Atlantico: Эрик Сиотти (Eric Ciotti) недавно говорил о необходимости создать во французских тюрьмах специальные отделения для борьбы с радикальной идеологией, куда должны помещать вернувшихся с джихада в Сирии юных французов. В Саудовской Аравии уже существуют подобные центры. Что конкретно они собой представляют?

Антуан Басбу:
Оказавшиеся там люди — это террористы, бывшие заключенные Гуантанамо. Их силой затащили в джихад, изначально у них могло и не быть особой озлобленности на США. Саудовские власти пытаются изменить их, и сажают их под замок, где им промывают мозги подчиняющиеся властям ваххабитские муфтии. После тюрьмы эти люди живут в своего рода «гостевом доме», где они проводят несколько месяцев, подтверждая результаты перевоспитания.

Потом они считаются реабилитированными для общественной жизни. Им дают дом, дорогую машину и деньги на свадьбу. Власти утверждают, что после женитьбы их уже не потянет в джихад.

— Как можно «исправить» промытые мозги фанатиков?


— Муфтии проповедуют тот же самый ваххабизм, которого придерживались отправившиеся на джихад радикалы, одна они пытаются оттеснить в тень фазу действия. То есть, посыл примерно тот же самый, однако им напоминают, что действовать можно только после приказа короля. Их рассматривают как отошедших от дел бойцов, которые больше не должны следовать указаниям безумного муфтия. Если говорить метафорически, можно сказать, что задача направленных властями муфтиев в том, чтобы убрать коробку передач, связь между двигателем и колесами автомобиля.

— Что насчет эффективности этой стратегии? Какие уроки могла бы извлечь для себя Франция?


— Этот метод стал полным провалом, хотя Саудовская Аравия и отказывается это признать. Несколько недель назад было задержано более 60 террористов, и больше половины из них в прошлом прошли этот курс. Их целью было воевать во имя джихада в рядах Исламского государства или же работать на него в Саудовской Аравии.

Практически все лидеры «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове прошли через эти саудовские центры. В июне этого года в Саудовскую Аравию из Йемена пробралась группа смертников: их всех убили, хотя и они смогли забрать с собой несколько офицеров. Опять-таки некоторые из этих исламистов сидели в Гуантанамо и прошли через центры реабилитации.

По моим сведениям, лишь 30% находившихся в центре радикалов в действительности отходят от дел. 70% сохраняют активность в идеологическом плане, а некоторые возвращаются к активным действиям и присоединяются к террористическим группам.

Такая модель ни в коем случае не может быть примером для Франции, потому что участвующие в такой программе муфтии пользуются полученной от монарха легитимностью. Кроме того, дома, в которых их размещают, не имеют ничего общего с тюрьмой. Наконец, что скажут во Франции, если по окончанию реабилитации им дадут дом, машину и деньги на свадьбу? Во Франции может сработать только следование законам, а не вознаграждение покаявшихся.

— Почему саудовское руководство поступает именно так, раз результаты программы оставляют желать лучшего? Отражает ли ее неудача утвердившееся у аравийцев заблуждение о том, что все можно решить деньгами?


— Разумеется. Им предлагают жизнь в комфортных домах, купания, игры, прогулки и хорошую еду. Вознаграждается смена их поведения. Им предлагают «красивую жизнь». В Саудовской Аравии вполне нормально спрашивать, сколько стоит человек. Там считается, что любой может изменить мнение, если ему хорошо заплатить.

Антуан Басбу (Antoine Basbous), политолог, специалист по арабскому миру, исламу и исламистскому терроризму.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.