Бразильская политика стоит на пороге далеко идущих перемен. В июне 2013 года начались массовые протесты против коррупции и плохого качества государственных услуг, продемонстрировавшие глубокое недовольство в бразильском обществе. Росту этого возмущения способствовало драматическое усиление позиций Марины Силвы (Marina Silva) как ведущего кандидата от оппозиции в предвыборной кампании, которая 5 октября завершится президентскими выборами. Хотя президенту Дилме Русеф с тех пор удалось изменить ситуацию прошлого месяца, когда Силва по результатам опросов опережала ее на девять процентов, (последние опросы показывают, что действующий президент получит восьмипроцентное преимущество, если состоится второй тур), Силва все равно занимает очень хорошие позиции. Однако их быстро догоняет третий кандидат Аэсиу Невиш (Aécio Neves), которому помогла негативная по своему характеру предвыборная кампания Русеф против Силвы. По данным последних социологических исследований, Силва с 25% находится на втором месте, а Невиш занимает третью позицию, набирая 20%.

Кто бы ни победил, близость позиций соперников в гонке и мощный вызов со стороны эколога из бедной семьи с африканскими и туземными корнями Силвы весьма симптоматичны для нынешнего положения Бразилии. Когда-то уровень неравенства и бедности в этой стране был одним из самых высоких в Северной и Южной Америке, однако с 2003 года он стабильно и серьезно снижается. В системе высшего образования и государственной службы начала действовать антидискриминационная политика поддержки меньшинств. В 2011 году президентом страны стала женщина, и если Невиш на последнем этапе гонки не добьется крупных успехов, женщина снова станет править Бразилией в качестве президента с 2015 по 2019 год. Лидеры не могут больше рассчитывать на почтительное отношение граждан. В прошлом году миллионы бразильцев вышли на демонстрации протеста, и десятки влиятельных политиков, включая бывшего руководителя президентской администрации, получили длительные тюремные сроки за причастность к коррупционному скандалу под названием «Менсалао». Короче говоря, и Бразилия, и бразильская политика уже не будут такими, как прежде.

Почему же на фоне такого прогресса возникла столь мощная неудовлетворенность действующей администрацией, что кандидату Силве, которая на прошлых президентских выборах набрала 19% голосов и стала третьей, удалось очень близко подойти к победе? Многие считают, что бразильцам надоело правление на протяжении трех сроков подряд президентов Луиса Инасиу Лулы да Силва (Luiz Inácio Lula da Silva) и Русеф, представляющих Партию трудящихся. Другие же полагают, что мощная неудовлетворенность в Бразилии появилась вовсе не из-за Партии трудящихся, а по причине многолетнего стремления к системной политической реформе. (Политические институты страны, судя по всему, в безопасности. В ходе опроса, проведенного центром Perseu Abramo Institute, респонденты, когда их просили высказать предложения о реформах, вообще их не называли, а указывали на такие проблемы как качество предоставляемых услуг и коррупция, и на необходимость их решения.)

В основе проблем Русеф лежит общественное недовольство ею как президентом, который, по мнению многих, слишком мало чего добился и слишком много потратил, а также недавний скачок инфляции и замедление роста. Многие также были недовольны оскудением государственной казны из-за чемпионата мира по футболу, ставшего ярким событием, очень дорого обошедшимся налогоплательщикам из-за коррупции при раздаче подрядов и бесполезной инфраструктуры (например, футбольных стадионов в Манаусе и Бразилиа).

Еще одной важной причиной недовольства является постоянно растущее налоговое бремя. В Бразилии оно составляет 37% ВВП, в то время как в Китае 20, а в Индии всего 13. По данным исследования стран Латинской Америки, проведенного организацией Latinobarometro, бразильцы меньше всех удовлетворены не только качеством и количеством предоставляемых государственных услуг, но и размерами налогов, которые им приходится платить. Это единственная из опрошенных стран, где уровень удовлетворенности по двум указанным параметрам с 2007 по 2011 год снизился.

Данные обстоятельства явно помогли Марине Силве. Демографический анализ демонстрирует четкую корреляционную связь между обликом протестовавших в 2013 году и теми, кто будет голосовать за нее в воскресенье. Особенно это касается молодежи в возрасте от 16 до 24 лет и имеющих высшее образование людей. Рынки также на стороне оппозиции. Они оказались настолько чувствительны к возможной победе Русеф, что фондовый индекс Bovespа снизился на один процент с лишним, когда данные опросов продемонстрировали рост поддержки этому кандидату. Также произошло резкое ослабление бразильской валюты, которая впервые за семь месяцев упала намного ниже отметки 2,40 реала за доллар. Инвесторы надеются, что выборы приведут к рыночным реформам, которые давно уже назрели, и которые в случае избрания может осуществить Силва, решительно выступающая за самостоятельность центробанка и за сокращение субсидирования промышленности.

Президент Бразилии Дилма Русеф и кандидат в президенты Марина Силва

Если Русеф переизберут, среди проблем, с которыми она столкнется, будет восстановление доверия к основным экономическим принципам Бразилии, стабильность регуляторной политики и взаимодействие с конгрессом в рамках реализации реформ, которых требует значительная часть населения. Общее мнение таково, что Русеф не заинтересована в серьезных переменах, и в любом случае, не обладает способностью осуществить их после того, как из-за коалиционного руководства страной и распределения полномочий она лишилась важных союзников. Все это указывает на то, что она вряд ли пойдет на фундаментальные изменения сложившегося положения вещей.

Более интересный вопрос заключается в том, как в случае победы будет править страной Силва, в качестве кандидата ратующая за перемены. Бывший глава городского совета, сенатор, министр окружающей среды и соучредитель Рабочей партии, Силва на президентских выборах в 2010 году отстала от главных претендентов. В этом году она потерпела неудачу, попытавшись создать платформу для своих амбиций, поскольку ее собственная партия Rede de Sustentabilidade (Сеть жизнеспособности) не сумела набрать требуемое количество подписей избирателей. После этого Силва сделала неожиданный шаг. Она согласилась стать кандидатом в вице-президенты от Социалистической партии и напарницей покойного Эдуарду Кампуса (Eduardo Campos).

Выбор Кампуса вызвал удивление, однако на результатах опросов это не отразилось. Но 13 августа Кампус погиб в авиационной катастрофе, и кампания с участием Силвы от Социалистической партии перевернулась с ног на голову. Отчасти это было вызвано колоссальным пиаром в связи с произошедшими событиями, однако Силве удалось эффективно воспользоваться своим статусом «человека со стороны». Ее биография оказалась достаточно впечатляющей, и она сумела сгладить шероховатости, связанные со своим давним участием в политике основного направления. Родители Силвы были сборщиками каучука на Амазонке, а сама она научилась читать и писать лишь в молодости. Силва получила известность, работая вместе с убитым защитником окружающей среды Шику Мендесом (Chico Mendes). В случае своего избрания она станет первым президентом, представляющим 60% бразильцев, имеющих африканские и смешанные расовые корни.

Будучи евангельской христианкой, Силва подвергается нападкам со стороны тех, кто с подозрением относится к ее взглядам на однополые браки и аборты, полагая, что они намного консервативнее, чем можно предположить, слушая ее призывы к социальной справедливости в стране. Однако ее внимание к макроэкономической стабильности, контролю инфляции, прозрачности, защите окружающей среды и укреплению социальной политики вызывает положительный отклик у бразильцев, особенно у жителей городов, представителей верхушки среднего класса и молодых избирателей.

Однако самый важный вопрос заключается в том, сумеет ли она использовать такую поддержку для начала реальных действий в конгрессе. Какими бы неприятными ни были отношения Русеф с конгрессом, она пользовалась выгодами от эффективной партийной организации и от альянсов с другими партиями и с промышленным сектором. В отличие от нее Силва, если ей удастся победить, не будет обладать такими организационными ресурсами. Аналитики предсказывают, что из-за слабой институциональной базы поддержки, включающей ее собственную маленькую партию и непрочные альянсы, она станет президентом меньшинства. А история показывает, что правительства меньшинства в Бразилии не могут управлять страной хорошо и устойчиво. Некоторые из них довели дело до роковых кризисов власти. Целая серия тупиковых ситуаций, отчасти созданных правительствами меньшинства, в 1964 году привела к государственному перевороту, за которым последовали двадцать лет диктатуры. Позднее впервые выбранный демократическим путем после восстановления демократии Фернанду Колор (Fernando Collor) в 1992 году ушел в отставку из-за масштабной коррупции и слабой поддержки в конгрессе, грозившей ему импичментом.

Если победит Силва, главный вопрос будет заключаться не в том, сумеет ли она удержать поддержку большинства в конгрессе, а в том, сделает ли она необходимые для достижения этой цели вещи. Она сталкивается с избирательной дилеммой, как и другие лидеры, пришедшие в последнее время к власти на волне масштабных политических протестов: изменения должны наступить за счет работы внутри системы, однако эти лидеры были избраны отчасти в связи со своей «антисистемной» платформой. Их проклинают за «уступки» или «распродажу интересов», когда они пытаются работать в рамках существующих системных ограничений; но если они предпочитают сохранять лояльность протестующим, их проклинают за неспособность управлять парламентом посредством адекватных мер коалиционного руководства.

Переговоры о правящем большинстве в бразильском конгрессе издавна считаются первостепенной задачей всех новых президентов. Ни один глава исполнительной власти в Бразилии не занимает свой пост, имея явное партийное большинство. Формирование коалиции на основе обменов и торга это единственный путь для продвижения вперед. Три последних президента Бразилии добились существенных успехов в управлении посредством узаконенной системы «достижений за счет обменов». Они задействовали солидные конституционные прерогативы главы исполнительной власти, обладающего одними из самых серьезных в мире полномочий, чтобы договариваться и уговаривать коалиции большинства в составе фрагментированного и идеологически расколотого конгресса. В существующей в Бразилии многопартийной президентской системе самые сытные министерские посты и политика гораздо важнее идеологии в деле формирования альянсов и обеспечения управляемости.

В такой бразильской политике на основе обменов таится много рисков и много преимуществ. Некоторые президенты попадают в западню, относясь к распределению ресурсов как к самоцели, и тем самым открывая двери для политической коррупции. Другие используют инструменты по формированию коалиций в качестве средства для достижения целей, чтобы выполнить обещания, дав которые, они пришли к власти. Для таких президентов коалиционное руководство это непрекращающийся и сложный управленческий процесс. Бразилия это большая развивающаяся страна с неоднородными регионами, где в конгрессе представлено примерно два десятка партий, и где межпартийное дробление, скорее всего, будет усиливаться.

Кандидат в президенты Бразилии Марина Силва регистрирует отпечаток своего пальца перед началом голосования

Если Силва хочет стать результативным руководителем, ей придется пойти на несколько важных компромиссов, и каждый потребует от нее определенной идеологической гибкости, а также проницательности в оценке возможностей для встречного удовлетворения и договоренностей. В настоящее время идеологические позиции Силвы отдаляют ее от Партии бразильского демократического движения, которая является крупной центристской и аморфной в плане идеологии силой, играющей центральную роль во всех коалиционных правительствах с момента возврата к демократии. Из-за своих экологических взглядов она входит в противоречие с рядом весьма влиятельных политиков в конгрессе, многие из которых состоят в Партии бразильского демократического движения. Напарник Силвы по гонке и кандидат в вице-президенты Бето Альбукерке (Beto Albuquerque) недавно признался, что без «Бразильского демократического движения не сможет править ни одна партия». Но многие считают ее «партией на продажу», поскольку она вступает в союзы со всеми правительствами с момента возвращения демократии в 1985 году — как с правыми, так и с левыми. С учетом бытующих представлений о том, что Силва не согласится не прежнюю политику обменов, шансов на альянс с Партией бразильского демократического движения немного. А эта партия обязательно потребует постов для себя, чтобы на нее можно было положиться.

Таким образом, компромиссы и переговоры станут ключевой составляющей. Если Силва готова к такому пути, новому президенту надо будет обращаться и к другим силам. Речь идет о социал-демократах, партии третьего претендента на президентский пост Аэсиу Невиша. Лидеры социал-демократов, традиционно доминирующие справа и в центре политического спектра (вопреки левацкому названию партии), уже звонили в штаб Силвы, и ее муж Фабио Ваз (Fabio Vaz), являющийся закулисным политическим деятелем, в настоящее время работает над укреплением альянса. Бывший президент Фернанду Энрике Кардозу (Fernando Henrique Cardoso), являющийся самым влиятельным лидером социал-демократической партии, также выступил с заявлениями о поддержке Силвы во втором туре выборов, если Невиш придет третьим. Если все условия будут соблюдены, создание альянса практически гарантировано.

Уступки понадобятся и для того, чтобы собрать поддержку во все более раздробленном конгрессе. Количество партий, представленных в палате депутатов конгресса, должно увеличиться с 22 до 28, и мало кто из них получит более 50 мандатов из общего количества в 513 мест. Следовательно, усилится влияние маленьких и средних партий. Если Силва решит играть по правилам политики обменов, ей видимо удастся сколотить разношерстную коалицию из небольших партий. Преимущество здесь состоит в том, что если какая-то партия отколется, ей легко можно будет найти замену. С более крупными партнерами по коалиции такое не пройдет.

Такие компромиссы будут иметь возрастающее значение по мере продвижения ее срока. Если Силва на самом деле победит в исключительно состязательной президентской гонке в Бразилии, она благодаря своему исключительному символическому капиталу сумеет заручиться значительной поддержкой разных партий. При отсутствии стабильных коалиций в конгрессе появляется такой вариант как обращение напрямую к обществу через головы его избранных представителей. Эти действия способны укрепить ее позиции, по крайней мере, на непродолжительный срок.

В целом бразильская демократия удивительно стабильна, особенно на фоне волнений в регионе и весьма пестрой истории демократии в самой Бразилии. Партии проигрывают выборы, и власть регулярно переходит из рук в руки, что является однозначным признаком демократии. Такая политическая система заметно укрепляет обязательства власти по защите прав граждан и личности. Система сдержек и противовесов со временем окрепла, но не ослабла, и Бразилия является одной из немногих стран региона, которые сопротивляются соблазну решать укоренившиеся исторические проблемы недемократическими и нелиберальными методами. У нее сохраняются серьезные проблемы, особенно, что касается бедности, неравенства, охраны общественного порядка и оказания социальных услуг. Более того, как упоминалось ранее, Силве в случае избрания придется восстанавливать экономический и регуляторный авторитет.

Но кто бы ни победил, ясно, что бразильские граждане требуют от своих лидеров гораздо больше, чем еще несколько лет тому назад — и политикам придется приспосабливаться и вести себя соответственно. В противном случае их в перспективе наверняка ждет новая неразбериха и волнения — особенно в условиях продолжающегося экономического спада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.