Россия со своей агрессией против Украины всего за несколько месяцев добилась того, что Вадим Гречанинов пытался сделать на протяжении десяти лет. Его задача как президента Атлантического совета Украины (это базирующаяся в Киеве лоббистская организация) состоит в том, чтобы убеждать руководство своей страны, граждан и военных, что вступление в НАТО — это единственный для Украины путь к безопасности. Больших успехов в своей деятельности он не добивался никогда. Согласно данным проведенного в 2009 году опроса исследовательского центра Pew, большинство украинцев (51%) высказались против членства в НАТО, а за вступление всего 28%.

Сейчас динамика радикально изменилась. Последние общенациональные исследования, проведенные в июле, говорят о том, что впервые в своей постсоветской истории украинцы относительным большинством голосов (44%) за вступление в Североатлантический альянс, который Россия считает стратегической угрозой. Когда украинская социологическая группа «Рейтинг» провела тот же самый опрос в 2012 году, обнаружилось, что лишь 19% респондентов выступают за вхождение в НАТО. Новое правительство Украины тоже ухватилось за эту идею, и на прошлой неделе предложило законопроект, прокладывающий путь к членству в альянсе. Однако генерал-майор Советской Армии в отставке Гречанинов считает, что шансов на вступление у его страны сегодня ничуть не больше, чем пять лет назад. Он укрепился в своем мнении после того, как посмотрел новости о состоявшемся в четверг саммите лидеров НАТО. «Они до сих пор покорно подчиняются требованиям Москвы», — говорит генерал об альянсе.

Требования эти предельно ясны. В тот день, когда президент Владимир Путин аннексировал крымский полуостров, он предупредил НАТО, чтобы та не вела себя на исторической российской территории как у себя дома. Чтобы было понятнее, российский министр иностранных дел Сергей Лавров в четверг подкрепил это предостережение, когда в Уэльсе начался саммит Североатлантического альянса. Любые попытки втянуть Украину в НАТО, сказал министр, приведут к срыву хрупких мирных переговоров между украинским правительством и сепаратистами, которых Москва вооружает и поддерживает с апреля. «США, хотят, чтобы победил НАТО, чтобы победила ситуация, когда Америка диктует всем свою волю, — заявил Лавров в Москве. — Эта концепция исключительности... до добра не доведет».

Гораздо более тревожный сигнал накануне саммита поступил от российских военных. Влиятельный генерал российской армии Юрий Якубов заявил в среду агентству «Интерфакс», что Россия в этом году внесет поправки в свою официальную военную доктрину в свете «приближения баз США и НАТО вплотную к нашим границам». По его словам, в этих поправках Североатлантический альянс будет обозначен как «вероятный противник» в ходе будущего конфликта, и это внесет некоторые драматические изменения в ядерную стратегию России. «Необходимо проработать условия, при которых Россия может нанести превентивный удар российскими стратегическими ядерными силами», — сказал Якубов. В своем нынешнем виде доктрина предусматривает применение ядерного оружия лишь в ответ на удар по России. Там нет упоминания о возможности «превентивного» ядерного нападения.

Слава Богу, такого рода риторика напрочь отсутствовала в первый день работы натовского саммита. В публичных комментариях никто не упоминал недавнее заявление Путина о том, что «Россия является одной из наиболее мощных ядерных держав», как и предупреждение генерала Якубова о превентивном ударе. Самый конкретный шаг, о котором объявила НАТО в ответ на российскую агрессию на Украине, заключается в создании сил «повышенной готовности» численностью в несколько тысяч военнослужащих, которые можно будет развернуть вблизи российских границ примерно за два дня. (В конце февраля российские войска за день взяли под свой контроль столицу Крыма и помогли привести к власти лояльное правительство в рамках подготовки аннексии.)

Новые силы быстрого реагирования должны успокоить членов НАТО из Восточной Европы, а именно Польшу и прибалтийские страны, хотя они требовали большего. Восточные союзники хотели, чтобы альянс на постоянной основе развернул военные базы вблизи российской территории. Однако их союзники из Западной Европы, в частности Германия, отклонили данные требования, поскольку это стало бы нарушением пакта, заключенного НАТО и Россией в 1997 году. Данный пакт включает положение об отказе от размещения «постоянных боевых сил» возле российских границ. (И неважно, что Россия, захватив Крым, не выполнила данное в 1994 году обещание никогда не нарушать суверенитет Украины.) Отвечая в понедельник на вопрос о том, будут ли новые силы НАТО постоянными, ее генеральный секретарь Андерс Фог Расмуссен (Anders Rasmussen) сказал: «Вообще-то в жизни очень мало постоянных вещей». А затем добавил: «Суть в том, что присутствие НАТО на востоке будет более заметным».

Но появились и более обнадеживающие признаки сплоченности и напористости НАТО. За день до саммита Франция дала согласие отказаться от поставки в следующем месяце вертолетоносца в Россию, заявив, что для этого «нет соответствующих условий». Понадобилось многомесячное давление со стороны США и прочих союзников по НАТО, чтобы Париж остановил поставку. Правда, сейчас нет ясности в вопросе о том, поставит ли Франция России другой корабль такого же класса в будущем году.

Демонстрируя поддержку Украине, союзники постарались создать такую атмосферу на саммите, чтобы президент Петр Порошенко чувствовал себя почетным гостем. Лидеры пяти самых влиятельных членов альянса — США, Британии, Германии, Франции и Италии — провели с Порошенко встречу, на которой обсуждали конфликт Украины с Россией. Кроме того, они коллективно взяли на себя обязательство об учреждении нескольких «трастовых фондов» на сумму около 16 миллионов долларов (сумма чисто символическая) для модернизации украинской армии. Однако лидеры не стали давать Украине обещаний о поставке оружия, и не взяли на себя никаких обязательств относительно перспектив ее вступления в альянс.

Гречанинов говорит, что он разочарован, но не удивлен. Если Украина вступит в НАТО, каждый из членов альянса будет связан обязательством защищать эту страну в случае внешнего нападения на нее. Но никто из союзников не желает идти на такой риск как конфронтация с ядерной Россией. Гречанинов понимает эти опасения, но заявляет, что альянс просто пытается отсрочить неизбежное. «Путина можно остановить только силой, которая мощнее его собственной, — говорит он. — Мы ждали такой силы от НАТО, и она у нее есть. НАТО может остановить Путина. Но сейчас они это не рассматривают». Гречанинов делает паузу в поисках правильного слова. «Они не считают это целесообразным».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.