Эллисон Пирсон (Allison Pearson) из газеты Telegraph выразила свое негодование после скандала в Ротереме (Rotherham): «Особенно Лейбористская партия опозорила себя по поводу «культурной чувствительности» в Ротереме. Особенно, как могут подметить циники, — в том, что касается чувствительности в отношении культуры мусульман, голоса которых они не хотят потерять. Денис Макшейн (Denis MacShane), представлявший Ротерем в парламенте страны с 1994 года по 2012 годы, выступая в программе World At One телеканала BBC, фактически признал, что «имело место проявление позиции, связанной с нежеланием раскачивать мультикультурную лодку сообщества, если можно так выразиться. Да, возможно, как верный читатель газеты Guardian и либеральный левый я, действительно, не хотел слишком остро ставить этот вопрос». Значительно лучше держаться за свой безукоризненный либеральный послужной список, чем спасти нескольких девушек от изнасилования, не так ли?

Столь же чудовищным является предположение о том, что некоторые члены местного совета пакистанского происхождения попросили социальных работников обнародовать адреса убежищ, в которых скрываются пострадавшие от сексуального насилия девушки. Бывший заместитель главы муниципального совета Джахангир Ахтар (Jahangir Akhtar) обвиняется «в игнорировании неудобной в политическом отношении правды»: он настаивает на том, что не существует глубоко укоренившихся проблем, связанных со злоумышленниками пакистанского происхождения, преследовавших молодых белых девушек. Проводившим расследование сотрудникам полиции было сказано, что пакистанские члены городского совета действовали в качестве «коммуникационного барьера» при выяснении вопросов, связанных с сексуальными домогательствами в отношении малолетних детей.

Действующие на переднем крае специалисты по работе с молодежью представили доклады в 2002, 2003 и 2006 годах, в которых они выражали свою озабоченность масштабами противоправных сексуальных действий в отношении детей. По их словам, представители городской администрации сказали им, чтобы они хранили молчание по поводу этнической принадлежности злоумышленников в интересах «сплоченности сообщества».

Страх показаться расистом оказался сильнее страха того, что еще большее число детей могут подвергнуться сексуальному насилию. Проявившие беспечность чиновники не только не были привлечены к ответственности — они процветают. Шон Райт (Shaun Wright), бывший член совета от Лейбористской партии, отвечавший за предоставление услуг детям в Ротереме и в течение пяти лет закрывавший глаза на самые ужасные случаи массового надругательства над детьми в британской истории, в настоящее время является специальным уполномоченным полиции и следственного управления. О Джонатан Свифт, как сегодня не хватает твоего писательского таланта!"

Она продолжает далее резко критиковать одного лидера пакистанской общины, который в ходе телевизионного интервью сказал, что фокусирование внимания на идентичности предполагаемых правонарушителей лишь отвлекает от страданий детей.

Пирсон права относительно того, что мы закрываем глаза на вещи, которые предпочитаем не замечать, потому что они нарушают наши традиционные представления. Это ничем не отличается от того, как полицейские в Соединенных Штатах часто не замечают случаев растления детей католическими священниками. Если обвинения в растлении подтвердятся, то в таком случае местным жителям в целом придется столкнуться с такими фактами, которые они предпочитают не замечать. Подобные вещи постоянно происходят в обществе. Ничего необычного нет в том, что истеблишмент в Ротереме не хочет видеть того, что происходит у него под самым носом. Я говорю об этом совсем не для того, чтобы кого-то оправдать, а для того, чтобы помочь объяснить.

На мой взгляд, было бы несправедливо и неправильно возлагать ответственность за изнасилование девочек пакистанскими мусульманами на ислам, как это было (и есть) в том случае, когда вина за изнасилование детей священниками возлагалась на католицизм. Однако крайне важно понять, каким образом культура, распространенная среди пакистанских мусульман, возможно, способствовала совершению противоправных действий этими преступниками и подталкивала их к подобным преступлениям. В случае с противоправными действиями католиков стало ясно, что культура, характерная для католиков и сторонников клерикализма, а также остатки иммигрантских импульсов относительно прекращения контактов с аутсайдерами, позволяли сохранить в тайне совершенные преступные действия. В католицизме как в религии нет предписаний относительно растления детей и сохранения в тайне надругательств над ними. Однако культура католицизма облегчает подобное сексуальное насилие, поскольку (если говорить в целом) епископы, другие священнослужители и миряне объединили свои усилия для защиты церкви и ее учения, пытаясь оградить ее от скандала.

Улица в Ротереме


Я подозреваю, что нечто подобное происходит и среди мусульман Ротерема. Сложно смотреть прямо в лицо подобного рода вещам без того, чтобы не попасть под влияние антимусульманских предрассудков. Очевидно, что эти предрассудки показались более важным фактором членам истеблишмента Ротерема. В прошлом году городской совет Ротерема принес извинения приемной семье за то, что его работники забрали у нее детей. Сделано это было по причине того, что и приемная мама, и приемный папа являются сторонниками британской Партии независимости (Ukip): «В ноябре, после того, как эта история попала в заголовки национальной прессы, Джойс Тэкер (Joyce Thacker), стратегический директор городского совета по работе с детьми и подростками, сказала в интервью телекомпании BBC, что ее решение было принято под влиянием иммиграционной политики Партии независимости, которая, по ее словам, призывает к прекращению «активного продвижения идеи мультикультурализма».

Источники, близкие к данному делу, сообщили газете Guardian, что существует много законодательных и социальных причин, по которым городской совет хотел бы, чтобы эти дети были отданы таким приемным родителям, которые говорили бы на том же самом восточноевропейском языке. Размещение детей в семье, члены которой поддерживают Партию независимости, не было рассчитано на длительный период. Это была чрезвычайная мера, предпринятая на фоне обвинений в адрес биологического отца детей о сексуальных надругательствах над двумя его дочерьми. Кроме того, он угрожал ножом своей жене в то время, когда она держала в руках ребенка. По словам биологических родителей, их дети были отобраны у них в ходе проведенного в прошлом году полицией и социальными работниками специального рейда.

Второй параграф звучит, как тотальная защита собственной шкуры. В любом случае обратите внимание на то, что сотрудники городского совета забрали подвергавшихся насилию и угрозам детей из приемной семьи только лишь на том основании, что, по мнению какого-то муниципального бюрократа, политические взгляды приемных родителей подвергают детей опасности, так как противоречат либеральной догме мультикультурализма. Вот что сказала Джойс Тэкер в своем интервью (в изложении телекомпании BBC): "Эта пара, получившая одобрение как приемная семья на семилетний срок, занималась детьми всего восемь недель, после чего социальные работники подняли вопрос об их членстве в указанной партии. Женщина из этой пары сказала корреспонденту газеты Daily Telegraph: «Я была поражена. Тогда я спросила их самих: «А какое отношение имеет Партия независимости к тому, что у нас забирают детей?» «Один из них ответил: “Ну, дело в том, что Партия независимости проводит расистскую политику”. Из этого следовало, что мы сами являемся расистами. Социальные работники сказали, что Партия независимости не любит европейские народы и хочет, чтобы иммигранты вернулись в те страны, откуда они приехали». По мнению газеты, эта женщина отрицала, что она расистка, однако детей все равно в конце недели забрали. Один из социальных работников сказал ей: «Мы бы не отдали этих детей в вашу семью, если бы раньше узнали о вашем членстве в Партии независимости, потому что это было бы плохим сочетанием в культурном плане». Члены приемной семьи заявили о том, что они были «опозорены и оклеветаны».

Г-жа Тэкер сказала, что она не сожалеет об этом решении, принятом после «долгого и серьезного обсуждения». «Эти дети не являются детьми Соединенного Королевства, и мы не знали о существовании политических убеждений у приемных родителей. Некоторые члены Партии независимости имеют определенные и глубокие убеждения, и поэтому мы должны думать о будущем детей». И еще она добавила в ходе своего сегодняшнего интервью с корреспондентом радиостанции BBC Radio 4 следующее: «Я должна заботиться о культурных и этнических потребностях детей».

Так ли трудно, на самом деле, поверить в то, что в правительстве Ротерема существовала практика безразличного отношения к детям, над которыми надругались пакистанцы, получившие некоторое представление о бредовых идеях по поводу мультикультурализма? Так ли трудно, на самом деле, поверить в то, что пакистанцы в правительстве Ротерема пытались скрыть факты для защиты имиджа жителей этого муниципального образования?

В своей статье, опубликованной в Guardian, Лола Окалози (Lola Okalosie), работающая с пострадавшими детьми, рассуждает о том, что, возможно, существует иная форма проявления расизма, характерная для самих полицейских сил: «Многое было сделано для повышения предельной чувствительности чиновников в случае обвинений в расизме. Но значительно меньше обсуждался вопрос о том, что эти по большей части бедные белые девочки рассматривались властями как подходящий для использования материал, потому что они перешли линию, разделяющую людей по цвету их кожи. В городах, переполненных расовой напряженностью, часто именно за женские тела — черные, белые и коричневые — ведется яростная борьба между соперничающими сообществами. Я работала в школах, где белые девочки подвергались сексуальным домогательствам, несмотря на великолепную работу пасторских команд, некоторые члены которых тогда считались соучастниками. Что они ожидают от общения с “азиатскими мальчиками?” Эти дети стали законной добычей, потому что они пересекли цветовую и культурную линию. В результате они вышли за рамки благопристойности и таким образом утратили всякое значение».

Окалози преследует здесь определенную цель и говорит о том, что ставшие жертвами белые дети превратили себя в мусор для внутренней культуры местных белых полицейских, поскольку эти девочки запачкали себя сексуальными контактами с азиатскими мужчинами. Мы не знаем, так ли это, но мне подобный вариант представляется вполне возможным. Я вырос на юге, и там неписаное правило состояло в том, что белые девочки не должны общаться с чернокожими мальчиками, потому что пересечение цветовой линии в сексуальном плане белой девочкой делало ее неприкасаемой. Я понимаю, что это ненормально, но так было, и я не сомневаюсь в том, что для многих ситуация не изменилась. Раса и сексуальность всегда представляют собой гремучую смесь, и не только среди белых. Если вы видели фильм Спайка Ли (Spike Lee) под названием «Тропическая лихорадка» (Jungle Fever), то вы согласитесь, что сцена в салоне красоты, когда чернокожие женщины резко критикуют идею об отношениях белых женщин и чернокожих мужчин, действительно, является вполне реалистичной. По крайней, как мне кажется, в этом фильме.

Вот еще один потенциальный фактор, хотя и такой, который, возможно, в меньшей степени имеет отношение к Ротерему, но, тем не менее, его имеет смысл обсудить. Несколько лет назад полицейский следователь (и практикующий христианин) Дэниел Уокер (Daniel Walker) написал книгу о незаконной глобальной сексуальной торговле, которую он изучал, работая под прикрытием. В этом отрывке, опубликованном на портале Patheos, он рассуждает о существовании подобного феномена в Атланте, а также о том, почему подобные вещи там продолжаются: "Вся информация, которую мне удалось получить во время моего пребывания в Атланте, была передана правоохранительным органам: федеральным, штатным и городским. Все они знали о существовании сексуального рабства, и все выражали одно и то же чувство возмущения и беспомощности, вызванное тем, что они ничего не могли сделать. Все они говорили о большом количестве встреч, которые они проводили для того, чтобы довести свою озабоченность до Бюро помощи туристам Атланты (Visitors Bureau), а также до городской Торговой палаты.

Сотрудники правоохранительных органов в один голос говорили о том, что руководители города всегда были внимательны и выслушивали доклады о собранных свидетельствах сексуальной эксплуатации женщин и детей в Атланте, однако они не предпринимали в этом отношении совершенно никаких действий. Самым печальным для некоторых офицеров полиции было понимание того, что, если какая-нибудь молодая девушка убегает из своего дома в городе Атланта, то в распоряжении полиции остается всего 48 часов для того, чтобы ее найти, в противном случае она будет вовлечена в занятие проституцией.

Офицеры полиции, в задачу которых входила борьба с ростом сексуальной эксплуатации, говорили о том, что участвующие в этом преступные банды действуют совершенно безжалостно и, кроме того, они хорошо организованы. Часто парни, вступающие в банду, больше боятся членов своей собственной группировки, чем тюремного заключения. Многие этнические банды, как говорят, являются весьма сплоченными и выбирают себе в качестве целей только клиентов-мужчин из своего собственного этнического сообщества, и поэтому проникнуть в них представителям правоохранительных органов чрезвычайно сложно. Офицеры полиции рассказали о том, что на каждом мероприятии, проводившемся в Конгресс-центре Атланты, а также за его пределами главари группировок распространяют информационные карточки с рекламой сексуальных услуг, предоставляемых женщинами и детьми, обращенными в рабов этой индустрии.

Наиболее тревожным для меня было узнать о том, что происходит во время операций, проводимых против некоторых участвовавших в этом бизнесе агентств по предоставлению эскорт-услуг. Когда в ходе расследования выяснялось, что среди клиентов мужского пола были высокопоставленные члены городского совета Атланты и сенаторы из Вашингтона, операция быстро прекращалась. А участвовавшие в их проведении сотрудники полиции переводились на другую работу.

Если все изложенное является правдой, то в таком случае получается, что проблема в Атланте частично является проблемой членов политического и делового истеблишмента, скомпрометировавших себя своим участием в неблаговидных поступках, тогда как деловой истеблишмент хочет сохранить Атланту в качестве излюбленного места проведения разного рода конвенций.

Но какое все это имеет отношение к Ротерему? Кто знает. Я не думаю, что нас может удовлетворить простой ответ. Для решения подобного рода проблем редко подходят простые ответы. Как и в случае сексуальных домогательств со стороны католических священников, различные заинтересованные стороны будут выступать в поддержку упрощенных объяснений и настаивать на тех взглядах, которых они придерживались до разоблачений. Подобного рода подход никого не озарит своим светом, а, скорее, все еще больше затемнит.

Тем не менее, не может быть серьезных сомнений в том, что политическая корректность сыграла свою роль в продолжении существования подобных грубых нарушений закона. Все эти противоправные действия должны быть установлены и прекращены — раз и навсегда, а тех людей, которые защищают их в разных сферах жизни Британии — журналисты, социальные работники, ученые, политики — не следует больше слушать, их взгляды не должны получать поддержку в британском обществе. Цена слишком высока. Жизнь 1400 девушек — важнее, чем защита репутации какой бы то ни было группировки. Если преступники опозорили пакистанское сообщество в Соединенном Королевстве, то тогда в первую очередь пакистанскому сообществу в Соединенном Королевстве и его лидерам нужно быть уверенными в том, что подобные вещи больше не повторятся, и, кроме того, они должны сделать все возможное, чтобы оказать помощь властям в установлении преступников и передаче их в руки правосудия.

Независимо от того, нравится им подобная перспектива или нет, при любом более мягком варианте они будут выглядеть как сообщники для сторонних наблюдателей. Попытка спрятаться за оборонительными обвинениями в «расизме» и «исламофобии» является столь же бесполезной и низкой, как и действия католиков, пытавшихся отвлечь внимание от ужасной правды относительно скандала по поводу сексуальных домогательств с помощью обвинений в антикатолицизме. Подобные действия лишь усугубляют проблему.

Больше всего в событиях в Ротереме меня интересуют те вопросы, о которых я все время думаю, но в другом контексте: Откуда мы знаем, что мы знаем? Какие стратегии мы применяем для того, чтобы не знать о том, о чем мы не хотим знать? Как нам с этим справиться?

Один читатель прислал мне текст телепередачи телеканала Al Jazeera.

Выдержки: Хусейн сказал, что мусульманское сообщество должно было сделать больше для разрушения барьеров и для обсуждения сексуальных вопросов с помощью образовательных программ и большего просвещения относительно тех опасностей, с которыми сталкиваются молодые люди.

«На самом деле внутри пакистанского мусульманского сообщества вопросы сексуального воспитания являются табу. Поэтому в данном случае мы имеем дело с тем, что скрывается, потому что это табу, а затем кто-то начинает вести себя преступным образом, и тогда это еще больше скрывается». Гохир (Gohir) отметил, что британские девушки азиатского происхождения также подвержены риску, потому что мужчины из их собственного сообщества имеют возможность манипулировать культурными нормами для того, чтобы помешать им сообщить о случаях противоправных действий сексуального характера, и он призвал к более тщательному изучению вопроса о том, почему мужчины пакистанского происхождения постоянно фигурируют в делах, связанных с сексуальным насилием в отношении детей.

«Наш доклад свидетельствуют о следующем: там, где азиатские мужчины могут получить в свое распоряжение азиатских девушек, они, вероятно, предпочтут азиатских девушек, потому что, как они полагают, это связано с меньшим риском и меньшей вероятностью того, что они об этом сообщат в полицию. Эти хищники прекрасно понимают, что девушки весьма уязвимы в вопросах, связанных с честью и позором. Они насилуют их, фотографируют, а затем шантажируют».

Другой читатель прислал эту колонку из газеты Guardian. Ее автором является Рузвана Башир (Ruzwana Bashir), успешный британский предприниматель пакистанского происхождения, которая спустя десять лет после того, как она, будучи ребенком, была изнасилована соседом, вернулась в свой небольшой город, расположенный недалеко от Ротерема, для того, чтобы разоблачить своего насильника.

Выдержки: «Только спустя десять лет после того, что произошло в Скиптоне (Skipton), я, наконец, смогла набраться смелости и дать показания против насильника. Когда я впервые рассказала моей матери об изнасиловании, мне самой было очень тяжело, а она была в шоке. Истоки ее гнева были понятны: я навлекла позор на свою семью, рассчитывая привлечь виновника к ответственности. Пытаясь остановить его и лишить его возможности надругаться над другими детьми, я тем самым поставила в сложное положение моих родителей и близких родственников, которые в таком случае будут подвергнуты остракизму. Она умоляла меня не обращаться в полицию. Если бы я продолжала жить в Скиптоне, внутри сообщества, члены которого либо осудили меня за изнасилование, либо назвали меня лгуньей, я, наверное, последовала бы ее совету».

Дальше она говорит о том, что вслед за ее обвинением другая британка пакистанского происхождения заявила о том, что она была изнасилована тем же человеком. На основе их показаний этот мужчина был осужден и отправлен в тюрьму. Но после этого члены местного сообщества стали их избегать. Я не могу представить себе боль матери (или отца), которая считает, что нужно смириться с совершенным сексуальным преступлением и не выставлять семью на «позор», пытаясь добиться справедливости. Это очень и очень больная культура.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.