Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка уже не имеют былого экономического динамизма и находятся в очень затруднительном положении. Все более отчетливо в этих странах проявляются коррупция и политическая слабость.

Историкам остается лишь с вожделением воспоминать, как мания БРИКС достигла своего апогея во время чемпионата Мира по футболу в Бразилии в 2014 году. Президент Бразилии Дилма Руссефф воспользовалась этим событием, чтобы провести саммит лидеров пяти стран-членов БРИКС: самой Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. Было объявлено о создании нового банка развития БРИКС со штаб-квартирой в Шанхае.

Единственным обстоятельством, испортившим праздник БРИКС, организованный госпожой Руссефф, стал впечатляющий разгром сборной Бразилии в матче с Германией, который закончился со счетом 7:1 в пользу Германии. Несколько месяцев спустя начинает появляться ощущение, что страны БРИКС, в конечном счете, могут испытать такое же разочарование, как некогда принимающая чемпионат сторона.

В настоящее время страны БРИКС столкнулись с тремя серьезными проблемами.

Во-первых, экономическая.

Три из пяти стран-членов — Бразилия, Россия и Южная Африка — находятся в очень затруднительном экономическом положении. Выборы в Индии в этом году также проходили на фоне разочаровывающего экономического роста, который не улучшался в течение последних нескольких лет. Среди всех стран БРИКС только в Китае экономика продолжает расти более чем на 7 % в год — но при этом Пекину необходимо проводить очень сложные реформы.

Ожидалось, что страны БРИКС будут следовать общей положительной динамике экономического роста, но этого не случилось, по крайней мере, на данный момент.

Вторая серьезная проблема, с которой столкнулись страны-участницы БРИКС — политическая.

Когда в странах БРИКС наблюдался экономический подъем, то вполне естественно было утверждать, что их политические системы также функционировали хорошо. Теперь, когда некоторые из них столкнулись с серьезными экономическими проблемами, возникли и политические трудности, в первую очередь, неспособность противостоять коррупции.

Третья проблема заключается в непоследовательности и отсутствии координации в деятельности стран БРИАК.

Несмотря на то, что они явно стремятся стать рупором антизападного мира, по своим масштабам — несопоставимы между собой. События, происходящие в Бразилии или ЮАР, никоим образом не затрагивают будущее Китая — страны настолько большой и мощной, что она стоит в отдельном ряду супердержав. В то время как Россия погрязла в глубоком и беспрецедентном кризисе в отношениях с Западом.

Единственное, что объединяет страны БРИКС, так как это те негативные процессы, которые они переживают. На прошлой неделе я был ЮАР, и был поражен тем, насколько проблемы этой страны похожи на проблемы Бразилии.

В 2010 году, когда госпожу Руссефф впервые избрали на пост президента, рост страны был на уровне 7,5 % в год. В этом году рост, вероятнее всего, будет меньше 1 %. В Южной Африке экономический рост в этом году, видимо, будет около 1,4 %, а это гораздо меньше, чем прогнозировалось в национальном плане развития страны — 5 %.

Жалобы на коррупцию являются главной политической темой в Бразилии и Южной Африке. Но это относится и к трем другим странам БРИКС.

Тот факт, что президент ЮАР Джейкоб Зума завязал тесную дружбу с Путиным, только способствовал распространению коррупции в его администрации. Но отношения между Путиным и Зумой также являются признаком дипломатических связей между странами БРИКС. В Москве несколько недель назад представитель России в БРИКС указал мне на то, что ни одна из стран-членов БРИКС не голосовала в ООН за резолюцию, осуждающую аннексию Крыма. Он утверждал, что БРИКС разделяют общие враждебные настроения к доминированию США в мире.

Тем не менее, несмотря на то, что страны БРИКС, возможно, действительно разделяют общее ощущение того, что Запад управляет миром уже слишком долго, в их мировоззрении есть глубокие расхождения. Есть огромная разница между полу-пацифистской многосторонностью Бразилии и злым национализмом современной России. Китай, тем временем, явно собирается прокладывать свой собственный путь на международной арене, независимо от того, что думают об этом другие союзники по блоку.

Возможно, главный геополитический вопрос для БРИКС — в состоянии или хочет ли Китай стать сердцевиной этой группы, подобно тому, как Вашингтон возглавляет западный альянс. Размещение банка БРИКС в Шанхае — и предположение о том, что потенциально он сможет составить конкуренцию Всемирного банку, базирующемуся в Вашингтоне — было преднамеренным и символичным сигналом. Но от символизма до конкретики перейти довольно сложно. Российские и индийские власти могут считать проблемой «однополярность» мира с центром в Вашингтоне, но никто из них пока не спешит перенести этот центр в Пекин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.