Приводимая ниже статья это предположение о том, что доктор Абдус Салам* сказал бы сегодня Малале.

Дорогая Малала!

Несмотря на все происходящее, я всегда испытывал некий оптимизм. Меня называли «единственным» нобелевским лауреатом из Пакистана а я настаивал на том, чтобы меня называли «первым».

Я родился в маленьком городке Сантох Дас. Наверное, он не настолько красив, как твоя долина Сват, однако он смог многое мне предложить. Вырос я в Джанге, который запятнал себя связью с опасными группировками.

Мой отец был чиновников по вопросам образования и работал в правительстве Пенджаба. У меня такое чувство, что он понравился бы твоему отцу.

Подобно тебе, мне было очень интересно учиться. Мне нравилась английская литература и литература на урду, однако наибольших успехов я достиг в математике. В очень молодом возрасте я набрал самый высокий балл за всю историю поступлений в вуз.

Однако в моей учебе политических вызовов было гораздо меньше, чем в твоей.

Мне не пришлось столкнуться с тем, что талибы уничтожили мою школу, или запрещали мальчикам получать образование. Но какие бы препятствия они ни возводили на твоем пути, ты всегда храбро преодолевала их.

На самом деле ты и сегодня продолжаешь бросать им вызов каждым своим вздохом. Когда ты получила Нобелевскую премию, это вызвало ярость у тех, кто нападал на тебя, и раздражение у многих твоих соотечественников. Чтобы пройти через все это, нужно мужество. Но зная тебя, я понимаю, что храбрости тебе не занимать.

В нашей стране немногое изменилось. Над тобой насмехались, от тебя отворачивались соотечественники, хотя ты не сделала ничего плохого. Я знаю, что это такое. Как нация мы не хотим, чтобы нас прославляли. Мы хотим, чтобы нас жалели.

Они были довольны тобой, пока ты была всего лишь очередной жертвой, но потом ты отказалась от образа жертвы и стала героиней, лучом надежды для девушек во всем мире. И тогда ты потеряла своих соотечественников.

Мы не любим героев, Малала.

Нам нравятся страдающие души, которые мы можем предъявлять миру. Мы хотим унижать «колониалистов» и «империалистов» за совершенные ими преступления против мусульман субконтинента - как реальные, так и мнимые.

Мы хотим, чтобы они признали тот рай, о котором писал поэт и философ Мухаммад Икбал и который мы якобы потеряли в результате заговоров и интриг «чужеземцев». Но любое упоминание о неисчислимом ущербе, нанесенном преступниками из наших собственных рядов, не укладывается в это описание. Мы не хотим признавать собственный фанатизм и ханжество, о которых я тоже кое-что знаю.

В полной мере я осознал это, когда мне вручили Нобелевскую премию. Стоя в традиционном пенджабском одеянии посреди группы людей в смокингах, я гордился тем, что представляю свою страну, хотя мою страну не очень-то радовало то, что я ее представляю.

Меня демонизировали и лишали прав за мои религиозные убеждения. Мне не разрешали читать лекции в некоторых университетах из-за угроз насилия. Мой собственный народ принижал мою работу.

Я решил, что работать за границей лучше, чем быть чужаком в родной стране. Это еще больше подхлестнуло авторов пагубных теорий о том, что я «предатель» собственной страны.

Сейчас эта мантия перешла к тебе, дорогое дитя. К сожалению, вместе с ней я вынужден передать тебе ту тяжкую и мучительную ношу, которая от нее неотделима.

Ты стала новой «предательницей».

Ты сталкиваешься со страшным вызовом, стремясь принести мир и гордость стране, которой не нужен твой дар. Подобно матери непослушного ребенка, ты все равно должна найти способ, чтобы любить своих соотечественников. Я молюсь за то, чтобы они со временем поняли тебя.

Я получил привилегию первым принести своей стране Нобелевскую премию. Но теперь нас двое.

И счет будет продолжаться.

Искренне твой,

Абдус Салам

--------

*Доктор Абдус Салам — пакистанский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике за 1979 год.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.