Как укрепить позицию традиционной семьи, основанной на союзе мужчины и женщины? Как наиболее эффективно защищать ее от нападок с позиций культурного марксизма? Эти темы обсуждались на конференции «Многодетная семья и будущее человечества» в Москве. Кого должны бояться ревнители свободы? Этим вопросом задается участник конференции Михал Семин.

Если бы не было действительно пытливых, нестандартно мыслящих журналистов, которые рассказывают о событиях, которые другие не замечают, то и я бы уже боялся разбуженного русского медведя. Но я не боюсь, и это объясняется моим недавним личным опытом.

Я выступал в Москве на конференции «Многодетная семья и будущее человечества», которая прошла 10-12 сентября. Ее организовали два благотворительных фонда — Св. Андрея Первозванного (в рамках программы «Святость материнства») и Св. Василия Великого, а также Центр национальной славы.

На ней более тысячи участников из десятков стран мира, различных культур и вероисповедания обсуждали, как укрепить позицию традиционной семьи в обществе и как наиболее эффективно защищаться от сил, которые нападают на традиционную семью, основанную на союзе мужчины и женщины, с позиций культурного марксизма.

Больше колыбелей, чем гробов!

Российские средства массовой информации широко освещали работу конференции, скорее всего потому, что она проходила под патронажем высшего руководства Российской Федерации. Во вступительном слове Владимира Путина прозвучала обеспокоенность неблагоприятной демографической ситуацией в России и Европе и кризисом, в котором оказалось современное общество под влиянием ценностного релятивизма.

Другие российские политики, депутаты и представители исполнительной власти, говорили о конкретных мерах, утвержденных или только обсуждаемых Думой, призванных помочь супругам стать многодетной семьей. Благодаря сотрудничеству с Русской православной церковью, которая оказывает помощь матерям, мучающимся вопросом, оставить или убить своего только что зачатого ребенка, среди российских политиков все больше сторонников ограничения доступности абортов, что потенциально может привести к их запрету. Поэтому нам сообщили о том, что после продолжительного демографического спада два года назад в России наконец-то было «больше колыбелей, чем гробов».

Можете ли вы себе представить, как кто-нибудь из генеральных директоров государственных железных дорог у нас, или где-то в Европе, говорит о вреде абортов, негативном воздействии нигилизма и постмодернистской философии на нравственное состояние общества или о необходимости сохранить значимость понятий материнства и отцовства? Как он остерегает перед глобальной финансовой олигархией, которая стремится уничтожить первоначально христианские народы, развратив традиционную семью?

В России такой директор есть — это Владимир Якунин, который входит в ближайший круг соратников Путина. Скорее всего, поэтому он, вместе с Еленой Мизулиной, еще одной видной фигурой московской конференции и главной создательницей современной российской политики в сфере поддержки семьи, оказался в санкционном списке Запада.

Не только христиане

Тот, кто думает, что современную консервативную политику России поддерживают только христиане, ошибается. В ее поддержку выступил, в самом начале конференции, и главный раввин Российской Федерации Берел Лазар, и Верховный муфтий Талгат Таджуддин.

Участники конференции одобрили обращение к народам всех стран и их правительствам, а также к международным организациям и СМИ, и призвали совместными усилиями преодолеть проблему дегуманизированного образа жизни, выступить против грубого и идеологически мотивированного вмешательства государства в частную жизнь, в том числе семейную, а также поддержать традиционную семью как основу и отправную точку социальной политики государства. Они призвали отказаться от стандартизации нетрадиционного сексуального образа жизни, одобрив закон, запрещающий его пропаганду среди детей и молодежи.

На конференции также говорилось о необходимости бороться с циничным использованием женщин для суррогатного материнства и отстаивать права родителей на воспитание и образование собственных детей.

Ленинско-троцкистская эстафета

Но вернемся к утверждению, что Россия опять угрожает свободному миру, поэтому ее нужно бояться. Это было бы так, если бы мы связывали со свободой человека социальные преимущества гомосексуального образа жизни, сексуальную распущенность, убийство нерожденных детей и гендерную идеологию, отрицающую естественные различия между мужчиной и женщиной.

То есть «ценности», присущие крайне левому сознанию, для которого современная социальная инженерия в западных обществах является средством для формирования нового, освобожденного человечества — рая на земле, в котором из-за такого количества левых ценностей свободе уже не будет места.

Подобные мысли обуревали и первое поколение советских революционеров, поэтому считать Владимира Путина их последователем абсурдно. Ленинско-троцкистскую эстафету развития приняли другие элиты. Но они находятся не в России, а непосредственно влияют на события в странах-членах Европейского Союза. Если говорить о США, то, очевидно, задачей их посольств по всему миру является активное продвижение нужд и потребностей лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией (ЛГБТ).

Скорее всего для того, чтобы цветные революции, которые американские посольства часто инициируют и поддерживают, были всех цветов радуги. Поэтому не стоит удивляться, когда во главе пражского парада Prague Pride можно заметить посла США с дюжиной его сотрудников.

Обмен идеологическими позициями

В конференции в России приняло участие и много американских делегатов. И что бы они ни думали о текущих политических разногласиях, они не могли отрицать, что в области защиты традиционных моральных ценностей Россия и их родина в значительной мере поменялись позициями. И это имеет свои практические последствия.

Американским властям поступило требование от влиятельной американской ЛГБТ-организации The Human Rights Campaign конфисковать имущество Дона Федера и Лоуренса Джейкобса в наказание за их работу в подготовительном комитете московской конференции.

Я не идеализирую Россию, у меня есть немало претензий к православию, и я не считаю, что чешские национальные интересы соприкасаются с российскими. Несмотря на это, вместе с двумя моими американскими друзьями, которых теперь проверяют на предмет «антиамериканской деятельности», я задаю вопрос: кого должны бояться ревнители свободы?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.