«Кобани не является приоритетом для США», – поясняет Джон Керри, чтобы рассеять любые сомнения тех (включая самих курдов), кто все еще путает правительство США и его морскую пехоту с  братьями милосердия, которые борются за спасение всех угнетенных на Земле.

Столица сирийского Курдистана и символ эксперимента, предпринятого левым правительством из партии «Демократический союз» (близкой к Рабочей партии Курдистана (РПК), Кобани вместе со своими народными советами пал после нескольких недель ожесточенного сопротивления террористам из «Исламского государства» (ИГ), которые 16 сентября взяли город в осаду, что повлекло гибель сотен мирных жителей и бегство большей части его 45-тысячного населения.

Не имея ни запасов продовольствия, ни медицинской помощи, загнанные в угол жители Кобани не получили никакой поддержки ни от бесполезной ООН, ни от государств, которые могли бы прибегнуть к доктрине «Обязанность защищать» (R2P), позволившей США в свое время ввести войска в Ливию. Здесь же – и это ни для кого не секрет – наемники из ИГ, у которых нет ни генерального штаба, ни министерств, ни телевидения или аэропортов, получают предупреждения о готовящихся авиаударах США, чтобы успеть унести ноги (не потому ли ИГ до сих пор не тронуло ни одну организацию, связанную в интересами западных держав?).

Бомбы сбрасываются на позиции курдских партизан, на жилые кварталы и объекты инфраструктуры (последним пострадал нефтезавод), чтобы вернуть Сирию в каменный век, как это уже было сделано с  двумя сильными арабскими государствами – Ираком и Ливией.

Падение Кобани (название переводится как «союз» и было дано в честь объединения двух курдским племен, основавших город, который хранит древние ассирийские и армянские памятники) – это тяжелейший психологический удар для прогрессистского движения курдов.

Курды левые и правые

Настало время более пристально взглянуть на понятие «курдский народ» –  этническую группу численностью в 30-40 миллионов человек, разбросанных по разным странам и объединяемых ощущением принадлежности к одному народу и исторической судьбой – и признать его обществом, раздираемым классовыми противоречиями, хотя это и расходится с желанием фанатичных защитников «мистических» курдов возложить всю ответственность за страдания рядовых граждан на элиты, которые ведут их подчас в самоубийственные атаки.

После Второй мировой войны существовали три курдские автономии: Мехабадская республика под руководством иранских марксистов, жестоко раздавленная войсками иранского шаха; Курдский автономный район, основанный в Ираке в 1991 году на фоне военной агрессии США и их партнеров и управляемый правыми силами и олигархами; и сирийский Курдистан, возникший в 2012 году вопреки всем стратегиям Башара Асада и возглавляемый партией «Демократический союз» (ПДС), которой удалось внедрить любопытную, хотя и еще незрелую, систему прямой народной демократии.

Возможно, самая сложная и болезненная часть этой борьбы пришлась на долю иракских курдов, которые не только подвергались не только преследованием арабских националистических правительств, но и становились жертвами интриг лидирующих курдских кланов Барзани и Талибани, которые в своем стремлении быть лучше первыми на деревне, чем последними в городе, продали душу США (пока те годами бомбили мирное арабское население Ирака) и самым реакционным правительствам и силам региона.

Их последний «подвиг» заключался в том,  что, воспользовавшись успехами боевиков ИГ в Ираке, они взяли под контроль ряд городов на севере страны и даже использовали террористов как посредников, чтобы продавать нефть в Турцию и Израиль как раз в тот момент, когда рассказы о преступлениях ИГ в отношении религиозных меньшинств курдов-езидов и курдов-христиан занимали первые полосы мировой прессы. Масуд Барзани, толстосум и предводитель олигархии, отъевшейся на нефтяных доходах и обильных западных вливаниях, собирался объявить независимость Иракского Курдистана, воспользовавшись ситуацией, но на сегодняшний день эскалация конфликта заставляет его больше заботиться о сохранении собственных владений.

Эрдоган проигрывает дома и в Совбезе


Массовые акции протеста против бездействия Анкары в виду успехов ИГ и убийства курдов в Сирии, в результате которых погибло около трех десятков человек на юго-востоке Турции, угрожают процессу мирного урегулирования, инициированного Тайипом Эрдоганом и  Абдуллой Оджаланом, лидером РПК, поскольку многие лидеры курдов в Турции – сирийцы (да еще и алавиты). Протестующие требовали открыть коридор безопасности до Кобани, расположенного в нескольких километрах от турецкой границы, и вооружить защитников города, которые сражаются против «Исламского государства». Иными словами, они требовали невозможного, потому что целью Эрдогана было как раз-таки покончить с Кобани. Он избавился, таким образом, от РПК в этом районе, не запачкав рук. Анкара поставила ПДС ряд чрезвычайно выгодных для себя  условий спасения Кобани: чтобы партия перестала проводить в жизнь идею самоопределения Курдистана и порвала с РПК; чтобы она присоединилась к борьбе за свержение режима Башара Асада; чтобы «Демократический союз» влился в Отряды народной самообороны, боевое крыло курдов в Сирийской свободной армии; чтобы она позволила турецким войскам обеспечивать безопасность курдской области в Сирии, в частности, контролировать передвижение людей (или членов РПК?). То есть создать вторую Газу.

Раненный во время столкновений курдов, протестующих против политики Турции в Кобани, с полицейскими в Стамбуле


Очевидно, что Эгдоган хочет, чтобы ПДС отказалась, РПК в Сирии потерпела поражение, а он бы в результате получил преимущество в переговорах с левыми курдами Анатолии. Да это просто предложение ПДС-РПК совершить политическое самоубийство! Кроме того – с его идеями и замашками – что он вообще мог бы предложить РПК, чтобы та согласилась прекратить вооруженное сопротивление?

Пустые обещания, которые можно только отвергнуть, чтобы турецкий лидер продолжал поддерживать свое детище, «Исламское государство», боевики которого в духе янычарской пехоты Османской империи на своем пути стирают с лица земли целые народы.

Одновременно Анкара поставила ряд неисполнимых условий НАТО в ответ на предложение присоединиться к международной коалиции противников ИГ: создать  буферную и бесполетную зоны в Сирии и уничтожить Асада, что равносильно, ни много ни мало, объявлению войны Дамаску (и Ирану!).

Отказ НАТО обусловлен тем, что приоритетом Обамы является решение вопроса с иранской ядерной программой, а не рост недоверие со стороны Тегерана относительно истинных намерений Вашингтона снова навязать милитаризацию Ираку. И строптивый партнер понес наказание – Турция уступила кресло непостоянного члена Совета Безопасности Испании, более верному соратнику США.

Эрдоган рискует получить новую волну войны против РПК, на этот раз уже в собственной стране. Хотя не исключено, что Оджалан, который уже 15 лет находится в тюрьме, отрекшись от марксизма и независимости, призовет своих приверженцев сохранять спокойствие. Вот тут-то и станет понятно, готово ли то крыло РПК, которое протестует против «односторонних уступок», ослушаться своего легендарного лидера. Однако, возможно, что это «неповиновение» будет организовано теми, кто хотел бы положить конец курдско-турецкому диалогу и видеть, как Оджалан гниет в турецком застенке.

РПК оказалась загнанной в тупик: если она сложит оружие, то потеряет ту небольшую международную поддержку, которую пока имеет, если же она этого не сделает, то это будет ее политическим концом.

Турецкие лидеры, которые ненавидят Рабочую партию Курдистана, поддерживают прекрасные отношения с правым правительством Курдского автономного района в Ираке: запах недорогих нефти и газа рассеивает любую этническую вражду.

Следующий – Иран?


Тегеран со своей стороны тоже дружит с иракскими курдами, поддерживает сирийских (за то, что они враги ИГ) и, хоть и подвергает преследованиям Партию свободной жизни Курдистана (PJAK), ответвление РПК, впервые за три десятилетия разрешил проведение курдской демонстрации солидарности с Кобани.
     
Израиль радуется ослаблению и расколу Судана, Сирии, Ирака, Ливии и Йемена в надежде, что эти процессы дойдут и до Ирана, в котором соседствуют около двадцати крупных этнических групп (азери, курды, белуджи,  туркмены и арабы, в числе прочих). Эти группы не имеют никаких политически-административных автономий, что способствует нарастанию межэтнической напряженности. Сам же Израиль, который в 1999 участвовал в задержании Абдуллы Оджалана в Кении, сейчас поддерживает независимое Курдское государство (и чем  оно «правее», тем лучше).

Карта мира после Второй мировой войны начала серьезно меняться с распадом Советского Союза, а теперь продолжает перекраиваться за счет войны, в огонь которой все подливают масла, снабжая воюющие стороны оружием, но никто не предлагает мирного плана, чтобы спасти от уничтожения целые народы.

Добро пожаловать в новый лабиринт Ближнего Востока и в несуществующую страну под названием Курдистан.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.