Среди всех тем, ставших в последние годы предметом изучения в почтенном Брукингском институте (Brookings Institution), вопрос о легализации марихуаны редко оказывался в числе приоритетных для его научных сотрудников.

Все изменилось в ноябре 2012 года после посещения этой организации адвокатом, работавшим с Питером Льюисом (Peter B. Lewis), миллиардером и магнатом в области страхования, который в последние годы своей жизни превратил борьбу за легализацию марихуаны в личную миссию.

Льюис совершил набеги на несколько штатов, в том числе на Колорадо и Вашингтон, где была осуществлена легализация марихуаны. Однако ему никак не удавалось добиться того, чтобы администрация Обамы — или руководители Конгресса — поддержали его кампанию. Он сообщил своим главным советникам о том, что, по его мнению, ему необходимо «изменить грунтовые воды в Вашингтоне», и для этого он обратился в Брукингский институт, а также в несколько других расположенных в Вашингтоне организаций.

«Если вы проводите мероприятие в таком месте, как Брукингский институт, то горизонты в таком случае раздвигаются, — отметил Грэм Бойд (Graham Boyd), многолетний советник Льюиса, представлявший его на первой встрече в Брукингском институте в 2012 году. — Даже если обсуждаемые материалы не публикуются, вы, вероятнее всего, сможете упомянуть об этом на званом обеде, за чашкой кофе или во время встречи с боссом».

Брукингский институт выступил в роли одного из спонсоров семинара по легализации марихуаны еще до визита Бойда. Вскоре после этой встречи Брукингский институт оказался центром исследований, поддерживающих взгляды движения за легализацию марихуаны, и при этом известные ученые смогли отчитаться, по крайней мере, о 20 семинарах, докладах и статьях на эту тему, проведенных и опубликованных с начала 2013 года. Перед своей смертью в прошлом году Льюис, по данным официальных представителей Брукингского института, передал этому исследовательскому центру 500 000 долларов. По словам двух специалистов, занимающихся этой темой, им было известно, что их благодетелем является Льюис.

«Когда нам удалось найти спонсора, мы подумали: «Черт возьми, именно этим мы и хотели заниматься», — сказал Джонатан Раух (Jonathan Rauch), старший научный сотрудник Брукингского института, который вместе с другими исследователями занимался этой темой.

В последнее десятилетие новая бизнес-модель получила распространение в Брукингском институте. Этот расположенный в Вашингтоне исследовательский центр, известный своими безукоризненными научными работами и репутацией независимого архитектора политики, в последние годы сделал акцент на экспансии и сборе средств, что предоставило ученым более заметную роль в процессе поиска денег и защите интересов спонсоров в определении исследовательской повестки Брукингского института.

Этот сдвиг произошел под воздействием новой эры корпоративного влияния в Вашингтоне, когда интересы богатых людей за пределами правительства стали искать иные пути выхода на влиятельных политиков. Лоббисты все более активно советуют своим клиентам переводить деньги Брукингскому институту и другим исследовательским центрам и таким образом добиваться того, чтобы ученые тратили свое время на исследование тех вопросов, которые представляют интерес для спонсоров. Лоббисты предупреждают своих клиентов о том, что они не смогут повлиять на результаты работы в таких элитных исследовательских центрах, как Брукингский институт, но при этом отмечают, что они получат возможность изложить свою точку зрения непосредственно научным работникам, поддерживать с ними контакт в процессе написания докладов и предлагать участников для публичных обсуждений.

Заручившись поддержкой Брукингского института и других ведущих исследовательских центров, «вы получаете возможность повысить интенсивность обсуждения определенного вопроса или вообще поднять его, — отметил Эд Катлер (Ed Kutler), старший партнер компании Mercury, специализирующейся на работе с общественностью и лоббировании, а также обладающей опытом работы с исследовательскими центрами. «Вы можете купить внимание, но не точку зрения или результат».

По мнению сотрудников Брукингского института, их научный центр не теряет бдительности в том, что касается защиты независимости своих специалистов. Они также считают, что спонсоры не имеют возможности повлиять на результаты проводимых исследований.

Брукингский институт был основан в 1916 году и стал первым в Вашингтоне исследовательским центром. И сегодня он продолжает оставаться одним из наиболее важных организаций города. По данным исследования, проведенного Пенсильванским университетом, Брукингский институт является ведущим в мире исследовательским центром, и в течение десятилетий он был и остается привлекательным местом работы для высокопоставленных чиновников после того, как заканчивается срок их официальных полномочий. Несколько сотен научных сотрудников Брукингского института — 150 штатных сотрудников и 250 внештатных сотрудников — время от времени выполняют функции неофициальных правительственных эмиссаров при решении щекотливых вопросов в области международной дипломатии. Другие проводят авторитетные исследования по изучению работы Конгресса, экономики и американского общества.

В прошлом Брукингский институт финансировался преимущественно за счет предоставлявшихся без всяких условий грантов от крупных фондов и индивидуальных филантропов. Помимо этого, специальный дарственный фонд — это был редкий случай для вашингтонских исследовательских центров — за счет процентов от прибыли постоянно поддерживал независимые исследования, ограждая таким образом специалистов от необходимости заниматься сбором средств для проведения своей работы.

Со временем это стало превращаться в проблему. Фонды стали вводить все больше ограничений при предоставлении грантов, что стало частью серьезного вызова для Брукингского института и других исследовательских организаций, в которых спонсоры во все большей степени стали уточнять свои ожидания в рамках того, что они называют «благотворительностью активного воздействия» (impact philanthropy).

В определенный момент Брукингский институт начал испытывать проблемы с финансированием.

Когда Строуб Тэлботт (Strobe Talbott) в 2002 году стал президентом Брукингского института, он столкнулся с дефицитом бюджета, а также с острой конкуренцией со стороны постоянно увеличивающегося числа вашингтонских исследовательских центров.

Тэлботт, бывший журналист и дипломат времен администрации Клинтона, сказал в одном из интервью, что он в то время решил перестроить Брукингский институт на основе масштабного плана экспансии, основу которого составляло проведение агрессивной кампании по сбору средств. По его мнению, в результате этот институт должен был стать еще более влиятельным. Составленный при участии ветеранов Брукингского института план был построен на идее о том, что этот центр, несмотря на его эффективность в поляризованном Вашингтоне, должен расширить свое влияние в местных сообществах, а также в иностранных столицах.

Стратегия быстрого роста и агрессивного сбора средств оказалась в финансовом отношении успешной, и в результате доходы Брукингского института резко возросли — с 32 миллионов долларов в 2003 год до примерно 100 миллионов долларов в 2013 году (данные взяты из годовых отчетов Брукингского института). Дополнительные ресурсы позволили Брукингскому институту сохранить свое лидерство даже на фоне спада национальной экономики, последствия которого существенно ограничили деятельность других академических организаций.

Новая стратегия привела также к ослаблению зависимости от своего фонда пожертвований. Ежегодные отчеты Брукингского института показывают, что по мере его роста получаемая фондом пожертвований прибыль сократилась по отношению к годовым оперативным доходам — примерно с одной трети десять лет назад до 11% в 2013 году.

«Осознаю давление»

Тэлботт сказал в интервью: я «прекрасно осознаю то давление, которое оказывается на наш институт в результате нашего роста, имеющихся амбиций, а также масштабов реализуемых нами программ». По его словам, он сознательно ограничивал давление со стороны кампании по сбору средств «на относительно небольшую группу людей, готовых столкнуться с подобным вызовом». В нее входят руководители высшего звена, а также директора пяти главных академических программ и 17 специализированных центров. При этом, как подчеркивает Тэлботт, поощряется установление взаимодействия ученых со спонсорами, однако никто не заставляет их это делать.

«Мы никогда не хотели оказаться в таком положении, чтобы говорить экспертам в определенных областях о том, что мы не можем взять их на работу или сохранить за ними место по причине того, что они не хотят участвовать в сборе средств», — подчеркнул Тэлботт.

Сотрудники Брукингского института утверждают, что они создали мощную внутреннюю систему для поддержания своей независимости. Посторонние аналитики с уважением отзываются о существующих в Брукингском институте стандартах в области конфликтов интересов и раскрытия сведений, которые, по их мнению, превосходят правила, существующие в других исследовательских центрах.

Сотрудники Брукингского института подчеркивают, что научные доклады включают в себя положение о том, что представленный «анализ и рекомендации не определяются сделанными пожертвованиями и не зависят от них». В соответствии с существующими правилами, большинство получающих заработную плату сотрудников института ежегодно предоставляют перечень конфликтов интересов на основании формуляров, которые ежегодно подвергаются внутренней проверке.

Кроме того, по словам сотрудников Брукингского института, взносы одного спонсора не могут превысить 2,5% общего бюджета, и таким образом ограничивается любое их возможное влияние на институт.

Однако проведенное газетой Washington Post исследование в некоторых ключевых областях показало, что проводимые Брукингским институтом публичные семинары, исследовательские доклады, участие в слушаниях в Конгрессе и публикации в средствах массовой информации часто соответствуют интересам спонсоров.

Наследники капиталов компании Wal-Mart, направившие денежные средства на организацию школьных инициатив, ставящих под сомнение влияние учительских профессиональных союзов, присоединились к своим идеологическим союзникам и передали миллионы долларов Брукингскому центру, занимающемуся политикой в области образования, сотрудники которого по ключевым вопросам регулярно занимают позицию, ориентированную на рынок.

Энергетические компании в последние годы увеличили объем передаваемых Брукингскому институту средств, а в процессе реализации его инициативы в области энергетической безопасности была сформирована команда экспертов, составленная по большей части из людей, имеющих связи с нефтяной отраслью и коммунальной сферой.

Связанные с Брукингским институтом исследовательские центры могут служить в качестве источника дополнительных доходов. Так, например, Брукингский Центр в Дохе, филиал этого исследовательского центра в столице Катара, занимающийся в основном проблемами Ближнего Востока, финансируется правительством Катара, которое с 2011 года предоставило в распоряжение Брукингского института 21,6 миллиона долларов. Единственный филиал Брукингского института в Америке за пределами Вашингтона расположен в Университете Невада в Лас-Вегасе, который частично поддерживается двумя основными местными отраслями — золотодобывающей промышленностью и расположенными там казино.

Хотя большая часть работы Брукингского института сфокусирована на широких политических вопросах, этот центр иногда занимается подготовкой докладов в ответ на специфические запросы индивидуальных спонсоров, хотя официально говорится о том, что подобного рода деятельность служит более широким целям. Так, например, спонсоры из районов города Атланта, заинтересованные в строительстве железнодорожной ветки до города Мейкон, согласились в 2010 году заплатить Брукингскому институту и привлеченным специалистам 200 000 долларов за подготовку заключения о влиянии этого проекта и получили в результате доклад, в котором предсказывалась значительная выгода от его реализации. Однако впоследствии представители Брукингского института признали, что этот доклад не соответствовал стандартам самого исследовательского центра и не был должным образом проверен.

По словам сотрудников Брукингского института, существует много примеров отказа исследовательского центра от проведения исследований, а также были случаи, когда спонсоры забирали назад свои деньги, поскольку они были не согласны с действиями его специалистов.

Однажды Брукингский институт лишился существовавшей многие годы спонсорской поддержки со стороны одного турецкого гражданина, который возражал против участия в одном из мероприятий представителя курдов, отмечает Дэвид Нассар (David Nassar), вице-президент Брукингского института, отвечающий за связи с общественностью.

Проведенный газетой Washington Post анализ списка спонсоров, опубликованного Брукингским институтом в своих годовых отчетах за последние 11 лет, позволяет говорить о том, что исследовательский центр сегодня находится в большей зависимости от корпораций, отдельных богатых людей и иностранных организаций.

Корпорации составляют 25% от общего количества спонсоров Брукингского института. В 2013 году каждая из них передала этому исследовательскому центру не менее 50 000 долларов, тогда как в 2003 году пожертвования такого рода составляли 7%. Доля зарубежных спонсоров этого уровня, включая иностранные правительства и торговые ассоциации, увеличилась за указанный период с 6% до 22%. Кроме того, в процессе анализа удалось обнаружить значительный рост за этот период процента пожертвований со стороны корпораций и иностранных спонсоров.

Официальные лица Брукингского института оспаривают данные, полученные сотрудниками газеты Washington Post. Они утверждают, что в их отчете представлена искаженная картина финансирования исследовательского центра. По мнению сотрудников Брукингского института, в отличие от сведений о переводах наличных средств, приведенных в ежегодном отчете в рубрике под заголовком «Почетная роль спонсоров», анализ ежегодных оперативных расходов позволяет получить более точное представление о финансировании. По словам Тэлботта, ссылки на ежегодные отчеты Брукингского института способны ввести в заблуждение, поскольку некоторые из дарений в форме наличных денег, ежегодно приводимые в отчетах, предполагается использовать в течение нескольких лет. «Фокусируя свое внимание только на поступлении наличных денег в конкретный год, газета Washington Post представляет искаженную картину роста Брукингского института», — подчеркнул Тэлботт в своем направленном по электронной почте сообщении.

На этой неделе Брукингский институт представил сводные данные о расходах за четыре года — с 2011 по 2014 год, — которые свидетельствуют о скромном росте доли поддержки со стороны корпораций и иностранных правительств.

Однако представленные недавно данные, судя по всему, преуменьшают общие расходы из подобного рода источников финансирования, поскольку, по словам одного из сотрудников этого научного центра, существует дополнительная категория под названием «Взносы и фонд пожертвований», в которую могут включаться средства, полученные от корпораций и других источников. Этот сотрудник отметил, что данная категория, скорее всего, не будет включать в себя пожертвования иностранных правительств.

Брукингский институт не предоставил данных относительно предыдущих лет, и при этом было сказано, что исследовательский центр изменил систему бухгалтерской отчетности и что соответствующей информации действительно нет в наличии.

Брукингский институт также отказался предоставить более точные данные относительно пожертвований, которые не включаются в ежегодный отчет и которые обычно представляют собой список спонсоров в категории «1 миллион долларов и выше». Сотрудники института показали журналистам газеты Washington Post уместившийся на одной странице график с анализом наличных денег, направленных теми спонсорами, доля пожертвований от которых меняется из года в год по отношению к общему объему средств, поступивших от корпораций и иностранных правительств. Так, например, наличные деньги от иностранных правительств составили 8% от общего количества поступлений наличных денег в 2005 году и 14% в 2014 году, тогда как показатели полученных от корпораций наличных средств составили 16% в 2005 году и 20% в 2014 году — все эти данные приведены в представленном Брукингским институтом графике.

Джеймс Макгэнн (James McGann), программный директор проекта Исследовательские центры и гражданское общество Пенсильванского университета, предоставил необычно полные данные в отношении своего финансирования, а также указал на существование относительно жестких правил этического порядка. По его словам, широкая спонсорская база Брукингского института обеспечивает ему более высокий уровень защиты от влияния финансовых доноров в сравнении с другими исследовательскими организациями. Тем не менее, Макгэнн отметил, что спонсоры научных организаций во все большей степени «определяют повестку тех исследовательских учреждений, которые они поддерживают». «Тем самым они вмешиваются в чужие дела, и это может иметь очень негативные последствия», — добавил он.

Кампания по сбору 600 миллионов долларов

Давление, связанное с необходимостью заниматься сбором денег, становится все более ощутимым в Брукингском институте, поскольку в этом году в результате проводимой кампании предполагается получить 600 миллионов долларов. Большая часть этой суммы, вероятно, будет направлена в собственный фонд пожертвований, что уменьшит будущую зависимость от внешних спонсоров. По словам Тэлботта, Брукингский институт занимается поиском долгосрочного финансирования с незначительными ограничениями или вообще без них, и подобный шаг приведет к дальнейшему снижению требований относительно ежегодного сбора средств.

По мнению некоторых ученых Брукингского института, необходимость заниматься сбором средств меняет среду, поскольку их заставляют давать оценку затратам и финансовой выгоде их работы, а в некоторых случаях они затрачивают на это время, посещая семинары и приемы, на которых присутствуют спонсоры.

Ученые общаются со спонсорами высокого уровня на мероприятии Брукингского института в районе Хэмптонс (Brookings in the Hamptons), а также в ходе частных выездных семинаров, некоторые из которых проводятся за границей, включая Китай, Индию и Ближний Восток. Лоббисты из главных вашингтонских фирм появляются на них регулярно и в сопровождении своих клиентов для общения с учеными и знаменитостями института.

Амбициозная экспансия и внимание к сбору средств стали причиной проведения внутренних дебатов в Брукингском институте, и при этом некоторые его сотрудники обеспокоены происходящим, тогда как другие удовлетворены тем, что положение центра остается надежным, а его стандарты по-прежнему находятся на высоком уровне.

«На мой взгляд, Брукингский институт прошел через этот период, сохранив неприкосновенность своих высоких моральных качеств», — отметил Томас Манн (Thomas Mann), политолог Брукингского института, с восторгом относящийся к стратегии роста Тэлботта.

Том Ловлесс (Tom Loveless), эксперт в области образования, который в течение последних 15 лет является сотрудником Брукинского института, недавно представил свой доклад, в котором он подверг критике программу государственных стандартов в области обязательных предметов школьной программы (Common Core State Standards). В результате его взгляды не совпали с мнением фонда Билла Гейтса (Bill & Melinda Gates Foundation), одного из главных спонсоров и основного сторонника этой программы.

Ловлесс утверждает, что его «независимость никогда не подвергалась давлению в Брукингском институте». Вместе с тем он считает, что новые императивы в области сбора средств в исследовательских институтах предоставляют возможность филантропам и другим богатым заинтересованным группам определять более широкую исследовательскую повестку, хотя они и не вмешиваются в работу над конкретными исследованиями в Брукингском институте.

«Это значительно ограничивает темы исследований и может вызвать сокращению доверия по отношению к нашей работе со стороны общества», — отметил он.

Если смотреть со стороны, отмечает Рэнди Вайнгартен (Randi Weingarten), президент Американской федерации учителей, то создается впечатление, что Брукингский институт в настоящее время уже не ведет себя как независимый исследовательский центр.

По словам Вайнгартен, возглавляющей один из двух основных профсоюзов учителей, раньше ее и ее предшественников регулярно приглашали на форумы в Брукингском институте при обсуждении вопросов политики в области образования. Но теперь, поскольку эксперты из этого центра все чаще занимают позицию, не совпадающую с мнением профсоюзов, Вайнгартер редко находит свою фамилию в списке приглашенных на мероприятия, проводимые Брукингским институтом.

«К сожалению, мы должны распрощаться с тем Брукингским институтом, каким он был раньше, — сказала она. — Это уже не исследовательский центр, изучающий идеи и обеспечивающий свободное выражение этих идей. Мы видим явный отход от подобной практики в последние несколько лет».

Глава Центра образовательной политики Брукингского института Гроувер Уайтхерст (Grover J. «Russ’’ Whitehurst) не согласен с тем, что семь научных работников, входящих в его группу, и сотрудники его аппарата настроены предвзято. Он выразил надежду на то, что Вайнгартен и другие профсоюзные работники возобновят свои контакты с Брукингским институтом.

«Если Рэнди может дать нам кучу денег для проведения исследования по важной для нее теме, то я с удовольствием возьмусь за это работу и буду защищать ее результаты», — сказал он.

Спонсированные исследования

На одном из мероприятий, проходившем в прошлом месяце в Брукингском институте, несколько экспертов в области энергетики вышли на сцену и изложили свою позицию по вопросу, почему Соединенным Штатам следует отказаться от существующего уже несколько десятилетий эмбарго на экспорт нефти.

Их единая точка зрения, представленная во время форума, организованного инициативной группой Брукингского института по вопросам энергетической безопасности (Energy Security Initiative), совпала с той позицией, которую в настоящее время проталкивают представляющие интересы промышленности лоббисты в Вашингтоне.

На этом мероприятии ничего не было сказано о том, насколько нефтяная промышленность увеличила размеры своей финансовой помощи Брукингскому институту в последние годы.

Такие энергетические компании как Chevron и Exxon Mobile в настоящее время являются главными спонсорами Брукингского института, и с 2011 года, согласно ежегодным отчетам, они предоставили ему, по меньшей мере, 2,1 миллиона долларов. Помимо этого, большая часть экспертов, работающих в рамках программы энергетической безопасности Брукингского института, являются сотрудниками либо нефтяных фирм, либо коммунальных предприятий — включая одного ученого, присутствовавшего на проведенном в прошлом месяце мероприятии. Он не является сотрудником Брукингского института, однако его консалтинговая фирма работает с клиентами из нефтегазовой отрасли.

Это мероприятие свидетельствует о том сложном положении, в котором оказался Брукингский институт, — он стал более влиятельным и способен теперь смещать акцент в национальных дебатах. Однако его работа вызывает недовольство, поскольку результаты исследований совпадают с взглядами его спонсоров.

Целый ряд недавних исследований Брукингского института вызвал критику со стороны ученых и других специалистов: некоторые из них считают, что результаты работы экспертов находятся под влиянием связей Брукингского института с корпоративными спонсорами и интересов богатых частных лиц.

В одном исследовании, опубликованном в июне этого года, были проанализированы данные Совета управляющих Федрезерва относительно уровня долгов и доходов студентов в молодых семьях. В результате исследователи пришли к выводу о том, что типичные заемщики из числа студентов сегодня живут не хуже, чем их коллеги десять лет назад, и что сообщения о долгах студентов, возможно, преувеличены.

Результаты этого исследования не совпали с аргументами критиков системы, нацеленной на получение прибыли от системы кредитования студентов, среди которых находится и сенатор-демократ от штата Массачусетс Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren). Она добивается от федеральных властей ослабления налогового бремени, которое, по ее мнению, «наносит ущерб миллионам молодых людей и начало уже тянуть назад экономику страны в целом».

Юристы из числа сотрудников аппарата Уоррен позднее отметили, что глава Федрезерва Джанет Йеллен (Janet L. Yellen) сослалась на те же данные, которые были изучены экспертами Брукингского института, и пришла к совершенно иному выводу. В своей речи в октябре она предупредила о страшных последствиях «резкого увеличения» долгового бремени студентов, особенно для семей с низкими доходами. Йеллен высказала опасения относительно «этого значительного и постоянно растущего бремени».

Уоррен отказалась прокомментировать исследования Брукингского института, однако она призвала к большей прозрачности, которая могла бы позволить общественности оценить «наличие независимости или ее отсутствие в работе исследовательских центров».

Майкл Симкович (Michael Simkovic), приглашенный адъюнкт-профессор в области права Университета Северной Каролины в городе Чейпл Хилл и эксперт в области кредитования отметил: «если доклады Брукингского института относительно долгов студентов направлены на то, чтобы диктовать политику, то они «существенным образом увеличат доходы таких выдающих кредиты студентам компаний как Sallie Mae».

Критики указали на возможную связь между Брукингским институтом и кредитной отраслью: 1,9 миллионов в виде пожертвований поступили в период с 2009 года от фонда Lumina Foundation, который был создан в 2000 году, когда фирма USA Group, крупнейший на тот момент администратор частных студенческих займов, продала свои активы компании Sallie Mae. Суммы пожертвований были предоставлены исследовательской группой Foundation Center, которая осуществляет контроль за филантропическими пожертвованиями.

Двое бывших членов совета директоров компании Sallie Mae теперь являются директорами в фирме Lumina.

По данным Мэттью Чингоса (Matthew M. Chingos) и Бет Эйкерс (Beth Akers), авторов проведенного в июне исследования, фирма Lumina не участвовала в его финансировании. Однако резюме Чингоса свидетельствует о том, что фирма Lumina с 2011 года предоставила ему и Эйкерс сотни тысяч долларов в виде исследовательских грантов. По словам Чингоса, значительная часть полученных в виде грантов денег была использована для поддержки проекта, который позволит студентам «быстрее окончить высшее учебное заведение и таким образом сократить свои долги».

Чингос и Эйкерс утверждают, что никто из спонсоров не вмешивался в их работу и что они были сами удивлены тем, что они обнаружили в опубликованных данных. Чингос сказал, что только после публикации первого их доклада в этом году он узнал о том, что фирма Lumina с самого начала получала финансовую поддержку со стороны компаний, предоставляющих кредиты студентам.

Оба эксперта сказали, что они не отрекаются от результатов своих исследований, а Уайтхерст, директор Брукингского образовательного центра отметил, что Чингос и Эйкерс являются великолепными учеными, проводящими новаторскую, высококачественную и независимую исследовательскую работу.

«Я очень горжусь этими двумя молодыми учеными, — сказал он. — Они изменили саму основу обсуждения вопроса о студенческих кредитах».

Закария Смит (Zakiya Smith), директор по вопросам стратегического развития компании Lumina, подчеркнула, что предположения относительно вмешательства в исследовательскую работу являются «немыслимыми». Она также сообщила о том, что фирма Lumina финансирует исследователей самого широкого спектра.

Некоторые выводы второго вызвавшего споры направления среди исследований, опубликованных в 2012 году и 2013 году, были использованы сторонниками расширения возможности предоставления рабочих виз квалифицированным иностранным специалистам.

Это позиция является главным приоритетом, и она активно проталкивается лоббистами, представляющими интересы высокотехнологичной промышленности.

Microsoft и другие технологические фирмы увеличили в последние годы свои пожертвования Брукингскому институту. «Профиль донора» компании Microsoft на сайте Брукингского института описывает эту компанию как «глубоко вовлеченную» в исследовательскую работу, а в заключение приводятся слова Тэлботта, который с похвалой отзывается о ее руководителях и называет их «потрясающим источником стратегических идей, помогающим нам в проведении исследований».

По мнению представителей Брукингского института, лишь небольшая часть пожертвований компании Microsoft в размере 1 миллиона долларов наличными деньгами и в виде программного обеспечения были предоставлены в распоряжение участников программы по разработке политики (Metropolitan Policy Program), подготовивших доклады о предоставлении виз иностранным работникам и необходимости привлечения большего количества ученых и инженеров. Они сообщили, что поступившие от компании Microsoft средства вообще не использовались для поддержки вызывающих споры исследований по поводу предоставления виз.

Тем не менее два доклада Брукингского института по вопросу о визах вызвали критику со стороны некоторых ученых и людей, выступающих в поддержку американских инженеров. По их мнению, работающие в области высоких технологий компании используют экспертов Брукингского института для лоббирования расширения программы предоставления иностранцам рабочих виз.

Как считают критики, в одном из докладов сотрудники Брукингского института совершили методологическую ошибку, в результате которой не в полной мере был оценен масштаб использования этой программы иностранными аутсорсинговыми фирмами. Использование подобного рода виз иностранными компаниями оказалось в фокусе дебатов на Капитолийском холме, и при этом критики утверждают, что данная программа позволяет компаниям импортировать дешевый труд и увольнять американских сотрудников.

По поводу еще одного случая критики утверждают, что Брукингский институт, используя небезупречные аргументы, делает вывод о том, что иностранные работники не вызывают снижения заработной платы американцев.

Рон Хайра (Ron Hira), профессор Говардского университета (Howard University), критически отзывающийся о программе предоставления виз, отметил, что работа Брукингского института по этому вопросу «тесно увязана с основными тезисами лоббистских усилий, предпринимаемых индустрией высоких технологий». Хайра, являющийся сотрудником Института подготовки инженеров в области электрики и электроники (Institute of Electrical and Electronics Engineers), руководство которого выступает против расширения программы предоставления виз иностранным работникам, сказал, что эксперты Брукингского института «сделали большое количество неправильных выборов в ходе исследований, что сильно влияет на их результаты, делая их в значительной мере предвзятыми».

Алан Берубэ (Alan Berube), заместитель директора той программы, в рамках которой было проведено это исследование, категорически отверг критику. По его мнению, в исследованиях Брукингского института данные были использованы корректно. Он сделал лишь небольшое исправление после того, как Хайра, которому заранее была направлена копия доклада об изучении уровней заработной платы, указал на содержавшуюся там ошибку.

«Наши исследователи полностью ответили на все методологические замечания, высказанные Хайром и другими профессиональными критиками программы H-1B, отметил Берубэ. — Любые утверждения относительно того, что промышленность или другие заинтересованные группы как-то повлияли на проведенное исследование, являются просто безосновательными». По его словам, проведенные исследования отражают способность Брукингского института проводить высококачественную работу по сложным темам.

«Мы проводим объективные, бесстрастные исследования по вопросам, которые часто вызывают страстную реакцию и порождают конфликты», — подчеркнул Берубэ. Он добавил, что изучение программы предоставления виз «вовремя добавило элементы анализа в важное обсуждение политики без предубежденного отношения к какой-либо стороне».

Связи Брукингского института с энергетической отраслью были очевидными во время состоявшегося в прошлом месяце форума по вопросу об экспорте нефти, в ходе которого на сцене присутствовал один из его наиболее известных ученых.

Дэвид Голдвин (David Goldwyn) — он возглавляет свою собственную консалтинговую фирму и одновременно пишет научные доклады и выступает на заседаниях комитетов Конгресса — изложил свою точку зрения по поводу разрешения экспорта нефти, и сделано это было как часть дискуссии, модератором которой был Тэлботт. На одном из сайтов Брукингского института и во время выступлений на заседании комиссий Конгресса Голдвин представляется как внештатный старший научный сотрудник Брукингского института, а также как глава компании Goldwyn Global Strategies.

Отвечая на один из вопросов, он признал, что его клиентами являются также нефтяные и газовые компании, однако он отказался их назвать. «Мои взгляды не всегда совпадают со взглядами моих клиентов», — подчеркнул он. Однако он ничего не сказал о своей поддержке налога на выброс углерода или о большей прозрачности в промышленности.

Директор энергетической программа Брукингского института Чарльз Эбинджер (Charles K. Ebinger) сказал в интервью, что он не считает необходимым публичное раскрытие информации о клиентах Голдвина.

«Дэвид очень хорошо известен, и мы полагали, что все знают о его контактах в промышленности», — заметил Эбингер.

Сотрудники Брукингского института сказали, что эксперты в области энергетики, на самом деле, иногда не соглашаются друг с другом.

Нассар, официальный представитель Брукингского института, указал на недавнее обсуждение «важных нюансов» в рамках дебатов по поводу политики, относящейся к экспорту сжиженного природного газа. По словам Эбинджера, многие ученые «проводят исследования зависимости между добычей энергоносителей, их использованием и их воздействием на изменение климата».

В некоторых случаях спонсоры требовали обратить внимание ученых на относительно узкие темы.

В 2009 году и в 2010 году после скачка в спросе на энергоносители в Объединенных Арабских Эмиратах, эта страна «спонсировала» проект, в рамках которого эксперты Брукингского института изучали возможности строительства новой атомной электростанции в районе Персидского залива, отметил Эбинджер.

Начиная с 2013 году компания Duke Energy предоставила 25 000 долларов на проведение круглого стола по вопросам глобального электроснабжения и технологий — частного форума в Брукингском институте, в котором представители соответствующей отрасли получили возможность общаться с регуляторами.

Что касается Объединенных Арабских Эмиратов и спонсорства компании Duke, то, по мнению представителей Брукингского института, результатом этих проектом стали качественные исследовательские работы, выводы которых не обязательно совпадают с интересами самих спонсоров.

Сотрудники Брукингского института говорят о том, что они не смогли адекватно проанализировать сведения в другой области — исследование, спонсированное активными сторонниками реализации проектов в районе Атланты, в том числе предложенной железнодорожной ветки Анталнта — Мейкон.

Этот исследовательский центр получил 60 000 долларов — свою долю из 200 000 долларов — за подготовленный доклад, который распространялся в Джорджии, украшенный логотипом Брукингского института, хотя он и не был опубликован на его собственном веб-сайте.

В докладе Брукингского института этот проект представлен, в основном, в весьма благоприятном свете, в нем железная дорога называется «наиболее важным элементом инфраструктуры для Атланта и Мейкона в начале 21-го столетия».

Брюс Катц (Bruce Katz), директор программы по развитию городов Брукингского института (Brookings’s Metropolitan Policy Program), участвовавший в подготовке этого доклада, сказал, что проект был настолько незначительным, что он узнал о нем только после того, как к нему обратились корреспонденты газеты Washington Post. По словам Катца, этот доклад является «объективным анализом, позволившим выявить слабости в позиции сторонников строительства железнодорожной ветки». Вместе с тем, как он считает, этот доклад не отвечает стандартам Брукингского института. Он назвал исследование проекта строительства железной дороги не типичным случаем.

Взаимная выгода

Связи между Брукингским институтом и Катаром демонстрируют взаимную выгоду, получаемую этим исследовательским центром и его спонсорами.

В то время как Брукингский институт обеспечил себе поступление доходов, Катар, государство Персидского залива, желающее выйти из тени Саудовской Аравии, использовал Брукингский институт и другие американские исследовательские организации для укрепления своего авторитета на международной арене.

Директор местного отделения института в 2009 году сказал посещавшему американскому чиновнику, что катарцы рассматривают проводимые этим исследовательским центром конференции как часть более широкой стратегии в области безопасности, включающей в себя присутствие американских военных баз. Об этом стало известно после публикации на веб-сайте WikiLeaks депеши Госдепартамента, полученной в результате утечки информации.

«Мы рассматриваем конференции как наши авианосцы, а военные базы — это наше ядерное оружие», — так, согласно опубликованным данным, сказал один катарец директору местного филиала Брукингского института.

Эта связь в последние месяцы стала объектом критики со стороны некоторых союзников Соединенных Штатов в этом регионе, поскольку Катар привлек к себе внимание из-за своей помощи ХАМАС и другим группировкам боевиков. О некоторых аспектах финансовых связей Брукингского института с Катаром было рассказано в сентябре в статье, опубликованной на страницах газеты New York Times и посвященной вопросу о зависимости исследовательских центров от поддержки иностранных правительств.

Один высокопоставленный израильский чиновник, согласившийся побеседовать с корреспондентом Washington Post на условиях анонимности, сказал, что финансирование Брукингского института из Дохи «несомненно, заставило некоторых членов правительства Израиля скептически посмотреть на работу Брукингского института».

«Он все еще считается ведущим исследовательским центром в Вашингтоне или одним из них, — добавил этот израильский чиновник. — Но, несомненно, подобные вещи заставляет по-иному на него посмотреть».

По словам сотрудников Брукингского института, получаемые от Катара деньги направляются на финансирование работы Центра в Дохе, а также на реализацию проектов в Вашингтоне, связанных с изучением исламского мира. По их мнению, существующие с Катаром отношения не влияют на независимость кого-либо из научных сотрудников, тогда как Центр в Дохе предоставляет ценную возможность Брукингскому институту для изучения этого важного региона.

«Мне не хотелось бы, чтобы сложилось впечатление о том, что получение финансирование от Катара заставляет нас находиться на его стороне. Это не так», — отметил Мартин Индик (Martin Indyk), программный директор в области внешней политики Брукингского института и бывший посол Соединенных Штатов в Израиле во время правления администрации Клинтона. «Они делают некоторые плохие вещи, но если брать то, что они делают для Брукингского института и что Брукингский может делать с помощью их финансирования, то это, на мой взгляд, приносит пользу обществу».

Скептицизма стало больше среди некоторых израильских сторонников после того, как произраильски настроенный миллиардер Хаим Сабан (Haim Saban), один из основных спонсоров исследований Ближнего Востока в Брукингском институте, сократил размеры своего финансирования.

Сабан, чье имя украшает собой Центр по изучению ближневосточной политики Брукингского института, в этом году без лишнего шума попросил убрать его имя из официального названия.

Сотрудники Брукингского института утверждают, что он продолжит финансирование целого ряда политических форумов. По их словам, Сабан имеет явно выраженные произраильские взгляды, однако его убеждения не оказывают влияния на результаты исследований. Тем не менее они отказались сообщить о доли финансирования Центра по ближневосточной политике со стороны Катара после того как Сабан, судя по всему, сократил объемы своего финансирования.

Сабан не ответил на просьбу прокомментировать последние события.

Дебаты по поводу марихуаны

Льюис, умерший в ноябре прошлого года в возрасте 80 лет, рассматривал Брукингский институт как средство получения более широкой поддержки его усилий, направленных на легализацию марихуаны. Об этом сообщил его многолетний советник Бойд.

Этот миллиардер, потративший 40 миллионов долларов на финансирование инициативы по проведению голосования о легализации марихуаны, был разочарован постоянным сопротивлением со стороны администрации Обамы по отношению к его идее. В 2010 году, накануне важного голосования в Калифорнии по вопросу о легализации, генеральный прокурор Эрик Холдер (Eric H. Holder Jr.) предупредил о том, что Министерство юстиции «будет активно применять» федеральные законы относительно марихуаны даже в том случае, «если подобные действия будут разрешены законами штатов».

Льюис пытался вовлечь в конфликт сотрудников Брукингского института, «потому что они ценят независимость, честность и качество», — сказал Бойд.

Встреча в 2012 году Бойда с представителями Брукигнского института состоялась спустя несколько дней после того, как два штата — Колорадо и Вашингтон — проголосовали за легализацию марихуаны. Говоря от лица Льюиса, Бойд предложил экспертам обратить внимание на то, следует ли федеральному правительству блокировать политические инициативы штатов, — это был способ посоветовать Вашингтону не вступать в конфликт с движением в поддержку легализации марихуаны.

Состоявшаяся встреча, а также последовавшее за этим пожертвование со стороны Льюиса совпали с высокой активностью Брукингского института в этом вопросе, и большая часть внимания была сосредоточена на том, каким образом федеральное правительство может отреагировать или разрешить ввести в силу новые законы штатов.

Этими мероприятиями руководили наиболее известные ученые Брукингского института, в том числе И Джи Дионн (E.J. Dionne), Стюарт Тейлор (Stuart Taylor Jr. ), и с самого начала в них участвовал Раух (Rauch) , который первым заинтересовался этим вопросом в 2012 году. Дионн также является обозревателем газеты Washington Post.

По словам Тейлора, он не испытывал на себе никакого давления в то время, когда он изучал вопросы федеральной политики в области законодательства и публиковал об этом статьи. Однако перед началом работы ему сказали о том, что Льюис является спонсором, сообщил он.

«Сначала я подумал о том, что я, вероятно, не стал бы этим заниматься, если бы я активно выступал против легализации, — сказал Тейлор в недавнем интервью. — Никто мне этого не сказал. Я просто подумал, что неразумно ожидать от спонсора предоставления денег для использования их таким образом, который мог бы вызвать бы у него разочарование — ведь я, наверное, не стану предлагать газете Washington Post негативный комментарий по поводу портала Amazon.com».

Как известно, газета Washington Post принадлежит основателю и генеральному директору компании Amazon Джеффри Безосу (Jeffrey P. Bezos).

По словам Бойда, его беседы на раннем этапе с представителями Брукингского института не включали в себя дискуссии о пожертвованиях.

Деньги в 2013 году поступили от Льюиса, а также из других источников. Помимо переданных Льюисом 500 000 долларов, его бывшая жена Тоби (Toby), его союзник в борьбе за легализацию марихуаны, также пожертвовала сумму в размере от 10 000 долларов до 25 000 долларов.

Элис Крайтс (Alice Crites) принимала участие в написании этой статьи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.