге с другими странами, отказавшись от распространения откровенной лжи и дезинформации. По сравнению с агрессивной пропагандой Третьего рейха и Коммунистической партии СССР, этот подход имел явно асимметричный характер. Однако он работал.

К сожалению, публичная дипломатия стала первой жертвой эпохи, последовавшей после холодной войны. В начале 90-х Америке был присуще настроение «триумфализма», которое выразилось, скорее, в излишней гордости. Американцы не только объявили себя исключительной нацией, но и перестали практиковать публичную дипломатию. Конгресс сократил ее финансирование на треть. В 1999 году Информационное агентство США (USIA), которое занималось публичной дипломатией с 1953 года, было распущено.

Тем не менее, великие дипломаты все еще существуют. Например, во время американской оккупации Ирака, когда войска США столкнулись с яростным восстанием, офицер дипломатической службы Альберто Фернандес (Alberto Fernandez) устранил коммуникационный вакуум. Свободно владея арабским языком, Фернандес подготовил более 500 выступлений для «Аль-Джазиры», «Аль-Арабии» и других арабских телеканалов, позволяя знаменитым ведущим вести допрос с пристрастием и приводя в бешенство гостей. По мнению эксперта по арабским СМИ Марка Линча (Marc Lynch), этот «театр одного актера» был эффективен, потому что, вместо «мрачного дипломата, читающего по бумажке», люди видели мужчину из плоти и крови , «готового спорить, злиться, шутить – в общем, с настоящим человеческим лицом».

В 2006 году средства массовой информации США разразились негодованием по поводу высказывания Фернандеса в эфире А»ль-Джазиры»: «Мы пытались сделать все возможное, тем не менее критика имеет место быть, и я считаю, что это связано с тем, что во время войны в Ираке Соединенные Штаты вели себя высокомерно и даже глупо». Ученые мужи консервативных штатов набросились на на Фернандеса, после чего он быстро отказался от своих слов. Однако эта фраза была лишь отрывком более длинного высказывания, обращенного к суннитским повстанцам, которые выступали против «Аль-Каиды». Именно оно в конечном итоге привело к прекращению насилия и концу так называемого «пробуждения суннитов». Очевидно, что публичная дипломатия, проводимая на таком уровне, подобна натянутому на высоте канату и сопряжена с риском, касающимся не только взаимодействия с врагами за океаном, но и с местными политиканами, жаждущими внимания. Однако иногда натянутая веревка – единственный возможный путь через пропасть недоверия.

Всем правительствам говорить правду одинаково непросто, но лгут они всегда по-разному.  В противном случае американцы и европейцы не были бы настолько шокированы  исчезновением улик с места крушения рейса №17 в Восточной Украине.  Свободные общества полагают, что такая вещь, как объективность, действительно существует – и что факты говорят сами за себя.  Однако факты говорить не могут, говорить могут только люди.  Российский президент Владимир Путин подавил развитие общественных институтов, соблюдающих разницу между фактами и выдумкой.  После века промывающей мозги пропаганды русские уже привыкли закатывать глаза, когда слышат призывы к справедливости.

Американцы гораздо более доверчивы. Однако не так давно некоторые из них – преимущественно левые – разочаровались настолько, что начали думать, будто американская манера общения с мировым сообществом не сильно отличается от московской.  Правые же поддерживают США в их желании докопаться до истины, хотя это вовсе не означает, что они также выступают сторонниками публичной дипломатии, требующей больших затрат сил и энергии. Многие борцы за свободу даже не считают, что в обязанности правительства входит представление интересов, целей и идей американского народа неспокойному и скептически настроенному миру.  Напротив, по их мнению, этим должен заниматься частный сектор, к которому относятся новости торговли, Голливуд и различные интернет-компании.

В самом деле, в разной степени политизированные американцы остаются в восторге от Facebook, Twitter и других социальных медиа-площадок, веря, что лучшим ответом авторитарной пропаганде можно считать доступ каждого человека к интернету.  К сожалению, авторитарные режимы, в частности, режим КНР, все чаще прибегают к цензуре, которой подвергается уже не только публичная речь, но и онлайн-форумы, на которых пропаганду часто маскируют под частные мнения обычных людей.

С подобными проблемами не совладать без нового поколения дипломатов, способных общаться с иностранной публикой на ее языке, умеющих быстро отвечать на каверзные вопросы, а любую критику в свой адрес принимать гуманно, с юмором и изяществом.  Это хорошо работает в различных жизненных реалиях, однако следует помнить, что для того, чтобы достучаться до широких масс населения, необходимо использовать те медиа-платформы, которые преобладают в конкретном регионе.  Радиостанция «Голос Америки» (Voice of America) и другие вещательные компании, финансируемые государством, умеют делать это очень хорошо.  Наглядный пример: самая популярная  радиостанция в Камбодже, запущенная звуковещательной компанией «Свободная Азия» (Radio Free Asia) и выходящая в эфир на кхмерском языке, использует интернет-ресурсы и радиочастоты FM в Пномпене, но переходит на коротковолновое вещание в сельской местности.

Что касается России и Украины, то обе страны находятся в сфере вещания «Радио “Свободная Европа”»/«Радио “Свобода”» (РСЕ/РС), радиостанции эпохи холодной войны, штаб-квартира которой в 1995 году переехала в Прагу. Сейчас вещание ведется на 28 языках в 21 стране мира, включая все республики Центральной Азии, Иран, Афганистан и Ирак.  Подобные радиостанции действительно необходимы, поскольку, в отличие от арабских СМИ, которые можно считать относительно свободными, так как они принадлежат  государствам, соперничающим между собой, и обслуживают рынок из 24 стран, большинство мировых СМИ с течением времени подвергаются не меньшей, а большей цензуре.

К сожалению, международное вещание столкнулось с таким же пренебрежением, что и публичная дипломатия.  Компании «Радио “Свободная Европа”», управляемой кое-как и недостаточно финансируемой, пришлось побороться за то, чтобы попасть на обширный российский рынок. Ненадлежащее управление стало также причиной отсутствия диалога между США и русскоговорящими жителями стран-соседей России, в особенности Украины.  Теперь все стремятся заполнить этот вакуум, но без прочного доверия, которое строится постепенно, в условиях постоянного контакта, любая новая попытка непременно будет расценена как – вы уже догадались – пропаганда.

Чтобы изменить сложившееся положение вещей, американцам нужно сделать две вещи. Во-первых, им необходимо найти общий язык с остальными 95% человечества. Конечно, это не избавит мир от культурных и политических разногласий, поскольку раз и навсегда их разрешить все равно не получится.  Но в этом-то все и дело.  Важнейший посыл Америки заключается в том, что возможно создать такие социальные институты, которые, признавая неизбежность расхождений во мнениях, все же делают возможным мирное сосуществование людей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.