Во вторник российский президент Владимир Путин принял у себя Цой Рен Хэ, специального посланника Ким Чен Ына. Этот эмиссар лидера Северной Кореи собирается провести в России целую неделю. До его визита уже две северокорейские делегации высокого уровня посетили Москву в этом году. В феврале в Москве побывал номинальный глава государства Ким Ен Нам, а в начале осени в России с визитом находился министр иностранных дел Ли Су Ен.  

Г-н Цой передал г-ну Путину личное письмо от г-на Кима, содержание которого не разглашается. Отсутствие данных у средств массовой информации позволило  государственному новостному агентству Северной Кореи заняться всякого рода приукрашиванием. Если верить этим сообщениям, то обычно холодный и суровый г-н Путин на это раз «выразил горячую благодарность» Ким Чен Ыну, а также «с большой теплотой вспомнил о нескольких своих встречах с Ким Чен Иром».

На самом деле, они встречались всего три раза. За короткой остановкой г-на Путина в Пхеньяне в 2000 году на пути в Токио для участия во встрече группы G8 годом позже последовала поездка «дорогого лидера» на поезде по транссибирской магистрали в Москву. В 2002 году г-н Путин встретился с г-ном Кимом во Владивостоке.

Вот и все. Г-н Путин оставался президентом до 2008 года, но они больше не встречались. Не особенно развивались и связи на разных уровнях. И так было до 2011 года, когда поезд г-на Кима вновь проследовал через (пограничную) реку Туманная – на этот раз он направился в Улан-Удэ для переговоров по поводу строительства газопроводов – до сих пор дальше разговоров дело не продвинулось – с Дмитрием Медведевым, преемником г-на Путина на посту президента.

А в период между этими двумя визитами поезд северокорейского лидера попыхивал где-то в других местах и пересекал, к примеру, реку Ялуцзян. В период с 2000 года по 2011 год г-н Ким посетил Китай семь раз. Все основные события происходили в Пекине, и, что самое главное, там были деньги. В то время как торговля Северной Кореи с Китаем стремительно росла (в 2013 году ее объем составил 6,45 миллиарда долларов), торговый оборот с Россией оставался где-то на уровне 100 миллионов долларов в год или еще меньше (113 миллионов в прошлом году), что намного ниже показателей советского периода.

В чем причина подобного отличия? Постсоветские проблемы плюс долги. Горбачев и Ельцин ненавидели все то, что символизировала собой Северная Корея, и это чувство было взаимным. Г-н Путин от них отличается, однако долги продолжают оставаться значительным препятствием.

С точки зрения Москвы, тот режим, который был создан ею после 1945 года – когда американцы образовали Южную Корею – оказался товарищем из ада. Его нельзя было назвать податливым сателлитом (быть марионетками – это не для корейцев), однако Ким Ир Сен не только втянул Сталина и Мао в дорогостоящую войну, но был еще и неблагодарным просителем.

Отказавшись стать членом руководимого Москвой Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), г-н Ким пошел собственным путем – на деньги Москвы. Предоставленные средства редко возвращались, хотя помощь была щедрой. В 1991 году разваливавшийся Советский Союз, наконец, прекратил поддержку. Но прошло 20 лет, прежде чем Москва, наконец, согласилась списать 90% долга, который к тому моменту составил 11 миллиардов долларов.

Это история до сих пор не забыта, и связанные с ней негативные воспоминания продолжают влиять на отношение России. Северную Корею там вообще не особенно жалуют.   Но сегодня новая ситуация на международное арене заставляет обе стороны прощупывать появившиеся возможности.

У Пхеньяна есть проблема – Пекин. Как и большинство других проблем, она создана самой Северной Кореей. Как это было прежде с Москвой, режим Кима предпочитает деньги, а не советы, и ожидаемых ответных действий со своей стороны не предпринимает.

Последний случай – ведущий в никуда мост стоимостью 359 миллионов долларов. Построенный китайцами на их собственные деньги, он заменяет возведенную в 1937 году переправу через реку Ялуцзян, связавшую города Даньдун и Синыйджу. Строительство моста уже завершено, однако Северная Корея пока еще не построила подъезды к нему на своей стороне. Не потеряв присутствие духа, Китай объявил тендер на строительство еще одного моста через Ялуцзян выше по течению, который должен будет связать города Цзянь и Манпхо.

Многие наблюдатели отметили, что Си Цзиньпин часто встречается с Пак Кын Хе. На саммите АТЭС в начале ноября Китай и Южная Корея подписали соглашение, которое почти можно назвать договором о свободной торговле. В отличие от этого, г-н Си еще не встречался с Ким Чен Ыном, который за три года своего правления еще вообще ни разу не встретился с каким-нибудь иностранным лидером.

Одна из целей встречи Цой Рен Хэ с Путиным – изменить это. Другая цель – попросить Россию использовать свое право вето в Совете Безопасности ООН против любой попытки передачи в Международный уголовный суд дел о нарушении прав человека в Северной Корее, как в случае с необязывающей резолюцей, принятой одним из комитетов ООН 18 ноября. Спустя два дня российский министр иностранных дел Сергей Лавров встретился с Цоем и осудил идею передачи дел в суд, назвав ее «контрпродуктивной». Рассчитывать Северная Корея может и на вето Китая. Пекин и Москва полагают, что речь идет об уловке Запада, которая может быть использована также против них.

Однако главная цель состоит в возобновлении отношений с Россией во всех областях, доказательством чего может служить тот факт, что в состав делегации г-на Цоя входят главные фигуры в области международной политики, обороны и экономики. Несмотря на санкции ООН, поддержку которыми Москва осторожно подтвердила, Северная Корея продолжает посещать выставки вооружений в России. Однако о формальном военном сотрудничестве или о продаже оружия, как это было раньше, сегодня не может быть и речи.

Но возможны ли деловые отношения? Подписанное месяц назад соглашение о втором совместном проекте по модернизации железной  дороги – первый проект был трансграничным, тогда как второй удален от российской территории – считается первой фазой проектов стоимостью 25 миллиардов долларов, направленных на обновление изношенных железнодорожных линий и других элементов инфраструктуры.

Вместе с тем, основная фирма «Мостовик», которая должна была участвовать в этом проекте, обанкротилась. Ее генеральный директор Олег Шишов, которого любезно принимали в Пхеньяне в последние годы, был задержан 11 ноября по подозрению в неуплате заработной платы, хищении имущества и уклонении от уплаты налогов.

В конце недели Цой Рен Хэ и его свита направляются на российский Дальний Восток. В торговле Северной Кореи с Китаем участвуют, в основном, три приграничные провинции, которые раньше назывались Маньчжурией – Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян, а что касается России, то здесь Сибирь является ключом к реалистическому экономическому сотрудничеству с Россией. Пока еще не ясно, будут ли подписаны какие-то конкретные соглашения. 

Какой же можно сделать вывод? Хотя кризис на Украине и ухудшил отношения России с Западом, я не думаю, что г-н Путин в ближайшее время бросится в объятия Ким Чен Ына. Визит – к вам или ко мне? – возможен, но не более того. У России есть и другие объекты для проявления внимания, не в последнюю очередь – Южная Корея.

Недоверие глубоко укоренилось в Москве, а лозунг «Изгои всего мира, объединяйтесь» вряд ли способен вдохновить большое количество последователей. Г-н Ким получит некоторую поддержку по вопросу, связанному с Международным уголовным судом, но вместе с ней и суровое предупреждение: никаких новых испытаний ядерного оружия, иначе приглашения не будет. Порадует ли это г-на Цоя? Не очень.

Айдан Фостер-Картер – почетный старший научный сотрудник расположенного в Соединенном Королевстве Лидского Университета (Leeds University); он является также независимым журналистом, консультантом и телеведущим; основная тема его статей и выступлений – Северная и Южная Кореи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.