Украинский конфликт. В связи с ним настоящей угрозой для Запада являются возможные последствия финансового кризиса, который могут спровоцировать его собственные санкции против России.

Пока кризис на Украине становится все глубже и глубже, США и ЕС соревнуются друг с другом в том, кто введет более болезненные санкции в отношении России. Москва, в свою очередь, мстит Западу, запретив ввоз продуктов питания и сельскохозяйственной продукции из США и ЕС. Но по-настоящему опасно для Запада не это, а возможные последствия финансового кризиса, который может разразиться из-за его собственных антироссийских санкций.

Давайте вспомним, как случился финансовый кризис в России в 1998 году. Тогдашний президент Борис Ельцин в августе заявил: «Девальвации (рубля) не будет — твердо и четко». Но всего через три дня рубль обвалился, а вместе с ним и весь российский финансовый рынок. Начался стремительный отток капитала из страны, российское правительство было вынуждено реструктурировать собственные долги, а экономика погрузилась в глубокую рецессию.

Хотя Россия в то время, с точки зрения мировых финансов, играла сравнительно небольшую роль, кризис в этой стране повлек за собой серьезные последствия. Хуже всего пришлось Аргентине: события в России спровоцировали недоверие инвесторов ко всем развивающимся странам, что спустя четыре года привело к аргентинскому дефолту. Но от российского финансового кризиса пострадали даже США и Европа: крах крупного хедж-фонда Long-Term Capital Management заставил тогда опасаться за выживание многих других финансовых институтов.

Рецессия, куда ни глянь

Примечательно, что нынешние финансовые проблемы имеют кое-что общее с описанным выше болезненным опытом. Аргентина, с технической точки зрения, является банкротом, американские и европейские финансовые структуры нервничают, а Россия обещает, что санкции против нее не приведут к печальным последствиям для ее экономики. Примечательны также твердые заверения российского президента Владимира Путина, что его страна легко перенесет западные санкции.

Вполне возможно, что он выдает желаемое за действительное. Потому что на самом деле перекрытие доступа на западный рынок капитала для большинства крупных российских банков сократит не только количество этих банков, но и объем всей российской экономики. А решение российского Центрального банка повысить налоги с целью поддержки рубля может привести к серьезному ужесточению условий кредитования как предприятий, так и домохозяйств, что, в свою очередь, вызовет рецессию национальной экономики в этом и следующем году.

Финансовая стабильность под угрозой

Проблема финансовых санкций заключается в том, что никто точно не знает, к каким последствиям они могут привести, особенно если учесть огромный размер российской экономики. Если они окажутся еще более эффективными, чем предполагалось, то они могут поставить под угрозу финансовую стабильность во всем мире.

Ограничения для российских банков, введенные в Европе и США, являются довольно умеренными. Банки по-прежнему имеют доступ к финансовым рынкам, могут покрывать свои краткосрочные потребности в ликвидности, а также всегда могут положиться на ЦБ. Но может получиться так, что инвесторы не будут испытывать «аппетита к риску» и выведут из страны огромные средства. Хотя у России весьма умеренный внешний долг, значительные резервы в иностранной валюте и гораздо более сильная, чем в 1998 году, экономика, она может и не удержать инвесторов у себя, если те вдруг поддадутся панике.

Огромные «дыры» в капиталах европейских банков

Европейские банки успели за минувшие годы раздать кредитов российским банкам и предприятиям на 200 миллиардов евро. Кроме того, им принадлежит значительная часть российских государственных облигаций, и это делает их позиции довольно уязвимыми. К тому же нельзя исключать, что в ходе стресс-тестов, запланированных на ближайшие месяцы, в капиталах крупных банков обнаружатся огромные «дыры». В Европе, которая только что оправилась от глубокой рецессии, из-за этих проблем легко может случиться новый обвал, особенно если учесть тесные связи еврозоны с Россией в таких областях как торговля и энергетика.

Таким образом, проблема состоит в том, что никто точно не знает и не понимает особенностей взаимосвязи между российскими и европейскими банками и рынками.

Финансовые санкции против России, во-первых, не имеют четкой направленности, во-вторых, не ограничены по времени и, в-третьих, как-то не совсем правдоподобны. Еще одна проблема заключается в том, что введение санкций, которые нельзя оперативно отменить, снижает вероятность того, что Россия захочет вернуться за стол переговоров. Это особенно актуально в ситуации, когда угроза ужесточения финансовых санкций недостаточно правдоподобна с учетом связанных с ними рисков для финансовой стабильности Европы и США. Процесс восстановления доверия участников рынка довольно долог и болезнен, о чем свидетельствует опыт России от 1998 года и Аргентины от 2002 года.

Ввести санкции против энергетики


Более удачным решением могли бы стать такие санкции против реального сектора российской экономики — энергетики, добычи полезных ископаемых или армии. Даже если их эффективность проявилась не сразу, они были бы четко направленными, но при этом ограниченными по времени и правдоподобными. Лишь таким образом США и Европа смогли бы контролировать и регулировать собственное влияние на правительство и на экономику России. Если они не хотят рисковать глобальной финансовой стабильностью в этой «русской рулетке», которую они затеяли против Путина, с их стороны было бы умнее изменить свою санкционную стратегию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.