В самом конце документального фильма, показанного по телеканалу ARD, была произнесена ключевая фраза: генеральный директор Всемирного антидопингового агентства (WADA) Дэвид Хауман (David Howman) считает «эту комбинацию ужасающей». По его словам, речь идет о сговоре разрушительных сил, которые все вместе составляют российскую систему допинга: функционеров и политиков (это само собой), то также уважаемых экспертов по допингу и даже лиц, занимающихся расследованиями случаев применения допинга.

Однако можно ли назвать эти разоблачения по-настоящему удивительными? Ведь каждый человек, который хоть мало-мальски знаком в этой темой, знает, что у атлетов, по крайней мере, из определенных стран в «нужный» момент откуда-то берутся «турбо-силы». Да, в действительности на свете, пожалуй, нет более лицемерной сферы, чем спорт. Спорт создает этаких героев, которые раньше встречались лишь в комиксах: молодых и сильных красавцев. При этом давно пора обратить внимание почтеннейшей публики на вещи, которые совершенно очевидны, если смотреть на них реалистично: обман — вот главный эликсир крупнейшей отрасли индустрии развлечений, которая является единственной областью общественной жизни, наслаждающейся независимостью от государства и свободную от внешнего контроля. Так что вполне логично, что в этой отрасли обман распространен больше, чем в какой-либо другой. Здесь, где СМИ в массе своей не стремятся ни что-то контролировать, ни что-то расследовать, а хотят лишь быть рекламными партнерами и рыночными зазывалами.

И очистить российское допинговое «болото» пробуют спортсмены — конечно, а кто же еще?! Спорт высших достижений массово поражен фармакологической заразой не из-за «инакомыслящих» спортсменов, а потому что спортсмены находятся в ловушке системы. Во-первых, есть великое множество фармацевтических препаратов, которые могут придать человеческому телу дополнительные силы, по сравнению с теми, что даны ему от природы. Это самая главная проблема, и с ней невозможно эффективно бороться — решить ее не может ни один допинг-тест в мире. Для этого нужно нечто такое, что нельзя увидеть глазами или описать словами: для борьбы с допингом нужна сильная внутренняя воля, и найти ее в себе должен каждый сам.

Это влечет за собой второй момент. Необходимо сделать выбор: участвовать или отказаться? Те, что отказывается, во многих видах спорта проигрывают скорее, чем те, кто участвует и в минимальной степени рискует оказаться разоблаченным.

Далее следует момент номер три: бизнес. Его олицетворяют спортивные функционеры, о которых говорится не только в абсурдной скандальной хронике Международной федерации футбола. Кстати, в президиуме ФИФА заседает, среди прочих, и российский министр спорта Мутко.

Борьба с допингом является частью бизнеса, да, собственно, и сама является многомиллионным бизнесом. Потому что она, эта борьба, покрывает спорт этакой «глазурью» правдоподобности. Функционеры уже давным-давно поняли, какую политическую и меркантильную защиту эта борьба означает для их материального благополучия. А теперь самое главное: WADA и национальные антидопинговые организации накрепко связаны со спортом и политикой. На примере России видно, насколько тесно все переплетено между собой внутри закрытого спортивного мира: ложью пронизаны следственные органы и аналитика, и все они пользуются протекцией со стороны политиков. При этом все, что стало известно общественности лишь теперь, существовало всегда: от Мадрида через Вену и до самой Восточной Европы лаборатории, имеющие аккредитацию WADA, находятся под подозрением в саботаже. Спортсмены знают, где они могут за деньги проверить мочу или кровь. И стоит ли удивляться, когда сотрудники лабораторий оказываются бессильны, потому что «нехорошие» результаты анализов могут повлечь за собой очень неприятные последствия для их собственной «кухни»?

Допинговая аналитика является многомиллионным бизнесом. Россия при этом переступает все возможные границы: там нет никакой реальной борьбы с допингом. Упомянутая афера лишь подтверждает цифры, которые характерны и для Германии (если хорошенько разобраться в теме): до 40% профессиональных спортсменов признаются в том, что принимали допинговые препараты, но меньше одного процента из них оказываются уличены в этом.

Сейчас спорт, конечно, вновь сделает все, что в таких случаях полагается сделать: будут созданы комиссии, в которых, однако, будут работать «свои» люди. А здесь, в Германии, функционеры с серьезными лицами укажут на новый закон о борьбе с допингом. В котором, впрочем, ничего не говорится о самом главном: правилах защиты ключевых свидетелей. Но скажите, пожалуйста: к чему мы придем, если «отказникам» будет позволено вот так, запросто, болтать о самом сокровенном — к российским реалиям?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.