Присутствие в социальных сетях сегодня характерно не только для технологически подкованной молодежи. Даже если вы президент, губернатор, мэр, у вас должен быть аккаунт в твиттере или фейсбуке. Это преподносится как гражданская социализация, прозрачность, демократизация. Но автор книги «Цифровые политические фантазии» Ытыр Акдоган (Itır Akdoğan) так не считает. 

Около 50 лет назад известный мыслитель Маршалл Маклюэн (Marshall McLuhan), который впервые предложил тезис о том, что СМИ превратят мир в «глобальную деревню», отмечал: «Вначале мы формируем технологии, а затем они формируют нас». С каждым годом мы убеждаемся в справедливости этих слов. Информационно-коммуникационные технологии непрерывно развивались и действительно воспитали нас. Их использует весь мир, и со временем обсуждение динамики общественных изменений стало невозможным без обращения к вопросу технологий. Как только у твиттера и фейсбука появилось право голоса в политическом процессе, тема информационно-коммуникационных технологий прочно обосновалась в политических дискуссиях. Практически во всех происходящих в последние годы в мире общественно-политических акциях мы можем видеть следы влияния технологий. Этот факт служит отправной точкой рассуждений Акдоган в книге «Цифровые политические фантазии». Исследование, в котором политика и технологии словно объединены общим знаменателем, ищет ответ на вопрос: «Как люди воспринимают роль информационно-коммуникационных технологий в процессе общественных изменений?»

Харун Ильхан: Слова «цифровые» и «политические» в названии вашей книги понятны. Но что подразумевается под «фантазиями»?

Ытыр Акдоган: В самом начале работы над книгой мне не приходило на ум это слово. Оно возникло позже. После встречи с разными людьми и группами, сбора и анализа данных выяснилось, что люди, с которыми мы беседовали, верили в то, что, на самом деле, не существует. В качестве понятийного эквивалента для этого наблюдения мы выбрали термин «фантазия». Но определенную роль в этом также, конечно, сыграли идеи известного ученого, социолога Лакана (Lacan). 

— О чем ваша книга?

— Коммуникационные технологии приобретают все больший вес в нашей жизни. Некоторые связанные с этим фактом выводы напрашиваются сами собой, но мы стремились к более глубокому изучению данного вопроса. Насколько сильна связь общества и коммуникационных технологий? Какова их роль в нашей повседневной жизни и в процессе социальных изменений? Если мы говорим о том, что технологии изменили человека, важно ответить на вопрос: а как человек относится к этим изменениям? Поэтому, прежде всего, нас интересовало восприятие людей и то, какую роль, по их мнению, коммуникационные технологии играют в трансформации политической жизни.

— И каково же это восприятие?

— Выяснилось, что в основе этих представлений лежат фантазии. Говоря о связи технологий и политических процессов, люди, имеющие отношение к политическим институтам, строили иллюзии о властной силе. При этом, по мнению общественных активистов, благодаря информационно-коммуникационным технологиям в стране формируется более демократический и справедливый механизм принятия решений. Но при тщательном анализе ответов респондентов обнаружилось, что это вера в то, чего нет.

— То есть демократический и справедливый механизм — это фантазии, и, на самом деле, его нет как такового? 

— Рассмотрим, как возникает такая фантазия на примере разных действующих лиц политического процесса. Например, представим, как пользователь социальных сетей отправляет твит, письмо губернатору или мэру. При этом он полагает, что вступает во взаимодействие с властью. Но на свое электронное обращение он так и не получает ответа. Ведь на самом деле, для администрации важна не столько концепция управления, которая была бы нацелена на демократизацию и предполагала активное участие граждан в политическом процессе, сколько на как можно более эффективное выполнение задач. То или иное политическое решение, принимаемое, например, мэром города, должно приниматься совместно с избравшим его на этот пост народом. Но на практике ни народ не участвует в принятии такого решения, ни подчас и сам народный избранник, который зачастую реально не имеет такой политической силы. Иными словами, и гражданин, и представитель местной власти строят одни и те же фантазии — о силе.

— Как турецкие политики пользуются социальными сетями?

— Количество подписчиков на аккаунт премьер-министра или президента в Twitter может насчитывать миллионы, однако сам политический лидер следит, в лучшем случае, за одним-двумя пользователями. А это значит, что ничего не изменилось: «говорю только я», «слушают только меня», «то, что говорит мой оппонент, меня не интересует». Активно использовать соцсети — вовсе не значит эффективно их использовать. Например, мэр Анкары Мелих Гекчек (Melih Gökçek) часто пользуется твиттером, но его цель — не развитие демократии и не взаимодействие с гражданином, а демонстрация ему своей силы.  

— Когда вы закончили работать над книгой, в Турции еще не вспыхнули беспорядки в Гези. Как в свете этих событий вы прокомментируете полученные вами результаты?

— Это исследование было закончено за год до Гези. Главная причина разразившихся вокруг Гези событий состояла в том, что жители Стамбула не были включены в процесс принятия решения в отношении их родного города. На самом деле, в нем также не обладали правом голоса и те, кто управляют Стамбулом. То есть рядовой гражданин ни о чем не подозревал. Именно отсутствие этого взаимодействия между властью и народом и привело к возникновению этих событий.

— Что важнее: экран или улица?

— И то, и другое. Что касается применения информационно-коммуникационных технологий, Турция сегодня подошла к той стадии, когда экран должен поддерживать улицу. То есть улица необходима, но экран не должен пренебрегать ею.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.