Территория Германии стала чем-то вроде нынешней Украины — площадкой для выяснения амбиций великих держав. Туда поставляли оружие и наемников. Оказывали «дипломатическую»  и «моральную»  помощь. Шведы опекали тех немцев, что исповедовали «протестантизм». Римский папа усердно поддерживал немцев-католиков. Постепенно в войну втянулась почти вся Европа — даже Испания и Франция.

Единственной страной, которая выиграла от этого бардака, оказалась… Польша. Только она не воевала. Она поставляла в Европу хлеб. И свой — польский. И хлеб из Украины. Ведь наша земля тогда тоже принадлежала польским магнатам. Так как европейцы занимались только войной, то своего хлеба у них не хватало. Пшеница из Польши пользовалась небывалым спросом. Население Германии сократилось на две трети. А в Польше царил строительный бум — европейцы, вроде известного Боплана, удивлялись роскоши, в которой жила шляхта.

Однако правители Речи Посполитой не сделали из этого счастливого положения вещей никаких выводов. Им казалось, что так должно быть всегда. Православных крестьян Украины, называвших себя в те времена русинами, польская элита презирала. И считала, что делает им великую честь, разрешая работать на благо европейской цивилизации. Но именно в том 1648 году, когда Тридцатилетняя война в Европе закончилась, на Украине вспыхнуло восстание Богдана Хмельницкого.

Экспорт хлеба из Польши из-за военных действий в своей стране сразу сократился. Всю прибыль варшавскому правительству пришлось пустить на содержание армии и бесконечную войну с казаками. Поляки хотели решить вопрос только силой. Никаких переговоров! Только победа! Гордая шляхта не желала договариваться с «хамами», утверждая, что не видит в них «субъект»  для переговоров. Война с повстанцами растянулась на девятнадцать лет. Из богатейшей страны Европы Польша превратилась в беднейшую. Правители ее не поняли, что выгоден только мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.