«Цель 2020»: это слово звучит как заклинание в олимпийском мире с тех пор, как ровно год назад Томас Бах стал президентом Международного Олимпийского Комитета (МОК). «Цель 2020»: это кажется намеком на перемены, реформы и преобразования.

При объективном рассмотрении МОК и Олимпийских игр становится понятно, насколько велика потребность в переменах. Организация уже давно приобрела репутацию непрозрачного и алчного клуба стариков. Граждане демократических стран все больше от нее отворачиваются. А последние зимние Олимпийские игры −2014 в Сочи стали дорогостоящим (пятьдесят миллиардов долларов) самолюбованием и кутежом российского президента Владимира Путина. Однако: ни слова, ни действия Баха, который вот уже год является президентом МОК, не годятся на то, чтобы считаться свидетельством крупных перемен, мер по улучшению имиджа и придания новых импульсов олимпийскому движению.

Поразительно, как Бах проявил себя на своём первом большем мероприятии в Сочи в качестве президента МОК. Прежде всего, речь идет о его отношении к важным политическим вопросам. Весь мир тогда осуждал действия России по отношению к трудовым мигрантам, гомосексуалистам, а также к тем, кому пришлось покинуть свое жилье из-за олимпийской стройки. Российское правосудие сфабриковало обвинение и отправило за решётку критика Олимпиады Евгения Витишко. Во время Паралимпийских игр Россия начала разжигать конфликт в Крыму, нарушив тем самым не только нормы международного права, античную традицию «олимпийского перемирия». Именно в те дни никто не услышал от Баха критики. Вместо этого появились фотографии, на которых радостный президент МОК совершает прогулку вместе с Владимиром Путиным по побережью Черного моря или чокается с ним шампанским. То, что Бах относится к событиям со своеобразным пониманием, проявилось и в том, что касается олимпийской жизни. Когда сборная Норвегии вышла на старт с траурными повязками в связи со смертью брата норвежской лыжницы Астрид Якобсон, то действия спортсменов подвергли критике. Бах эту критику поддержал и сослался при этом на Олимпийскую хартию.

Ещё одна сторона — подбор кадров, которую в первые месяцы своего президентства продемонстрировал Бах. Тенденция очевидна — предпочтение отдается Востоку и автократов. Новая сильная личность появилась рядом с Бахом: вице-президент МОК Юй Цзайцин, заместитель министра спорта Китая, типичный представитель правящей партии. Кувейтский шейх Ахмед ас-Сабах, который обеспечивал Баху необходимое количество голосов во время выборов президента МОК, возглавил одну из комиссий организации, так же как Александр Жуков, служивший Владимиру Путина в различных должностях. Продвижение лиц из высших политических кругов России и Китая служит очередным доказательство того, что повторяемые, как мантра, слова Баха об аполитичности или нейтральности спорта, являются пустыми разговорами.

Раздражают и другие высказывания Баха, которые мы услышали в этом году, в особенности слова, произнесенные накануне годовщины его избрания на пост президента МОК. Когда жители Мюнхена на референдуме проголосовали против проведения в городе Олимпийских игр-2022, чиновник упрекнул их в «отсутствии мужества». Спорную «шумиху» в Сочи он до сих пор называет «выдающимся» событием. Когда Бах говорит об Играх и финансах, то он произносит примечательную фразу: «Некоторые всё ещё думают, что Олимпийские игры стоят десятки миллиардов евро, но это не так, это предвзятое мнение». К сожалению, это правда. И это касается не только «разгула» в Сочи. Строительство инфраструктуры для Олимпийских игр обходится в несколько миллиардов евро. Примерно столько же было бы потрачено во время Олимпиады в Гамбурге или Берлине.

Все это подтверждает, что Бах не хочет понять очевидные проблемы и скепсис. Но это не должно сильно удивлять: как-никак Бах является классическим отпрыском системы МОК. Он сам внес вклад в создание этой системы еще до того, как стал президентом МОК. Не случайно Бах добился успеха не в том, что касается идеалов, позиции или олимпийской программы, а в сфере финансов. Американский телеканал NBC заплатил МОК Комитету рекордную сумму — почти восемь миллиардов долларов — за право на трансляцию Олимпийских игр до 2032. Таким образом, система стабильна. Тот, кто считает МОК в первую очередь экономическим механизмом, может сделать вывод о том, что Томас Бах хорошо справляется со своим делом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.