В своей речи, произнесенной в среду на Генеральной ассамблее ООН, Барак Обама стремился тщательно соблюдать некий баланс. Он приехал в Нью-Йорк, чтобы призвать мир к новой борьбе с исламским экстремизмом, но при этом ему надо было убедить мировую аудиторию, что речь не идет о повторении начатой Джорджем Бушем-младшим «войны с террором».

Стоит заметить, что президент пытался добиться этого как раз в тот момент, когда в Совете безопасности возникли самые глубокие разногласия за последнее десятилетие. Россия и Запад всерьез поссорились из-за Украины и Сирии. Тон ремарок Обамы в адрес Москвы был жестче всего, что можно было услышать от американских президентов со времен задолго до падения Берлинской стены. В выражениях, напоминающих о холодной войне, Обама изобразил Москву прямой противоположностью всему, за что выступает Америка, и предложил миру выбирать между двумя этими моделями.

Впрочем, большая часть его речи была посвящена новым вызовам, которые бросают мировому порядку экстремисты из ИГИЛ в Сирии и Ираке. Он назвал «рак жестокого экстремизма, терзающего столь многие части мусульманского мира», самой важной мировой проблемой, способной «начать цикл конфликта, срывающий прогресс», в области разрешения всех прочих проблем, которые стоят перед международным сообществом.

Признав, что терроризм для мира — совсем не новость, президент подчеркнул, что крайняя жестокость ИГИЛ вкупе с его умением обращаться с такими инструментами глобализации, как социальные сети, делает это движение особенно опасной угрозой.

«Используя доступ к технологиям, которые позволяют мелким группировкам причинять большой вред, они пропагандируют кошмарный образ мира, разделенного на благочестивых и неверных. Они убивают так много ни в чем не повинных мирных людей и применяют самые жестокие методы, чтобы запугивать людей в рамках сообществ», — говорит он.

Выступая через несколько часов после того, как стало известно, что возглавляемая Америкой воздушная кампания против ИГИЛ распространилась с территории Ирака на территорию Сирии, Обама пообещал, что боевики ИГИЛ будут ослаблены и уничтожены.

«Мы используем нашу военную мощь и проведем воздушную кампанию, чтобы заставить ИГИЛ отступить. Мы будем снабжать и обучать силы, сражающиеся с этими террористами на земле. Мы будем обрубать их финансирование и пресекать потоки боевиков в регион и из региона, — заявил президент. — Сегодня я прошу мир объединить усилия. Те, кто присоединился к ИГИЛ, должны покинуть поле боя, пока не поздно».

Тон заявления Обамы ясно указывает, что он понимает, насколько похоже его заявление на речи Джорджа Буша-младшего более чем десятилетней давности, породившие недоверие к США и их мотивам. Широко распространенные сомнения относительно юридической стороны кампании в Сирии дополнительно усугубляют это впечатление. Впрочем, Обама постарался дистанцировать свою борьбу с экстремизмом от «войны с террором», которую вел его предшественник.

«Я ясно дал понять, что Америка не будет целиком основывать свою внешнюю политику на борьбе с терроризмом», — заметил Обама. Явно намекая на наследие Буша, он пообещал: «Америка будет вежливым и конструктивным партнером. Мы не будем игнорировать убежища для террористов, но и не будем действовать как оккупанты».

Признав, что «ни одна внешняя сила не способна изменить сердца и умы», президент назвал противостояние фанатизму и экстремизму главной актуальной задачей для жителей Ближнего Востока. Он отметил, что Вашингтон хочет сейчас создать максимально широкую коалицию для борьбы с влиянием ИГИЛ, начиная с исламского мира. «Задача сочетать искреннюю веру с жизнью в современном мультикультурном мире стоит перед всеми великими религиями», — сказал он и призвал вести битву идей в интернете.

«Это означает борьбу за захваченное террористами пространство — в том числе в интернете и в социальных сетях. Их пропаганда призывает молодежь уезжать за границу и сражаться за их дело, превращает студентов в террористов-самоубийц. Мы должны предложить альтернативный взгляд», — заявил президент, похвалив кампанию #неотмоегоимени (#notinmyname), начатую молодыми британскими мусульманами.

Обма также напрямую высказался о глубоком разрыве между Западом и Россией, которая угрожает парализовать работу Совета безопасности ООН. Он изложил подробности о действиях Москвы в Крыму и на Восточной Украине и назвал эти шаги угрозой международному порядку, созданному после Второй мировой войны и воплощающемуся в ООН.

«Это картина мира предполагает: кто силен, тот и прав. В таком мире одна страна может перекраивать границы другой, а цивилизованные люди не могут получить останки своих погибших близких, чтобы не открылась правда, — сказал Обама. — Америка выступает за совсем другой мир. Мы верим, что, кто прав, тот и силен — что большие страны не должны угнетать маленькие, и что люди вправе выбирать собственное будущее».

Обама подчеркнул, что США готовы сотрудничать с Москвой по насущным глобальным проблемам — таким, как перемена климата и борьба с распространением вируса Эбола, — но только «если Россия изменит свой курс».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.