Почему именно сейчас, а не на несколько лет раньше или позже, НАСА сконструировало и приступило к испытаниям первого за полвека (с программы «Аполлон») американского космического корабля, предназначенного для пилотируемых полетов за пределы низкой околоземной орбиты — в глубины космоса?

Корабль Orion — увеличенная и модернизированная версия «Аполлона» блестяще прошел первую проверку в космическом пространстве. Соединенные Штаты заявляют, что в будущем отправят на нем людей на Марс. Энтузиасты исследования человечеством космоса вновь получили повод для воодушевления. Совершенно обоснованный. Но моя обязанность как эксперта — обратить внимание на существенные факты, которые далеки от идеализированного образа людей, летящих к звездам.

Ответ на вопрос, почему корабль Orion не был создан раньше или не был отложен на неопределенное будущее, позволяют дать переломные исторические события. Первым созданным человеком объектом, который оказался за пределами земной атмосферы в космическом пространстве, была немецкая баллистическая ракета V-2. Было это в годы Второй мировой войны. Большая международная гонка научных исследований космоса в начале холодной войны служила Советскому Союзу и Соединенным Штатам для маскировки программ по созданию и развитию межконтинентальных баллистических ракет, которые в сочетании с ядерными боеголовками получили решающее значение для расклада сил в мире и судьбы человечества.

Базз Олдрин на поверхности Луны


Америка мобилизовалась только для того, чтобы первой высадить людей на Луне, потому что СССР побеждал в научном и технологическом поединке благодаря выводу на орбиту первого спутника и отправке первого человека в космос. Под конец холодной войны Москва и Вашингтон вели соперничество за постоянное присутствие людей на орбите. После холодной войны они частично объединили программы (так появилась Международная космическая станция), но утратили мотивацию к созданию новых переломных решений. Осталось немного беспилотных полетов и других исследовательских проектов — ценных, но с на порядок меньшими бюджетами в сравнении с утраченным золотым веком. А в новом тысячелетии на мировую арену вышел Китай. В последние годы он стал третьим после России и США государством с самостоятельным потенциалом космических путешествий. Такого потенциала нет даже у Евросоюза или Японии. Интенсивность космической программы КНР напоминает золотую эпоху программ сверхдержав периода холодной войны. В китайские планы входит высадка людей на Луну, которую не удалось совершить даже СССР и Российской Федерации. Китай хочет стать новой сверхдержавой: разносторонней в имиджевом, политическом, военном, экономическом, технологическом и научном плане.

Китайские амбиции и пробудили Америку ото сна. США не хотят остаться в хвосте и в пыли — в земной пыли. Китай разбудил и Россию, которая обладает сейчас меньшими материальными и человеческими ресурсами, но все еще способна преподносить сюрпризы. Дальше будет, скорее всего, Индия, которая хочет сравняться с Китаем и другими мощными державами. Может наступить новый золотой или, по крайней мере, серебряный век. В идеализированном образе человеческой натуры и культуры такие реалистичные причинно-следственные связи коробят, как парадокс.

Я мечтаю, чтобы мотивация человечества в космосе не была подчинена войнам и борьбе за власть над миром. Кто же не хочет достать звезду с неба? Сейчас за корабль Orion, шансы людского присутствия на Марсе и все дальнейшие и более смелые перспективы нам стоит поблагодарить словом «се се». В традиционном написании 謝謝, а в упрощенном -谢谢.. Английского тут уже недостаточно.

Гжегож Костшева-Зорбас — эксперт по международным вопросам, выпускник Джорджтаунского университета и Университета Джонса Хопкинса, бывший директор департаментов в МВД и МИД Польши.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.