Новейшая история

На прошлой неделе, в районе вторника, ситуация в городе накалилась: Путин из Москвы встречается с Порошенко из Киева у Лукашенко в Минске, о вторжении россиян на Украину высказываются Обама из Вашингтона и Кэмерон из Лондона, Меркель звонит из Берлина и требует от Путина объяснений, бургомистр Отолия Семенец (Otolia Siemieniec) созывает заседание Городского совета, а потом руководство Мронгово и руководители военно-патриотического фестиваля принимают в ратуше молодых мужчин из организации «Патриотическое Мронгово».

У мужчин из ПМ есть масса аргументов против мероприятия: Россия напала на Украину, ввела эмбарго на польские продукты и запугивает Польшу тем, что сотрет ее с карты мира. Они приводят патриотический набор мнений и фактов, уже известных городскому управлению по письму экс-депутата Права и Справедливости (PiS) Ежи Госевского (Jerzy Gosiewski) и местного клуба Gazeta Polska, это: Варшавская битва, годовщина заключения пакта Молотова-Риббентропа, движение «Солидарность», российский патриотизм, понимаемый как насилие, предательство и культ безумных лидеров. Кроме того, заместитель руководителя организации «Патриотическое Мронгово» усматривает в репертуаре фестиваля перевес российских исполнителей и песен над польскими.

В среду, за два дня до начала фестиваля город принял решение: выступать будут только поляки, прозвучат песни польских патриотов и военных. «Патриотическое Мронгово» похвасталось в фейсбуке первым общенациональным успехом: ему удалось отменить участие россиян. Оставалось только еще как-то деликатно сообщить об этом самим россиянам.

Недавняя история

По сравнению с нынешним рангом Фестиваля патриотической и военной песни в прошлые семь раз он проходил незаметно. Были только упоминания в локальных газетах и цитаты из лауреатов. Сами жители Мронгово слабо осознавали существование этого фестиваля: каждый год городок принимает множество мероприятий (с тематикой от американских народных ритмов до музыки польского пограничья), так что патриотизм и военные терялись под толстым слоем афиш. Незнание отразилось в отсутствии протестов, а организация «Патриотическое Мронгово» появилась лишь в декабре 2013 года.

Идея проведения фестиваля пришла в голову отставным советским офицерам, которые во времена СССР служили в Польше. У них есть региональная организация Калининград – Свиноуйсьце – Ольштын, которой руководит капитан Владимир Рашевский. Испытывая ностальгию, они иногда встречаются, разговаривают, поют. Они знакомы с польскими военными пенсионерами тех лет, передвижение через границу с Калининградской области проходит в облегченном режиме, так что в 2006 году они сказали прямо: «давай, сделаем фестиваль». Это мероприятие проходило попеременно то в Ольштыне, то у них — в Калининградской области. Но 2010 году Ольштын был слишком занят празднованием годовщины Грюнвальдской битвы, и обратился за помощью к Мронгово, в котором Красная армия не размещалась. Бургомистр Отолия Семенец приняла заблудившийся фестиваль в свой городок при условии, что он останется там навсегда. Она говорит, что приграничные регионы всегда отличает смесь разных культур. С точки зрения городского руководства расширилось культурное предложение — камерно и без политических ассоциаций. В 2014 году фестиваль внезапно дорос до дилеммы: Мронгово и польские интересы.

История дипломатии

Проблемы начались с одной стороны, с афиши, сообщавшей о фестивале, а с другой, с российско-украинской войны. Афиша недипломатично и без понимания исторического момента акцентировала внимание на концерте Ансамбля песни и пляски Балтийского флота из Калининграда. С артистами должен был приехать Владимир Егоров — экс-губернатор Калининградской области и командующий Балтийским флотом, а в недавнем прошлом — член избирательного штаба Владимира Путина. В Мронгове продолжается дружеское расследование по поиску ответственного за фестивальные афиши: в геополитической ситуации городка это уже ничего не изменит, но на самом деле должен был приехать не весь ансамбль флота, а три матроса с программой из трех песен. Возможно, следовало также написать жирным шрифтом, что еще будет выступать много детей из Калининграда, а каждый российский исполнитель споет по три военно-патриотические песни: две на русском, а одну на польском. А поляки наоборот: две на польском, одну на русском. Россияне известны мронговскому жюри тем, что отрабатывают своей репертуар в течение целого года между фестивалями, они отлично подготовлены и часто завоевывают гран-при, потому в России музыкальное образование находится на высоте. Но наше польское тоже. И мы тоже получали гран-при, как например Военный вокальный ансамбль Wiarusy из Слупска два года назад. И ведь не Польша напала на Украину.

Устранить неприятный дипломатический осадок, связанный отказом от приглашения россиян взялся полковник в отставке Стефан Гойло (Stefan Gojło): до 1987 года командующий подразделением войск связи в Мронгово, а сейчас — глава созданного в городе Общества традиций польской армии и человек, который лично отвозил приглашения Владимиру Егорову. До фестиваля оставалось два дня, время торопило и приближало границу невежливости. Полковник Гойло говорит по-русски, у него есть знакомые среди российских офицеров из Калининградской области, он знаком с капитаном Владимиром Рашевским — соорганизатором фестиваля с российской стороны. Так что полковник написал на русском: «Добрый вечер, Владимир, хотелось бы сказать мне, но новости, которые я должен тебе сообщить, невеселые. Городской совет отозвал свое согласие на проведение фестиваля в его прежней форме».

Дружеская история

Утром в ящике электронной почты полковника ждал ответ от капитана. В письме чувствовалась горечь и непонимание. Если, как говорит Мронгово, из-за событий на Украине и мнений радикальных представителей местной общественности в программе фестиваля необходимы изменения, то он, Рашевский, просто прикажет своим выступать в гражданском, и все. Проблемой фестивальной афиши было еще использование старых военных языковых кодов, которые грели сердца фронтовиков, но пронизывали холодом сердца современных мронговских любителей истории: афиша говорила об укреплении связей между ветеранами при помощи песни. Появились вопросы (в том числе на встрече бургомистра с молодыми людьми из «Патриотического Мронгово»): как в данном случае понимаются связи. Ведь если 17 сентября 1939 года красноармеец шел с песней на польский Львов, то польская песня должны была звучать противоположно.

Ничто так не выражает русскую душу, как песня. Впрочем, случается, что русская песня становится выражением и польской души, особенно в задушевные моменты под водку, однако в этот раз для Мронгово, Польши и России ничего сделать было уже невозможно. Полковник Гойло, который бывал с Фестивалем патриотической и военной песни в Калининградской области в рамках ответных визитов, говорит, что россияне принимали участников тепло и сердечно. Он даже помнит, что российский хор громогласно спел на публике польский гимн, так что поляки расплакались от умиления.

Капитан Рашевский все же решил, что россияне в дни фестиваля в Польшу приедут. Он объяснял, что не хочет расстраивать людей: поющих детей и стариков. Автобусы уже заказаны, объяснял он, пришлось бы платить неустойку. А в доме отдыха Polonez ждут номера. Так что по электронной почте состоялся обмен импровизированными дипломатическими сообщениями, что мы их приглашаем за их счет, а они с удовольствием приедут, так как не могут ничего отменить.

История уикенда

23-24 августа Лех Голембицкий (Lech Gołębicki), директор Центра культуры и туризма в Мронгово принимал Фестиваль патриотической и военной песни у себя, хотя до войны с Украиной его планировалось проводить в амфитеатре у озера Чос. Причиной для изменения места, как говорит бургомистр Отолия Семенец, послужили прогнозы погоды на выходные дни. Выступали польские звезды фестиваля (те же, что обычно выступают последние восемь лет), в частности, хор Żołnierskie Echa из города Кельце, Tęcza и Frontowe Drogi из Кошалина, Wiarusy из Слупска, келецкий ансамбль Kwiaty Poligonu, Węgojska Strużka из Венгуя и несколько солистов. В предыдущие годы поляки чаще всего исполняли на фестивале «Катюшу» и «День победы». А гости из России: польские — «Расцветали бутоны белых роз», «Расшумелись плакучие ивы», песню «Белый крест» группы Czerwone Gitary, по какой-то случайности отнесенную к патриотическим, как и «Этот странный мир» Чеслава Немена (Czesław Niemen), и еще украинскую «Гей, соколы».

И кому это мешало? — спрашивали в радио-опросе жители города в 2014 году. Или: россияне должны тут быть, ведь это наши земляки. Или: нормальные люди, а то, что они русские, они же не выбирали. И еще: правильное решение, они же запретили нам экспортировать яблоки. Однако о неловких моментах, связанных с фестивалем, говорили уже давно: из-за часто противоположных патриотических целей в польско-российской истории намекалось на исключение слова «патриотический» из названия мероприятия, а также предлагалось пригласить, для компании, например, литовцев и украинцев. Сейчас говорят, что аннексию Россией Крыма Мронгово еще проглотило, потому что украинцы сами слабо сражались за полуостров, но всю Украину будет простить сложно, потому что это настоящая агрессия. И, кроме того, раз польские дипломаты отменили Год Польши в России, то мронговские могут отменить маленький фестиваль. 

Закулисная история

До середины следующей недели после окончания фестиваля вестей из Калининградской области не было. Россияне приехали и уехали, жили они в доме отдыха Polonez вместе с польскими исполнителями и, как рассказывают свидетели, в банкетном зале делали вид, что фестиваль проходит в обычном режиме. Их посетила бургомистр, заходил и полковник Стефан Гойло — они попали на польские песни. Слезы наворачивались на глаза, когда семилетняя русская девочка пела «Шла девчушка во лесочек». Капитан Рышард Прасовский (Ryszard Prasowski) из ансамбля Wiarusy рассказывал, что традиционно состоялся совместный ужин: были песни, как это бывает в кругу друзей — ведь военные коллективы состоят в основном из немолодых людей, для которых пение бывает последним смыслом в жизни, поддерживающим их в форме. В личном плане не нашлось ни одного поляка, одобряющего вторжение Россиян на Украину, как и тех, кто не отделял бы вторжения от неприятной ситуации, с которой столкнулись россияне в Мронгово. Из рассказов россиян следовало, что их телевидение показывает им не такую правду, как наша.

В качестве развлечения для россиян был предусмотрен визит в ковбойский городок Мронговиль. Шериф дал согласие. В это время по городку ходили полицейские патрули: не более многочисленные, но чаще, просто на всякий случай, объясняла госпожа бургомистр. Однако было спокойно, а «Патриотическое Мронгово» вообще не знало о визите россиян. Мы не имеем ничего против того, чтобы они приезжали, говорит член организации Адам Трембовский (Adam Trembowski), но считаем патриотизм неудачной формой для взаимного знакомства наших народов.

В среду утром известий все еще не было. До Мронгово дошли слухи, что руководителя оркестра Балтийского флота вызвали на ковер в Москву, но правда ли это, неизвестно. Полковник Гойло отправил капитану Рашевскому письмо с вопросом. Рашевский ответил во второй половине дня, что он благодарит за теплый прием, но прошло еще слишком мало времени, чтобы высказываться — эмоции должны улечься.

Одновременно появилась статья, подписанная юной участницей ансамбля «Звуки музыки» Аленой. Она пишет, что несмотря на напряженную политическую обстановку фестиваль в Мронгово состоялся, а его участники пели военно-патриотические пенсии своих соседей. Приз зрительских симпатий, по мнению Алены, достался ее коллективу. И так запомнят это российские читатели.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.