Nasz Dziennik: Эстон Кохвер (Eston Kohver) — сотрудник эстонской контрразведки, занимавшийся противодействием контрабанде, в пятницу утром был похищен группой пересекших границу агрессоров. Что это означает, чего хотели добиться россияне?

Анджей Ковальский
(Andrzej Kowalski): В первую очередь нужно сказать читателям, что у КАПО — центральной эстонской специальной службы, отвечающей за внутреннюю безопасность, очень широкая палитра задач. От контрразведки до выявления террористов и нелегальных торговцев оружием, боеприпасами и радиоактивными материалами. Скорее всего, Кохвер работал в отделе, занимающимся этой последней сферой. Так что речь шла не просто о какой-то контрабанде, а о серьезной угрозе внутренней безопасности.

— Почему его похитили?


— Можно выдвинуть несколько гипотез. Первая из разряда большой политики: это была намеренная провокация и демонстрация силы в ответ на слова президента Обамы, который гарантировал в Таллине безопасность Эстонии. Это могло быть связано с подготовленной ФСБ операцией, заключавшейся в том, чтобы втянуть эстонца в сотрудничество (заставить пойти на контакт) под видом получения важной для эстонской безопасности информации. Второй, более драматичный вариант может быть связан с расследованием российских попыток пересечь границу в контексте подготовки путей перемещения «зеленых человечков». Третий касается нелегальной деятельности офицеров ФСБ, которые изучали перспективы контрабанды через эстонскую границу, а Кохвер каким-то образом спутал их планы.

— После событий 2007 года эстонские спецслужбы развернули жесткую борьбу с российским внедрением. Они выносили приговоры, разоблачали шпионов, не соглашались на обмен заключенными. Похищение — это ответ на такие действия?

Вывеска на здании эстонской полиции безопасности (КАПО)


— Эстонская контрразведка в последнее время ловит шпионов, которые работают на Россию, с 2008 года их было, пожалуй, шесть. Это, несомненно, болезненные потери для российской разведки, но не будем забывать, что в текущих условиях, поскольку Эстония была советской республикой с республиканским отделом КГБ, а 25% населения страны составляют русские, у России есть масса возможностей для получения информации. Уже появились спекуляции, что на этот раз россияне хотят добиться обмена эстонского офицера на своих агентов, задержанных в Эстонии. Посмотрим, что будет.

— Что может сейчас с ним происходить?

— Несмотря на договор с Эстонией, который регулирует такие случаи и гарантирует, что максимум на третьи сутки стороны обеспечат контакт с консулом, россияне дали разрешение только на четвертый день. Вроде бы деталь, но красноречивая. Они в классическом советском стиле продемонстрировали, что право на них не распространяется. С чем столкнулся Кохвер после задержания, зависит от того, какой развивался сценарий. Если это была просто провокация в политических целях, ничего особенного не происходило: были допросы, изнурительные и неприятные, но не представляющие опасности. Однако если Кохвер на самом деле вскрыл какую-то группу контрабандистов, контролируемую ФСБ, они могут захотеть выяснить, что ему о них на самом деле известно. Тогда уже мило не будет. Они не могут подвергнуть его пыткам, следы которых будут потом заметны, но ведь существуют эффективные методы, как довести человека до границ сопротивляемости без применения физической силы. Кохвера будут держать под арестом в соответствии с созданной ФСБ легендой. Я бы хотел отослать читателей к опубликованным в интернете фотографиям «шпионского» оборудования Кохвера. Советую всем полякам, въезжающим на российскую территорию, оставлять на границе мобильный телефон, диктофон и деньги, так как в свете высказываний российских спецслужб — это именно шпионское снаряжение.

— Почему россияне прибегают к такого рода методам?

— Можно спросить наоборот: а почему нет? Что может их ограничивать? Международное право? Общественное мнение? Ведь их СМИ сделают из Кохвера шпиона, а ФСБ, как бравые чекисты несколько десятилетий назад, стоит на защите «матушки России». Это будет ловко использовано российской пропагандой. Я видел отрывки программы канала Russia Today, это напоминало передачу польского коммунистического телевидения, посвященную задержанию американского шпиона. Тот же колорит, тот же дискрус.

— Похожие ситуации, то есть похищение офицера неприятельской спецслужбы, уже бывали?

— Я полагаю, в разных частях мира существуют разные стандарты, но мы говорим не о том, что происходит в Азии или на Аравийском полуострове. На в широком смысле западном фронте спецслужб даже во времена холодной войны такое происходило крайне редко. Спецслужбы работали друг против друга, но не нападали физически. Какой смысл устраивать перестрелку на улицах Вены или Берлина? Задача разведки состояла в похищении секретов, а не в физическом устранении противников.

— Данный инцидент — это первый шаг к российскому наступлению в странах Балтии? Россия проверяет, как далеко она может зайти в такого рода провокациях?

— Это, скорее, элемент психологической войны, которую ведет Россия с Западом. Они не заботятся о том, чтобы никто не знал о похищении эстонца. Есть много свидетелей, что в этом районе была нарушена связь, есть отчетливые отметины на распаханной полосе земли на российско-эстонской границе, однозначно показывающие, откуда пришла группа похитителей, остались следы от шумовых гранат. Это подтвердили даже российские пограничники в ходе осмотра места происшествия. У комментаторов центральных европейских СМИ нет сомнений в том, как на самом деле разворачивались события. Этого россияне и добивались. Они хотят, чтобы Запад, общественность, то есть люди, живущие в комфортабельных домах, поняли, что война для россиян — это пустяк, так как они не боятся НАТО и смеются над санкциями.

— Могут ли такие нестандартные провокации угрожать латышам, литовцам и полякам? Ведь у нас есть граница с Калининградской областью.


— Это, несомненно, зависит от дальнейшего изменения ситуации в России и на Украине, а также от поведения Запада. Жесткая позиция эстонцев вызывает уважение. Они сразу же обнародовали подробности происходивших в тот день событий. Быстрой и четкой реакцией отличились как политики, так и СМИ. Это важно. Смогли бы польские политики и пресса в такой ситуации не провалить экзамен? Я сомневаюсь. Когда я смотрю на то, что происходит в польских спецслужбах, у меня складывается впечатление, что они наверняка не заметили бы пропажи своего сотрудника, а когда узнали бы об этом из прессы, уволили бы его за какую-нибудь провинность вроде неинформирования начальства о причинах своего отсутствия. Это немного грустные размышления, но в современной ситуации, когда российские плацдармы в Польше очень сильны, зачем вообще кого-нибудь похищать?

— Благодарю за беседу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.