Когда о восточноевропейской демографии вообще что-нибудь пишут, получается обычно нечто вроде следующего пассажа:

«Также возможно, что другие постсоветские страны, порвав с Москвой, вернули себе способность надеяться. Иначе почему крайне близкие России культурно и географически Белоруссия и Украина не вымирают с такой скоростью, как она? Тогда получается, что Россия умирает от разбитого сердца — что тоже можно назвать сердечно-сосудистым заболеванием».


Не знаю, почему, но очень многие думают, что, если страна (как, например, Россия) переживает демографический кризис, то это некая небесная кара за грехи ее властей. С этой точки зрения единственный выход всегда и везде — это либеральные реформы, политические и экономические. Считается, что, только получив свободу самостоятельно принимать решения, люди начинают верить в будущее, заботиться о себе и растить детей.

Будь это правдой, если бы существовала хоть какая-то причинно-следственная связь между политическим и экономическим либерализмом и демографической стабильностью, тогда следовало бы ожидать, что посткоммунистические страны, уже вступившие в Евросоюз, улучшат свои показатели. Болгария, Чехия, Эстония, Хорватия, Латвия, Литва, Венгрия, Польша, Румыния и Словакия — все эти государства продвинулись в области построения демократической и ответственной власти, а также гибкой и открытой экономики намного дальше, чем Россия. Идеальны ли их правительства? Разумеется, нет. Но по объективным меркам они намного отзывчивее российского. О том же говорят и всевозможные «рейтинги демократии».

Проблема в том, что в действительности в последние несколько десятилетий демографические показатели у этих стран были заметно хуже, чем у России. С 1994 года перечисленные выше десять новых стран ЕС потеряли в общей сложности около 5,5% населения. Россия, в свою очередь, потеряла примерно 3,2%. Особенно интересно, что с 2008 года разрыв между ними и Россией сильно вырос. Таким образом, как раз тогда, когда российское правительство стало вести намного более репрессивную политику, российские показатели стали явно лучше, чем у других посткоммунистических стран Европы.

И это не странное исключение и не бессмысленная флуктуация. Если вы посмотрите на суммарный коэффициент рождаемости — главный показатель будущей динамики населения, — вы увидите, что Россия скорее всего будет еще долго обгонять новые страны ЕС.

Как бы серьезны ни были демографические проблемы России (а они очень, очень серьезны!), проблемы прочих посткоммунистических стран Восточной Европы - намного серьезнее. Сейчас российское население растет, а не сокращается, а суммарный коэффициент рождаемости увеличивается уже более десятилетия. Возможно, хотя и маловероятно, что в ближайшие 15 или 20 лет в России будет продолжаться рост населения, поддерживаемый иммиграцией. Новые члены ЕС, напротив, с 1994 года катятся вниз, а с начала глобального финансового кризиса эти тенденции резко усугубились. Судя по газетным заголовкам из этого региона, падение вряд ли в скором времени остановится.

Глядя на цифры, трудно заметить какую бы то ни было связь между «вернувшейся способностью надеяться» и реальным улучшением демографических тенденций. На деле хуже всего с демографией - как раз у некоторых из тех стран, которые активнее всего изобличали преступления коммунизма, в частности у стран Прибалтики.

Это не означает, что автократия полезна, или что странам, которые хотят улучшить свои демографические перспективы, надо брать пример с путинской России. Речь идет только о том, что борьба за превращение России в более открытую, демократическую и ответственную страну — борьба, которую я вполне поддерживаю, — не может никак повлиять на российскую демографическую динамику. У стран, которые намного большего добились в вопросе о политических реформах, дела с демографией обстоят намного хуже. Демография — это не награда за хорошее поведение, а сложный процесс, слабо связанный с высокой политикой, зато имеющий непосредственное отношение к таким скучным материям, как безработица, рост зарплат и жилищная политика.

Я надеюсь, что Россия станет более демократической, однако, если так случится, это вряд ли скажется на ее долгосрочных демографических тенденциях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.