Баку — Первая попытка реализации геополитической идеи единения европейцев и азиатов в условиях военно-политического противостояния макроцивилизаций Запада и Востока, начавшееся с появлением в середине I тыс. до н.э. в Средиземноморском регионе носившей в себе талассократические черты Греции и ведущей теллурократической державы Среднего Востока — Персии, происходит в период знаменитого Восточного похода первого в мировой истории геостратега — Александра Македонского в 30-20-х гг. IV в. до н.э.

Крушение огромного персидского государства Ахеменидов под мощными ударами фаланг Александра Македонского и создание им мировой державы стало поворотным пунктом в истории человеческой цивилизации, открыв новую эпоху в истории взаимоотношений народов Востока и Запада — эпоху эллинизации Востока. Именно Александр Македонский впервые в мировой истории пытался реализовать грандиозную геополитическую идею единения европейцев и азиатов, в лице эллинов и персов — идею взаимопонимания и взаимопроникновения народов.

Дело Александра Македонского по эллинизации Востока в определенной мере продолжили его полководцы, ставшие во главе Селевкидской державы и птолемеевского Египта. Именно походы Александра Македонского способствовали возникновению новых «эллинистических» государств, в которых черты греческой культуры, экономики, военно-политической организации самым причудливым образом переплетались с традиционным восточным укладом жизни. Сплав этих двух систем способствовал рождению государств с новым политическим строем, в котором сочетались развитые производственные отношения Греции с достаточно эффективной военно-административной системой Востока. Эллинизм начал ломку этнической и религиозной замкнутости, породил новые формы государственности, заложил основы новой культуры, нового искусства, новых верований, привел к оживлению экономической жизни, торговли и пр.

В целом же завоевание Александром обширных областей Востока, появление здесь эллинистических государств создали весьма благоприятные условия для сближения различных по характеру культур — восточной и западной. Эта была насыщенная достижениями экономического, политического, идеологического, культурного характера эпоха, длившаяся до I в. до н.э.

Именно к этому периоду относятся попытки Селевкидов использовать территорию Кавказа в торговых целях с Востоком. Однако после открытия морского торгового пути из Европы в Индию попытки освоить торговые пути по реке Кура и Каспийскому морю были прекращены.

Между тем, после того, как «со становым хребтом» эллинизма на Востоке — Селевкидским государством к концу II в. до н.э. было покончено, ему на смену пришла Парфия, ставшая своеобразным связующим звеном между восточной и западной частями цивилизованного мира. «Западный эллинизм» постепенно уступал свои позиции «восточному иранизму». Лишившиеся своего привилегированного положения, греки уже не были отделены стеной социально-политических различий от местного населения. Благодаря этому наступает новый, парфянский период развития эллинизма — синтеза, в особенности, в сфере идеологии и культуры. Причем, идеологическая и религиозная синкретизация не могла не сказаться и на характере нового искусства — эллинистическо-восточного, сформировавшегося к I в. до н.э., под натиском которого пали художественные стили как классической Греции, так и древнего Востока. В частности, парфянское искусство вобрало в себя элементы греческой, ахеменидской и новой центрально-азиатской кочевой традиции.

Таким образом, в результате мощного движения за возрождение иранской культуры позиции эллинизма в Парфии значительно ослабевают, начинается «реакция» против всего эллинистического. В этот период совершается переход от преимущественно эллинизированного к ирано-восточному миру, в котором эллинизм был «переварен» Востоком. Сама же Парфия с I в. до н.э. превращается в центр притяжения всех антиэллинистических элементов в обществах восточно-земноморских стран.

В свою очередь, Римская республика к середине II в. до н.э. превратилась в сильнейшее государство Средиземноморья. Покончив с Карфагеном, Рим в начале I в. до н.э. действовал уже в Малой Азии. Этот период знаменует собой усиление экспансионистской политики Рима на Востоке. Выход же парфян на Ефрат создавал реальную угрозу интересам Рима на Востоке и делал военное столкновение между ними неизбежным. Начинается великое римско-парфянское противостояние, приобретшее характер тотальной европейско-азиатской войны, когда, как отмечал Т.Моммзен в своей «Истории Рима», «цари и народы Азии объединяются против могущественного и высокомерного Запада. Нетрудно было изобразить эту войну национальной борьбой Востока с Западом, потому что таковой она была».

Между тем, хотя нынешняя волна «вестернизации» Востока, в том числе и Кавказа, в ряде случаев вроде бы проходит весьма успешно, нечто похожее, что произошло в начале I тысячелетия новой эры, вполне может повториться. В этом случае, видимо, Западу не обойтись без «нового Александра Македонского».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.